Гессен В. Ю. О судьбе имущества Петропавловского собора в Петрограде

 

 

Собор во имя апостолов Петра и Павла в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга – первый храм, возведенный в новой столице Российской империи. В 1703 г. была построена деревянная церковь, затем в 1712 г. по указанию императора Петра Iначалось возведение каменного здания, которое завершилось в 1733 г. В Петропавловском соборе находится Усыпальница русских императоров. Захоронения в ней начались с 1731 г., когда сюда перенесли прах Петра 1. К Петропавловскому собору примыкает и Великокняжеская усыпальница – место захоронения некоронованных членов Российского императорского дома.

После учреждения в 1742 г.Санкт-Петербургской епархии и до освящения в1858 г.Исаакиевского собора Петропавловский собор являлсякафедральным, затем был передан в придворное ведомство. После революции 1917 г. собор признали памятником архитектуры, а ценности, хранившиеся в нем, вывезли. Великокняжеская усыпальница была разграблена.В 1924 г. здание превратили в музей. В годы советской власти внутреннее убранство Великокняжеской усыпальницы было полностью уничтожено.

По истории Петропавловского собора и Усыпальнице русских императоров имеется обширная историография[1]. Изучались в том числе убранство собора[2], а также хранившиеся в нем и Усыпальницеценности: церковная утварь, реликвии, богатые одежды священнослужителей, библиотека. Так, М. О. Логунова собрала и проанализировала информацию о подношениях на могилы похороненных в Петропавловском соборе российских императоров[3]. В книге В. Б. Гендрикова и С. Е. Сенько подробно описаны захоронения в Усыпальнице, приведены хронологический перечень погребенных, а также план Петропавловского собора с указанием конкретных захоронений[4]. Е. Н. Элькин изучил надгробия на царскихмогилах[5]. Судьбе захоронений в Великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора членов императорской семьи посвящена статья Р. Н. Зеленкова[6].

Настоящая публикация посвящена одной из драматичных страниц истории Петропавловского собора – событиям 1917–1918 гг. Публикуются не использованные другими исследователями документы, хранящиеся вЦентральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга (ЦГАЛИ СПб) в собрании Государственного музейного фонда, относившегося к Наркомпросу РСФСР (№ Р–36). В опись 1 включено архивное дело № 5 «Материалы Петропавловского собора», которые попали туда потому, что в указанный Музейный фонд входил Отдел регистрации, учета и охраны памятников искусства и старины (Отдел охраны). Эта организация принимала активное участие в инициированном советскими властями изъятии имущества у населения, различных учреждений и организаций, включая религиозные, в выявлении его наиболее ценной части, которая передавалась в музеи и продавалась за границу.

К сожалению, в указанном деле нет пояснений относительно истории попадания в него документов. Известно только, что все они неоднократно меняли место своего хранения. После большевистского переворота они несколько лет находились в неотапливаемом помещении, так же, как и в годы блокады Ленинграда. Все это весьма отрицательно отразилось на состоянии документов. Следует также отметить, что ряд документов попали в данное архивное дело случайно – они посвящены событиям, происходившим до большевистского переворота 1917 г.

Во всех связанных с данной темой документах писали о вывозе ценностей в Москву как об эвакуации. Это предполагало через какое-то время их возвращение. Однако дальнейшая судьба реликвий из Петропавловского собора и Усыпальницы российских императоров неизвестна. В Москве эти ценности вряд ли могли долго храниться как единое целое. Все церковные предметы из золота вместе с драгоценными камнями обычно выделялись и попадали в Народный банк. Туда же в переплавку передавали все серебряные изделия. Возможно, часть вещей могла попасть в Оружейную палату, а частично, после реэвакуации, вместе с ценностями из других мест оказаться в Эрмитаже[7].

Ниже публикуются 3 документа, непосредственно касающихся изъятия ценностей Петропавловского собора в 1917 г. Это описи вещей, вывезенных в Москву в первую очередь (документ № 1), а позже во вторую (документ № 2) и письмо настоятеля Петропавловского собора Ф. Богомолова в Художественную комиссию 1918 г. (документ № 3). Листы описей представляют собой машинописные копии. Многие из них значительно пожелтели, текст читается с большим трудом.

