Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 17 апреля 2019 года

17 апреля Святейший Патриарх Кирилл возглавил очередное заседание Высшего Церковного Совета. Открывая заседание, Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом.
Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 17 апреля 2019 года

17 апреля 2019 года в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Открывая заседание, Святейший Владыка обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом.

Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета на очередном заседании. Сегодня в повестке дня — обсуждение перечня памятников церковной архитектуры, требующих неотложных мер по консервации и реставрации. Есть и другие вопросы, которые надлежит рассмотреть, но я бы хотел сделать акцент именно на этой теме, так как вокруг использования Церковью памятников архитектуры в прессе нередко разворачивается не слишком добропорядочная и не всегда корректная полемика. Поэтому важно изложить наше понимание этой темы, и надеюсь, что сегодня, заслушав экспертов по данному вопросу, мы сможем сделать соответствующие выводы.

Тема сохранности церковного наследия стала занимать заметное место в нашей церковной повестке дня. Действительно, нам переданы в пользование памятники архитектуры, и мы вполне осознаем свою ответственность за их сохранность. Эту ответственность мы разделяем с профильными государственными органами и с экспертным сообществом.

Культура народов исторической Руси веками созидалась на православном духовном базисе. Без вдохновенной веры немыслимо появление мировых шедевров, таких как «Троица» Андрея Рублева, церковь Покрова на Нерли и многие другие. В своем сердце, просвещенном христианской верой, наши великие соотечественники черпали духовные силы, позволяющие создавать произведения искусства. Но еще раз хотел бы подчеркнуть: создавались не музейные экспонаты, а места молитвы и предметы для священного почитания. И, конечно, творчество мастеров было не только связано с приложением эстетических чувств, знаний, опыта, умений, но и вдохновлялось глубокой верой и пониманием того, что создаваемые храмы, иконы будут в первую очередь святынями нашего народа и предметами религиозного почитания.

Мы прошли скорбный путь отрицания веры, ее культурообразующего значения, и знаем, чтО в результате всего этого произошло. Руку гонителей не остановил тот факт, что перед ними — памятники архитектуры, шедевры искусства, но, движимые идеологической ненавистью к вере и Церкви, они разрушали и подвергали поруганию все то, что сегодня объявляется памятниками и защищается государством, вокруг чего сегодня нередко возникает, как я уже сказал, не вполне объективная дискуссия, связанная с отрицательной оценкой роли Церкви.

Представители культурного сообщества сыграли большую роль в сохранении всех этих памятников, но еще раз хочу сказать: воздавая должное подвигу ученых, искусствоведов, художников, реставраторов, мы одновременно не можем забывать и отодвигать на второй план то обстоятельство, что специалисты, реставраторы трудились над объектами, которые создавались замечательными нашими художниками как предметы религиозного почитания.

Люди старшего поколения помнят, как священника в рясе могли не пустить в храм, объявленный памятником архитектуры. Вот так меня не пустили когда-то в храм Ферапонтова монастыря, где сохранились известные фрески. К сожалению, никакие ссылки на то, что я приехал из Ленинграда, что у меня не будет иной возможности посмотреть, потому как теплоход скоро уйдет, не повлияли на женщину, которая перед моим лицом закрыла двери храма. Вот такое личное воспоминание, но оно отражает атмосферу, в которой мы тогда жили, и отношение, с которым мы порой сталкивались, в том числе со стороны хранителей культурного наследия, созданного нашими благочестивыми предками. А в результате такой политики сохранения ценностей в советское время многие замечательные памятники архитектуры и изобразительного искусства оказались в тяжелейшем состоянии, порой на грани уничтожения.

Люди, мало знающие Церковь, подчас распространяют мифы об опасности, которая якобы связана с возвращением святынь верующим. Как будто не было столетий, когда Церковь создавала и берегла эти святыни, дожившие до наших дней благодаря жертвенным трудам многих поколений! Возвращение Церкви объектов религиозного назначения — это восстановление справедливости, залечивание ран, нанесенных богоборческим временем. Передача Церкви храмов и монастырей происходит после предоставления текущим собственникам альтернативных помещений. Вопреки ложным утверждениям на улицу никого не выкидывают, многие организации получают подчас здания, более приспособленные для их целей; музейная деятельность на церковных объектах никогда не прекращается.

Говорю сейчас об этом именно потому, что иногда только слух о том, что какой-то объект передается Церкви, сразу приводит к недобросовестной дискуссии, в центре которой — обвинения Церкви в том, что она якобы выкидывает объект культуры на улицу, что она мешает работе культурных институций и т.д. Еще раз хочу сказать: Церковь никого не выкидывает и никому ничем не мешает. Она настаивает на том, что религиозная деятельность на объектах культурного наследия может сочетаться с научной, исследовательской, искусствоведческой деятельностью — без всякого ущерба как для религиозной, так и для научной деятельности. Сейчас на обсуждение вынесена концепция закона о культуре, которая, конечно, содержит много дискуссионных положений; но в проекте есть одна очень важная мысль — приравнивание культурной деятельности к сфере услуг приводит к неуклонному вытеснению культурной деятельности из сферы ответственности государства в область чисто рыночных отношений и формирует у граждан потребительское отношение к культурным ценностям. Надеемся, это искажение будет окончательно исключено из нашей жизни.

Церковь призывает к объединению усилий с деятелями культуры в общем деле заботы о нашем наследии. У каждого в этой работе есть своя роль. Профессионалы от культуры могут сохранить памятник, но только Церковь может наполнить его жизнью. Без возвращения религиозной деятельности в храмы, монастыри, которые являются памятниками архитектуры, но были в советское время закрыты, поруганы и в значительной мере разрушены, они будут представлять собой мертвые экспонаты. Не для того наши благочестивые предки создавали храмы, монастыри, писали иконы и т.д. Поэтому мы выступаем за сочетание религиозной деятельности с научной, исследовательской, экскурсионной деятельностью на объектах, которые являются местами паломничества, религиозного поклонения и одновременно могут быть предметами научного исследования и работы музейного сообщества.

Такова позиция Церкви, и я бы очень хотел, чтобы она была принята нашим информационным миром, с тем чтобы продолжающиеся до сих пор спекуляции вокруг позиции Церкви относительно возвращаемых ей культурных ценностей более не сопровождались недоброкачественной дискуссией и недобросовестными выводами.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Форумы