Пшеницын Д. А., Черкасова М. С. Копийная книга актов Пачеозерской церкви Сольвычегодского уезда конца ХVI–ХVII в.

 

В отечественном источниковедении копийные книги актов изучаются главным образом применительно к монастырям центра и севера России (Иосифо-Волоколамский, Кирилло-Белозерский, московские Богоявленский и Симонов, Троице-Сергиев, вологодские Павлов Обнорский и Корнилиев Комельский, Михайло-Архангельский Двинского уезда). Слабее разработаны и введены в научный оборот сборники копий из церковных архивов. По соборным церквям они известны лучше, например, Н. Румовский в 1862 г. издал копийную книгу актов ХVI–ХVII вв. великоустюжского Успенского собора[1]. О внушительности актовых собраний северных церквей свидетельствует обнаружение в 1900 г. академиком А. А. Шахматовым в ходе его археографической экспедиции в Архангельскую губернию около 400 актов Лодомской церкви (во имя вмч. Георгия) на Двине ХV – начала ХVIII в., которые в 1908 г. были опубликованы М. Г. Курдюмовым и С. Ф. Платоновым[2].

В 1960 г. З. А. Огризко отметила среди неразобранных материалов в Великоустюжском архиве копийную книгу поземельных актов Михайло-Архангельской церкви Пачеозерской волости Сольвычегодского (Усольского) уезда. Одновременно она указала на несколько копийных книг в Государственном архиве Архангельской области, поступивщих из церквей Ухтостровской волости Двинского уезда – Никольской, Богоявленской, Варварской. Грамоты из них были использованы ею в дискуссионной статье о крестьянском и церковном землевладении на севере[3]. Обращался к актам из копийных книг приходских церквей Двинского уезда и А. И. Копанев, считавший (вслед за М. М. Богословским и А. Я. Ефименко) церковное землевладение одной из форм общинного владения черносошных крестьян в ХVI–ХVII вв.[4] Этим самым он полемизировал с З. А. Огризко, видевшей в землях северных волостных церквей феодальную природу и сближавшей его с монастырским землевладением. Близкое к этой точке зрения мнение высказал и Ю. С. Васильев, рассмотревший поземельные акты из архивов приходских церквей Важского уезда ХVII в.[5] Правда, в другой части своей работы исследователь указывал на промежуточный характер землевладения приходских церквей, находящееся между монастырским и крестьянским[6].

После 1960 г. Пачеозерская копийная книга почти на полвека исчезла из поля зрения исследователей и лишь недавно была снова обнаружена Д. А. Пшеницыным в научно-справочной библиотеке Великоустюгского центрального архива (ВУ ЦА) с инвентарным № 3627. До сих пор этот документальный памятник не включен ни в один из его фондов, а его многоплановая информация по социально-экономической и социокультурной истории севера не оценена должным образом. Восполнить этот пробел мы считаем своим научным долгом.

Волость Пачеозеро впервые упомянута в одной указной грамоте 1546 г.[7] Она располагалась в 15 верстах к югу от Соли Вычегодской[8]. Возможно, к этому времени в ней уже имелась Михайло-Архангельская церковь. Составителями историко-статистического описания церквей Сольвычегодского уезда за 1854 г. было высказано предположение об основании Пачеозерской церкви прп. Стефаном Пермским в конце ХIV в. Название места («Пачеозерье») объяснялось расположением храма на берегу наиболее крупного («паче» – более) из всех тамошних озер[9]. Заметим, что с точно таким же названием были волости в Каргопольском и в Кеврольско-Мезенском уездах[10].

В переписной книге Устюжской епархии 1696/97 г. подробно отмечено хозяйство церкви – ее пашенные и сенокосные угодья, а также предоставленные местным жителям многочисленные денежные и хлебные ссуды[11]. Сведения эти были опубликованы Н. П. Воскобойниковой[12]. В окладной книге Великоустюжской епархии 1755 г. размер церковной дани, шедшей с Пачеозерской церкви, – 8 руб. 70 коп. – превосходит показатели любого приходского городского или сельского храма Сольвычегодского уезда. Это объяснялось плотной населенностью прихода – 1104 человек обоего пола[13]. К моменту секуляризации Пачеозерская церковь имела в своем хозяйстве 28 половников-работников, а ее документы были переданы в Коллегию экономии и Устюжскую духовную консисторию[14]. Этим, скорее всего, и объясняется нахождение данного рукописного сборника именно в Великоустюжском архиве.