В сентябре–октябре 1917 г. по распоряжению Временного правительства из-за угрозы захвата Петрограда немецкими войсками многие находившиеся в городе ценности были вывезены в Москву. Это касалось Эрмитажа, Русского музея, многих дворцов. В документе № 1 содержится перечень предметов, полагаю, наиболее ценных, которые находились в Петропавловском соборе и были эвакуированы 15 сентября 1917 г.

Первая отправка ценностей состояла из трех ящиков, в которых предметы были поименованы по 35 позициям, в том числе 17 в первом ящике, 6 во втором (назывался «сундук») и 12 в третьем. Из общего числа 7 представляли собой футляры, в которых находилось от 1 до 10 и более предметов, в их числе рукописное Евангелие 1678 г., Евангелие 1689 г. большого формата в тяжеловесном окладе, водосвятная чаша 1686 г. и др. Многое было результатом вложений Петра I и царицы Натальи Кирилловны.

Среди прочих предметов следует отметить 4 Евангелия, в том числе одно 1627 г.; кресты, среди них один серебряный с жемчугом 1622 г.; серебряный складень с изображениями и мощами святых; митру настоятеля собора и шитое золотом архирейское облачение; разного рода церковные принадлежности; иконы. Место нахождения этих предметов до эвакуации в описи отмечено дважды: деревянный футляр из ризницы и предметы из Усыпальницы. Документ подписали настоятель собора протоиерей Ф. Богомолов, ключарь и протоиерей Константин Велтисов.

Документ № 2 значительно более обширен и не имеет даты составления. Предположу, что отправка второй очереди ценностей могла состояться в октябре 1917 г., еще до большевистского переворота. Опись подписана временно исполнявшим обязанности коменданта Петропавловской крепости Васенковым (?) и ктитором собора полковником Веревкиным. В документе перечислены в основном ценности, вывезенные из Усыпальницы.

Как следует из документа, во вторую очередь в Москву было отправлено 25 ящиков с ценностями. Содержимое ящиков № 4 и 5 не имеет указаний на то, что оно находилось на гробницах, не исключено, что вещи взяли непосредственно из собора. В ящике № 4 лежало церковное облачение, а также плащаница на фиолетовом атласе и 40 книг из библиотеки митрополита Афанасия (Паусиуса-Кондоиди). Между 1716–1721 гг. он служил протоиереем в Петропавловском соборе, а перед смертью в 1737 г. завещал передать туда часть своей обширной библиотеки[8]. Ящики № 5–10 были наполнены книгами. В ящиках № 11–24 находились венки: всего 931, в том числе 921 серебряный, 9 золотых и один «металлический». Кроме того, в ящике № 24 было 8 футляров с неизвестным содержимым, а также «один деревянный футляр с «мастичным крестом из Усыпальницы», две корзины с лентами, две коробки с лампадами из-под колокольни».

Состав ящиков № 25–29 описан подробно. Это были предметы с гробниц. Однако при перечислении содержимого ящика № 25, имеется такая запись: «Кроме того: а) Риза с камнями образа св. Николая Чудотворца и следующая риза “Не рыдай мене Мати”; б) Футляр с серебряными ризами, снятыми с икон Казанской Божией Матери». Все это, скорее всего, взято из собора. Так же в ящике № 29 было «четыре маленьких ящика с церковными вещами», вероятно, оттуда же.

В ящике № 25 находились 4 других ящика разных размеров, кожаный футляр и 2 картонки. В ящиках № 25–29 были отправлены медали, а также иконы, лампады и другие церковные принадлежности с гробниц императоров Петра I, Павла I, Николая I, Александра I, Александра III, а также императриц Марии Федоровны, Анны Иоанновны, Елизаветы Алексеевны и Екатерины II, многих великих князей и княгинь.

Интересно нахождение в ящике № 35 Чесменского флага, олицетворявшего победу русского флота над турками в 1770 г. Завоевание Крыма и выход к Черному море были мечтой Петра I, поэтому императрица Екатерина II возложила трофейный турецкий флаг именно на могилу первого русского императора. Этот факт нашел отражение, в частности, в картине немецкого художника А.-К. Гюне «Екатерина Великая возлагает чесменские трофеи на гробницу Петра I», хранящей в Эрмитаже.

В ящике № 29 находились предметы, снятые с гробниц великих князей Сергея Максимилиановича и Константина Константиновича, о которых сказано, что они «выданы на сохранение». Однако непонятно, были они отправлены в Москву или нет.

Отдельно в описи указаны корзина с лентами, абиссинская корона, 4 маленьких ящика с церковными вещами и венок из нефрита «от Нобеля». Информации об этих предметах обнаружить не удалось. Могу предположить, что абиссинская корона могла появиться в Санкт-Петербурге в качестве подарка от абиссинского (эфиопского) императора Менелика II, установившего в 1893 г. тесные контакты с Россией. Нефритовый венок, возможно, возложил нефтепромышленник и инженер Э. Л. Нобель (1859–1932 гг.).

Третий публикуемый документ – письмо настоятеля Петропавловского собора Ф. Богомолова в Художественную комиссию, написанное уже после октябрьского переворота. Оно напечатано на пишущей машинке на подлинном бланке со штампом: «МИД. Настоятель Петропавловского придворного собора. 14 октября 1918 г. № 143». Поскольку бланк заполнялся при советской власти, то сокращение «МИД» и слово «придворного» на нем были забиты старым знаком параграфа. Что означает сокращение «МИД» в данном случае, осталось неясным. Возможно, имелось в виду Министерство императорского двора.

Письмо было направлено в Художественную комиссию – так в те годы назывался Отдел охраны. Необходимость в данном письме, видимо, возникла в связи с тем, что этот надзирающий орган не раз рассылал многим учреждениям Петрограда, в том числе и религиозным, письма-предупреждения. В них указывалось, что в связи с отсутствием необходимого числа сотрудников и недостатком транспорта эта организация не может обеспечить свое участие в описании имеющегося у них имущества, а тем более его немедленного вывоза на свой склад. Поэтому она требовала от руководителей этих учреждений сообщить о количестве имеющихся у них ценностей и обеспечить их неприкосновенность.

В ответе на это настоятель собора писал, что по распоряжению коменданта Петропавловской крепости из вещей, числящихся по описям Петропавловского собора и Усыпальницы, взяты: диван, несколько столов, люстры, бронзовые лампы, большой синий ковер. Также из коридора, ведущего из собора в Усыпальницу, бронзовые бра, украшения на стенах, из собственно собора три стула. Отмечал настоятель и то, что в присутствии коменданта дано указание мастеру снять со стен два боковых паникадила. Подчеркивал, что они бронзовые, украшены хрустальными камнями в виде гирлянд и сетки. Их отсутствие весьма пагубно отзовётся на внутреннем виде Собора, а равно и в его освещении (см. публикацию, документ № 3).

Указанное письмо было действительно послано. И, как свидетельствуют архивные данные, изъятие имущества весьма активно производилось в дальнейшем. Этому предшествовало его описание сотрудниками Отдела охраны 2 мая 1919 г.[9] 30 ноября 1923 г. производился его вывоз, а 15 декабря – его прием и инвентаризация на складе[10]. 15 января, 1 февраля и 4 марта 1924 г. имущество снова описывалось в присутствии комиссии и назначенной на пост заведующей О. М. Равницкой[11]. Имелась и такая запись: «Уполномоченный Государственного музейного фонда присутствовал при приеме сотрудницей О. М. Равницкой имущества собора. Вывоз состоялся 1 мая 1924 г. на склад Отдела – 11 предметов и одного колокола, как церковного предмета»[12].Правда, здесь же сообщалось, что вывоз имущества производился и раньше – в апреле 1924 г. Видимо этот уполномоченный 11 июня 1924 г. участвовал в работе комиссии «по удалению из Петропавловского собора поздних икон в киотах, а также в проверке его инвентаря»[13]. Указывалось, что имущество вывозилось на склад 20 мая и 3 июня 1924 г. Причем, в последний раз груз был тяжелый (колокол?), так как подчеркивалась необходимость дополнительного найма рабочих[14].