Его физическое состояние удовлетворительное, хотя некоторые листы перепутаны и перебиты. Оглавления, начала и конца нет, скрепы и печати отсутствуют. Рукопись вложена в плотный переплет, оклеенный материей на бумажной основе. На первом непронумерованном листе сделанный чернилами заголовок: «Древние рукописи на бумаге на 66 листах, пронумерованы в 1852 году». На самом деле в сборнике 67 листов, но от 67-го по диагонали оторвана половина. Ниже заголовка тем же почерком: «Пачеозерской Архангельской церкви городничей Свенчинский Паисий» (чтение предположительное. – Авт.). Размер переплета 18,5х22 см. Формат 40, листы беловатые размером 16,0х20,7 см. Все 67 листов рукописи сшиты суровыми нитками, сборник состоит из 10 тетрадей по 2, 4, 6 и 8 листов. Первая тетрадь: листы 1–4; вторая – листы 5–8, третья – листы 9–10, четвертая – листы 11–16, пятая – листы 17–24, шестая – листы 25–32, седьмая – листы 33–38, восьмая – листы 39–45, из них последний вырезан, девятая – листы 46–55  и, наконец, десятая – листы 56–67. Между 6-й и 7-й тетрадями вклеена непронумерованная половина листа с текстом. Аналогичная картина – с небольшим вклеенным листком (№ 61) между листами 60 и 62. Текст на дефектном л. 67 почти утрачен.

Водяной знак рукописи – «Герб города Амстердама»: два льва на задних лапах просматриваются на л. 32 и 38. Это указывает на использование голландской бумаги. Копийная книга выполнена скорописью конца XVII– начала ХVIIIв. (не позднее 1713 г., если исходить из самой поздней записи) чернилами разной яркости и двумя близкими по начертанию почерками. Чернильная нумерация листов сделана арабскими цифрами в том же 1852 г., как следует из приведенного выше заголовка, с 1-го по 67-й лист. Центральная часть рукописи (конец 4-й, 5-я и часть 6-й тетради) затемнена бурыми пятнами разного количества и размера от сырости или разлившихся чернил, что, порой, затрудняет прочтение текста. На л. 42 следы позднейшей «пробы пера», скорее всего, чиновников Устюжской духовной консистории – секретаря Павла Соколова, канцеляристов Симеона Флоровского и Герасима Костоглядова, копииста Александра Кивокурского.

В структурном отношении изученный сборник делится на 2 неравные части. На листах 1–4 об. представлен ведущийся церковными старостами учет расходов на приобретение и изготовление для Пачеозерской церкви книг, окладов для них, икон и колоколов, оплату труда различных мастеров. Здесь интересны данные об организации и расценках ремонтных и строительных работ. Преобладают записи за 1693–1700 гг., хотя встречаются и за другие годы – 1630 и 1713-й. Сильное впечатление производит подробное и яркое описание пожара в церкви 23 июля 1694 г., что напоминает церковную летопись.

Собственно копийная книга актов начинается с л. 5 и продолжается до разорванного л. 67. Здесь приведено 38 грамот, из них 34 – целостные тексты и 4 фрагмента. По видам актов в сборнике преобладают частноправовые – 10 купчих (в том числе одна купчая на книги), 6 деловых (раздельных), 5 поступных, 4 данных, 4 закладных, 2 меновных («меновых»), 2 духовные, 1 «покладная»[15]. Помимо количественно преобладающих частных поземельных актов в сборнике имеются 2 благословенные грамоты ростовских митрополитов Варлама 1649 г. и Ионы 1661 г. на церковное строительство и две выписи из писцовых книг 1678 г. Большинство актов в сборнике даны с краткими заголовками в начале. Имеется также несколько пометок на полях типа «списана» или «список».