Следует сказать, что особое внимание власти уделяли коврам, которых в соборе, судя по всему, было немало. Так, например, их вывоз производился 10 ноября 1923 г.[15] В отчетности Музейного фонда за 1924 г. торжественно писали, что из собора «все ковры изъяты и перевезены на склад»[16]. Тогда же отмечали, что «все пилоны и стены освобождены от металлических полос, к которым были прикреплены венки, вывезенные в 1917 г. в Москву, и направлены в переплавку»[17].

 

 

 

 


© Гессен В. Ю., 2020

 

[1] Лебедева Е. А. Петроград и его святыни: церковно-исторический очерк СПб., [б/г]; Веревкин М. С. Краткое описание придворного Петропавловского собора в Петроградской крепости. Петроград, 1915; Три документа о ценностях Петропавловского собора / Публикация А.И. Барабановой // Краеведческие записки: исследования и материалы / Государственный музей истории Санкт-Петербурга. Вып. 2. СПб., 1994; Андрианова Л. В. Из истории Петропавловского собора и Великокняжеской усыпальницы 1920–1940-х годов // Краеведческие записки: исследования и материалы…; Петропавловский собор и Великокняжеская усыпальница. Некрополь Российского Императорского Дома / Авт. текста А. Е. Берташ. СПб., 2008; Логунова, М. О. Печальные ритуалы императорской России. М.; СПб., 2011; и др.

[2] См., например: Андреева Ю. С. Иконостас Петербургского Петропавловского собора в свете религиозной жизни Доменико Трезини //Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. 2016. Т. 16.№ 3. С. 91–100.

[3] Логунова М. О . Петропавловский собор — усыпальница императорского дома Романовых. Подношения на могилы //Пятнадцатые Романовские чтения: Всероссийская научно-практическая конференция. Материалы. Екатеринбург, 2015. С. 52–58.

[4] Гендриков В. Б., Сенько С. Е. Петропавловский собор. Усыпальница Императорского Дома Романовых. СПб., 1998.

[5] Элькин Е. Н. Надгробия на царских могилах // Краеведческие записки. Исследования и материалы. Вып. 2. СПб., 1994.

[6] Зеленков Р. Н. Судьба захоронений в Великокняжеской усыпальнице Петропавловской крепости // Там же. С. 302–309. См. также: Андреева Ю. П. История строительства Великокняжеской усыпальницы // Краеведческие записки. Вып. 2. СПб., 2002; Трубинов Ю. В. Великокняжеская усыпальница. СПб., 1997; и др.

[7] Три документа о ценностях Петропавловского собора. С. 320–325.

[8]Алексеев А. И. Афанасий // Православная энциклопедия. Т. 4. М., 2002. С. 13–14.

[9]ЦГАЛИ, ф. Р-36, оп. 1, д. 379, л. 11

[10] Там же, д. 379а, л. 63.

[11] Там же, л. 114.

[12] Там же, л. 179.

[13] Там же, л. 220.

[14] Там же, д. 203, л. 20, 22.

[15] Там же, д. 160, л. 76.

[16] Там же, д. 170, л. 83.

[17] Там же, д. 397а, л. 158.

№ 1[1]

15 сентября 1917 г. – Опись вещей Петропавловского собора, эвакуированных в Москву в первую очередь

 

Ящик № 1.

1. В одном деревянном футляре: Евангелие 1689 г., большого формата в тяжеловесном серебро позлащенном окладе. Так же две пары поручей, воздухи, омофор и палица из ризницы (XVII в.).

2. В одном деревянном футляре плащаница, риза, две епитрахили, палица. XVII в.

3. Евангелие со стразами в серебро позлащенном окладе.

4. Крест ...цированный[2], серебро, позлащенный.

5. Крест серебро, позлащенный, устроенный царем Петром Алексеевичем и царицей Натальей Кирилловной (1684).

6. В одном деревянном футляре панихидная ваза из яшмы из Усыпальницы.

7. В одном деревянном футляре серебро позлащенные сосуды с эмалью и камнями, устроенные царицей Натальей Кирилловной: потир, дискос, звездица, две тарелки, лжица, ковш, два копия (1684).

8. В одном деревянном футляре: серебряная водосвятная чаша, устроенная в 1686 г. царем Петром Алексеевичем и царицей Натальей Кирилловной; серебро позлащенная лампада, устроенная ими же. Три серебро позлащенных блюда: а) устроенного 1886 г. ими же, б) с мифологическим изображением конца XVII в., в) Мариинское в память имп[ератрицы] Марии Федоровны. Две старинных серебро позлащенных вазочки и два таких же кадила.

9. Cеребро позлащенные сосуды с филигранной сеткой, потир, дискос, звездица, две тарелочки, лжица, два костяных копия.

10. Евангелие 1627 г. в серебряных чеканных украшениях.

11. Серебро позлащенный крест с белым рельефом.

12. Дикирий и трикирий м.ф.[3]

13. Образ апостолов Петра и Павла в серебро позлащенной ризе.

14. Евангелие с серебро позлащенным окладом с чернью.

15. Серебро позлащенное кадило.

16. Крест серебряный с жемчугом 1622 г.

17. Подсвечник серебряный с эмалью.

 

Ящик № 2 (сундук).

18. В одном деревянном футляре: Евангелие рукописное, устроенное при царе Федоре Алексеевиче в 1678 г., верхняя доска с эмалью и разными камнями, золотая, малое Евангелие в золотом окладе, малое Евангелие черное бархатное в серебряном окладе, кропило, устроенное царицей Наталией Кирилловной.

19. В одном деревянном футляре: Золотые сосуды с бриллиантами и розами (потир, дискос, две тарелочки, лжица, звездица, два копия) – 11 фунтов 6 золотников весом. В одном из отделений этого футляра в старинной малой дароносице находится алмазный крест с рукописной Евангелией[4].

20. Серебряный складень с изображениями и мощами святых.

21. Большой крест для воздвижения серебро позлащенный.

22 и 23. Костяные иконы работы имп[ератора] Петра I.

 

Ящик 3.

24. Серебро позлащенная дарохранительница в виде ковчега. В одном футляре с ней серебряный кумган.

25–28. Серебряные лампады, устроенные имп[ератрицей] Екатериной II, по 20 фунтов каждая.

29 и 30. Костяные иконы работы имп[ератора] Петра I.

31. Митра отца настоятеля собора.

32. Архиерейское облачение, шитое золотом.

33. Евангелие в серебро позлащенном окладе.

34. Икона апостола Петра в серебро позлащенном окладе.

35. Старинный образ Знамения Божией Матери в серебро позлащенном окладе.

Настоятель протоиерей Ф. Богомолов.

Ключарь собора.

Протоиерей Константин Велтистов

Отправлено 15 сентября.

 

№ 2[5]

 

1917 г. – Опись вещей Петропавловского собора, эвакуированных в Москву во вторую очередь

 

Ящик 4.

1. Облачение из золотой парчи с шитыми золотом оплечьями в составе: саккос, два омофора, сулок, подсакосник, 7 риз, 14 поручей, 6 орарий, 16 стахарий, одежды на престол, жертвенник, три аналоя, два столика с пеленами.

2. Облачение из золотой по малиновому щелку парчи в составе: восьми риз, епитрахилей, поясов, набедренников, стихарей, поручей, облачения на престол, жертвенник, столик, три аналоя с пеленами.

3. Облачение из белой серебряной парчи в составе трех риз, епитрахилей, набедренных поясов, палицы, шести стихарей, 8 поручей, 5 орарий, жертвенник, воздухи, одежды на два аналоя, столик с паленками.