Хронологическое распределение актов в сборнике неравномерное: основная их масса относится к 1670–1690-м гг. Лишь несколько имеют более ранние даты – 1605, 1622, 1645, 1649, 1662, 1667 гг. Четыре грамоты относятся к концу ХVI в. – 1572, 1585/86, 1590 и 1592 гг. Два акта не датированы. Строгая хронологическая последовательность расположения грамот в сборнике не прослеживается. Зато заметно другое – группировка их вокруг определенных крестьянских владений-деревень – Кокотихи, Рыковской, Липицы.

Данный источник содержит ценные сведения по повседневной церковно-приходской жизни, ее различным аспектам – экономическим и социокультурным. Начнем с вопросов крестьянского и церковного землевладения. Видовое разнообразие актов копийной книги отражает интенсивную мобилизацию земельно-промысловых объектов в хозяйственной деятельности церковно-приходской общины, направляемую выборными церковными старостами. Они регулярно сменялись, а работали обычно «в паре». Имен этих «парных» должностных лиц севернорусского прихода приводится в грамотах довольно много. Например: Игнатий Кононов сын Молоков и Никифор Архипов сын Белых; Матфей Анфимов сын Ядрихинских и Прокопий Корнильев сын Корниловых; Иван Ильин сын Риминских и Григорий Шивринских. По наблюдениям З. А. Огризко, в 1670–1690-х гг. старостами чаще других становились представители местных фамилий Пустынниковых и Егуповых[16].

По сказке старост И. И. Риминских и Г. Шивринских было составлено описание хозяйства Пачеозерской церкви в октябре 1697 г., включенное в переписную книгу Устюжской епархии 1696/97 г. Досмотр и перепись произвели архимандрит сольвычегодского Введенского монастыря Иов и священник городской Преображенской церкви Савва Мефодьев. На тот момент Пачеозерская церковь имела в разных деревнях 10 половничьих дворов, посев ржи в одном поле составил 20 четвертей, хлеба в скирдах находилось 30,5 четвертей ржи, 37,5 четвертей ячменя, 7 четвертей овса и 3,5 четвертей пшеницы; заготовленного половниками сена – 955 копен[17]. Была учтена ссуда, предоставленная церковными старостами в 1684–1696 гг. разным лицам по заемным кабалам: денежная – свыше 25 рублей хлебная – 7 четвертей ржи и ячменя.

В Пачеозерскую церковь на имя церковных старост местные крестьяне давали по вкладам, продавали, выменивали, закладывали различные «жеребья» во дворах, дворовых строениях, землях, промыслах (свои «доли и паи»). В актах обстоятельно обрисовано пространство жизнедеятельности северного труженика. Это его двор как комплекс дворовых хором с прилегающей землей и угодьями (изба, баня-мовница, труба водочерпная, житница, сенник, погреб, сарай, огородец-капустник или репище, гумно, огуменник, овин, поскотина, сенные покосы, отмечен даже замок нутряной!)[18]. И далее словно расширяется горизонт пространства: земля (пашня-ролья; «орамая земля», «веретеи  пашенной земли»), пожни, озера, истоки, «в поскотине по земле жеребей». Многофункциональные связи крестьянского хозяйства с внешней (природной и социальной) средой органично сочетались с мелкой оконтуренностью аграрного пейзажа, сочетанием индивидуального мелко-жеребьевого и товарищеско-складнического способов хозяйствования[19].

В крестьянских актах сборника отразились нормы вотчинного права. Земли передавались церкви «в вотчину, впрок без вывета и без выкупа». До этих участков не было дела, как писали дарители и продавцы, «детей моих и всему моему роду-племени». Церковные старосты и прихожане могли их «вольно из казны продать или заложить», но только тяглым крестьянам, что оттеняет налогово-повинностный статус всех форм собственности на севере, если только речь не шла о крупных монастырях-«грамотчиках» с широким иммунитетом. В структуре самого церковного землевладения ощутимы два уровня: 1) общинный – «старост с прихожаны» и 2) индивидуальный – в лице попа, диякона и мелких причетников. Есть сведения о земельных владениях в Окологородном стане и Пачеозерской волости посадских людей Соли Вычегодской, вступавших в различные поземельно-имущественные отношения с крестьянами[20]. Своих работников-половников могли иметь не только крестьяне, но и посадские люди, акты которых также осели в архиве Пачеозерской церкви. Это говорит об органической близости северноруского города и окружающего его уезда в хозяйственном и налоговом отношениях[21]. К церкви (в лице старост и прихожан) переходили обязательства платить с данного участка государеву дань, оброк, а также всякие «волостные расходы и разметы». Их следовало выплачивать по окладным книгам церковных старост. В числе окладных единиц иногда упоминаются весьма архаичные «плуг» и «белка» (белочный оклад, «розрубаемый» мирскими выборными между членами общины). Приоритетное значение имели государственные налоги, среди которых в ХVII в. особенно важными являлись стрелецкие и ямские деньги[22]. К прерогативам церковных старост относились и поряды половников с выплатой им определенного количества хлеба за работу в церковном хозяйстве.