4. Военная плащаница на фиолетовом атласе.

5. Около 40 книг из библиотеки Кондиди, не вошедшие в ящики с книгами.

 

Ящик 5.

Принадлежащая Петропавловскому собору библиотека М. Кондиди[6], пожертвованные книги XVI–XVIII веков. Шкаф № 1, книги по описи 1–329.

 

Ящик 6.

Шкаф № 1, книги 330–460.

 

Ящик 7.

Шкаф № 2, книги 461–616.

 

Ящик 8.

Шкаф № 2, книги 617–648.

 

Ящик 9.

Шкаф № 3, книги 649–820.

 

Ящик 10.

Шкаф № 4, книги 821–950 .

 

Серебряные венки: ящик 11–171, ящик 12–75, ящик 13–75, ящик 14–43, ящик 15–65, ящик 16–85, ящик 17–60, ящик 18–47, ящик 19–75, ящик 20–60, ящик 21–65, ящик 22–63, ящик 23–40.

 

Ящик 24.

Венков серебряных – 1 и золотых – 7, футляров –8. Также: деревянный футляр с мастичным крестом из Усыпальницы, две корзины с лентами, две коробки с лампадами из-под колокольни.

 

Ящик 25.

Хоругвь с гробницы № 1 гос[ударя] императора Николая I.

Деревянный ящик черный: а) с гробницы гос[ударя] имп[ератора] Петра I одна икона и другие принадлежности под № 1–13 (кроме 2 и 5); б) с гробницы № 4 гос[ударыни] имп[ератрицы] Анны Иоанновны иконы и другие вещи под № 1, 2, 4, 5; в) с гробницы № 8 гос[ударя] имп[ератора] Александра I медали под № 2, 3. 4, 5; г) с гробницы № 10 гос[ударя] имп[ератора] Павла I икона под № 1; д) с гробницы № 13 гос[ударя] имп[ератора] Николая I медали под № 11, 12, 13 и 14, кресты за № 4 и 15; е) с гробницы № 18 гос[ударя] имп[ератора] Александра II медали под № 1–8. Кроме того: а) риза с камнями образа св. Николая Чудотворца и следующая риза «Не рыдай Мене Мати»; б) футляр с серебряными ризами, снятыми с икон Казанской Божией Матери.

Деревянный малый ящик: с гробницы № 1 гос[ударя] имп[ератора] Петра I лампады за № 6 и 7, Чесменский флаг.

Картонный ящик: а) с гробницы № 1 гос[ударя] имп[ератора] Петра I разные вещи под № 15–18; б) с гробницы № 6 гос[ударыни] имп[ератрицы] Екатерины II икона № 1 и к ней лампада; в) с гробницы № 7 гос[ударыни] имп[ератрицы] Елизаветы Алексеевны лампада № 3; г) с гробницы № 8 гос[ударя] имп[ератора] Александра I лампада за № 8; д) с гробницы № 9 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Федоровны образ № 1, лампады № 5 и 6; е) с гробницы № 10 гос[ударя] имп[ератора] Павла I лампады под № 7–9.

Кожанный футляр: а) с гробницы № 8 гос[ударя] имп[ератора] Александра I икона № 1 и бриллиантовое кольцо № 6; б) С гробницы № 7 гос[ударыни] имп[ератрицы] Елизаветы Алексеевны икона под № 1; в) с гробницы № 9 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Федоровны икона под № 2; г) с гробницы № 13 гос[ударя] имп[ератора] Николая I икона под № 1.

Картонка: а) с гробницы № 10 гос[ударя] имп[ератора] Павла I образа под № 3 и 5.

Картонка: а) с гробницы № 13 гос[ударя] имп[ератора] Николая I иконы под № 2 и 3, крест за № 5 и лампады за № 7–10; б) с гробницы № 9 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Федоровны иконы под № 1, 2 и 3, лампады под № 4, 5 и 6; в) с гробницы № 14 цес[аревича] вел[икого] кн[язя] Константина Павловича икона под № 1; г) с гробницы № 15 вел[икого] кн[язя] Александра Владимировича икона под № 1.

Деревянный ящик: а) с гробницы № 20 вел[икой] кн[ягини] Александры Александровны – новая, икона под № 1 и лампада; б) с гробницы № 16 вел[икого] кн[язя] Александра Александровича икона под № 1; в) с гробницы № 37 вел[икого] кн[язя] Алексея Михайловича икона под № 2; г) с гробницы № 40 вел[икого] кн[язя] Михаила Николаевича икона № 1.

Маленький ящик: три драгоценных образа.

 

Ящик № 26, дубовый.

а) С гробницы № 33 вел[икого] кн[язя] Александра Георгиевича иконы под № 1, 2, 3, 4 и 5; б) с гробницы № 38 цес[аревича] вел[икого] кн[язя] Георгия Александровича иконы под № 1, 2, 3, 4; в) с гробницы № 18 гос[ударя] имп[ератора] Александра II образа, показанные под № 1–20, кресты под № 1–10 и лампады под № 1–6; г) с гробницы № 36 гос[ударя] имп[ератора] Александра III образа № 1, 3; д) с гробницы № 17 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Александровны икона Божией Матери с сиянием.

 

Ящик № 27.

а) С гробницы № 18 гос[ударя] имп[ератора] Александра II образа № 3–21, две запонки; б) с гробницы № 36 гос[ударя] имп[ератора] Александра III иконы № 2, 3, 13 до 54; в) с гробницы № 17 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Александровны икона Спасителя и серебряный футляр с просфорой под № 2 и 6; г) с гробницы № 19 насл[едника] цес[аревича] вел[икого] кн[язя] Николая Александровича две иконы и две лампады; д) с гробницы № 16 вел[икого] кн[язя] Александра Александровича лампада № 2; е) с гробницы № 22 вел[икого] кн[язя] Александра Михайловича иконы № 1, 2; ж) с гробницы № 23 вел[икой] кн[ягини] Анны Михайловны иконы № 1, 2, 3; з) с гробницы № 24 вел[икой] кн[ягини] Марии Михайловны иконы № 1, 3; и) с гробницы № 25 вел[икого] кн[язя] Михаила Павловича иконы № 1, 2, 3, 4 и 5, лампады 7 и 8; к) с гробницы № 26 вел[икой] кн[ягини] Елены Михайловны образа № 1 и 2; л) с гробницы № 35 вел[икой] кн[ягини] Екатерины Михайловны иконы 1, 2, 3, 4, 5 и лампада № 4; м) с гробницы № 27 вел[икого] кн[язя] Сергея Максимилиановича лампада; н) с гробницы № 28 вел[икой] кн[ягини] Марии Николаевны лампада; о) с гробницы № 29 княжны Александры Максимилиановны лампада № 2; п) с гробницы № 31 вел[икой] кн[ягини] Ольги Федоровны образ и лампада; р) с гробницы № 32 вел[икого] кн[язя] Николая Николаевича иконы № 1, 2 и лампады № 3, 5, 6, 8; с) с гробницы № 37 вел[икого] кн[язя] Алексея Михайловича икона № 3, лампада № 4; т) с гробницы № 40 вел[икого] кн[язя] Михаила Николаевича образ № 2, лампады № 3, 4, 5 и 7.

 

Ящик № 28.

а) С гробницы № 36 гос[ударя] имп[ератора] Александра III подсвечники серебряные, хоругвии № 44 и 45, лампады и подсвечники № 1–28; б) с гробницы № 17 гос[ударыни] имп[ератрицы] Марии Федоровны лампады № 3, 4, 5 и подсвечники; в) с гробницы № 18 гос[ударя] имп[ератора] Александра II образа, кресты, разные принадлежности, лампады; г) с гробницы № 36 гос[ударя] имп[ератора] Александра III образа № 1, 3; д) с гробницы № 17 вел[икой] кн[ягини] Марии Федоровны икона Божией Материи с сиянием № 1.

 

Ящик № 29.

а) с гробницы № 27 вел[икого] кн[язя] Сергея Максимилиановича три образа; б) с гробницы № 28 вел[икой] кн[ягини] Марии Николаевны иконы 2 и кресла 3; в) с гробницы № 36 гос[ударя] имп[ератора] Александра III икона № 49; г) с гробницы № 29 княжны Александры Максимилиановны икона № 1; д) с гробницы № 31 вел[икой] кн[ягини] Ольги Федоровны икона Спасителя Нерукотворная малая; е) с гробницы № 32 вел[икого] кн[язя] Николая Николаевича икона Божией Матери № 1 драгоценная; ж) с гробницы № 39 вел[икой] кн[ягини] Наталии Константиновны икона № 1, лампада № 3; з) с гробницы № 15 вел[икого] кн[язя] Александра Владимировича икона № 2, лампада № 3; и) с гробницы № 41 вел[икого] кн[язя] Георгия Максимилиановича лампада серебряная и складень № 1, 2; к) с гробницы №[7] вел[икого] кн[язя] Константина Константиновича два драгоценных образа, выданных на сохранение; л) с гробницы № 29 вел[икого] кн[язя] Сергея Максимилиановича 1 образ, пала, шапка, выданные на сохранение; м) корзина с лентами; н) абиссинская корона; о) четыре маленьких ящика с церковными вещами; п) с гробницы № 14 Насл[едника] цес[аревича] вел[икого] кн[язя] Константина Николаевича лампада; р) венок из нефрита от Нобеля.

Вр[еменно] и[сполняющий] д[ела] коменданта Петропавловской крепости п[од]полковник Васен[8].

Ктитор собора полковник Веревкин.

 

№ 3[9]

 

14 октября 1918 г. – Письмо Настоятеля Петропавловского собора Ф. Богомолова в Художественную комиссию

 

Честь имею сообщить для сведения и зависящих распоряжений, что по распоряжению комитета Петропавловской крепости взяты из вещей, числящихся по описям Петропавловского собора и Усыпальницы, следующие.

Из комнат Усыпальницы: а) два дубовых дивана и такое же кресло, обитые кожей стального цвета; б) дубовый столик, покрытый серым сукном; в) ореховый диван и 9 стульев, обитых кожей стального цвета; г) ореховый стол, покрытый сукном; д) ореховый ломберный стол (из архиерейской комнаты); е) две бронзовые люстры (электрические), две переносные бронзовые лампы, два бронзовых бра; ж) две маноликовые плевательницы; з) большой синий ковер (8х9 аршин) и небольшой такой же.

Из коридора, ведущего из собора в Усыпальницу, 10 бронзовых 3-свечных бра с бронзовыми досками из находящихся там 22-х однотипных, сделанных под стиль бронзовых паникадил Усыпальницы и бронзовых украшений на стенах и столпах ее.

Из собора три стула красного дерева, обитые красным бархатом.

В присутствии коменданта дано указание мастеру, снять два боковых паникадила из числа пяти паникадил, однородных екатерининскому времени. Паникадила бронзовые, с двумя бронзовыми ободами, украшены хрустальными камнями в виде гирлянд и сетки. Середина их из голубого стекла. Утрата боковых паникадил нежелательна по художественной ценности. Кроме того, отсутствие их отзовется дефектом на внутреннем виде собора, нарушив симметрию в расположении паникадил, а равно и в освещении собора.

Настоятель собора протоиерей Ф. Богомолов.

 

 

 


[1] ЦГАЛИ СПб., ф. 36, оп. 1, д. 5, л. 4.

[2] В документе слово неразборчиво.

[3] Так в документе.

[4] Так в документе.

[5] ЦГАЛИ СПб, ф. Р–36, оп. 1, д. 5, л. 3–4.

[6] Так в документе. Правильно: А. Кондоиди (Кандиди).

[7] В документе номер не указан.

[8] В документе неразборчиво, чтение предположительное.

[9] ЦГАЛИ СПб, ф. Р–36, оп. 1, д. 5, л. 1.




Форумы