В частных актах весьма подробно описывались границы передаваемых церкви участков, и здесь иногда встречается архаичный оборот «куда коса, соха, топор и плуг ходили». Вообще для Устюжской земли (к которой в широком историческом смысле и Соль Вычегодская относилась) более показательна трехчленная формула: «топор-коса-соха». Включение в нее еще и плуга может свидетельствовать о совместном использовании этих орудий[23]. О трехполье говорят частые указания на высеваемые зерновые культуры – озимую рожь, яровые овес и ячмень; на солому ржаную и яровую (это был корм для скота); а также на «пары троеные», т. е. трижды вспаханную паренину. Наряду с трехпольем, практиковались и элементы подсеки – «росчисти черного леса»[24]. Следовательно, процессы повторного земледельческого освоения здесь в конце ХVII в. продолжались, и в ходе их, как пишет Е. Н. Швейковская, комбинировались разные системы землепользования[25]. Хлеб измерялся и учитывался в местных (сольвычегодско-устюжских) «мерах», включающих обычно 3 четверти зерна[26].

Жеребьевые участки и «паи» передавались крестьянами в Пачеозерскую церковь одновременно с различными предшествовавшими документами для обоснования владельческих прав приходского сообщества – данных, деловых, купчих, закладных, порядных на половников, духовных. Назначение их указывалось «для справы; для владения и меж». Можно заметить и неизбежные конфликты в процессе крестьянского труда – отмечены перепашки пахотной земли и перекосы сенных угодий. Подобные коллизии рассматривались в суде, выигравшей стороне выдавалась «праваяпамять». Помимо частных актов и судебных документов важным инструментом упорядочения земельных отношений были землеописательные работы в Усольском уезде. В актах сборника много ссылок на писцовые книги, чаще – Г. Д. Овцына и В. Крюкова 1678 г., реже – Б. Приклонского 1644/45 г.[27] Обращение к актам в сочетании с писцовыми книгами расширяет общую картину развития землевладения в Пачеозерской волости, где, кроме анализируемой нами церкви, располагались еще и владения сольвычегодского Введенского и Николо-Коряжемского монастырей[28], именитых людей Строгановых – Григория Дмитриевича и вдовы Анны Никитичны[29]. Иногда уточнялось, что церкви передаются списки, а подлинные крепости остаются у дарителей-вкладчиков-продавцов[30]. В нередких пожарах письменные крепости сгорали, и тогда утратившие их владельцы подавали об этом «изветные челобитные» в приказную избу Сольвычегодска, где заносились в книги[31]. Как бы то ни было, деловая письменность активно функционировала на разных этажах севернорусского социума, документы оседали и в частных домах, и в церковном хранилище.

К документально-правовой культуре изучаемой микротерритории имеют отношения сведения о составителях актов. Это были земские и церковные дьячки Пачеозерской волости, должности которых нередко исполнялись одним и тем же лицом. В актах указаны десятки их имен. Отцу на такой должности – Никите Молокову – мог наследовать сын Никифор Никитин сын Молоков. Сведения эти важны для изучения крестьянской грамотности, которая на севере была более высокой¸ нежели в других регионах России той поры. Привлекались к написанию крепостей и дети местных священников – Моска Григорьев сын Попов, Андрюшка Иванов сын Попов. Некоторые грамоты были оформлены в Москве подьячими Ивановской площади в Кремле, а ещё – площадными подьячими Сольвычегодска[32]. Своего рода «нотариат», таким образом, функционировал не только в церковной, но и гражданской светской сфере.

В плане социокультурном интересны сведения актов о коммеморациях – поминальной практике в отдельно взятом приходском храме. Религиозной мотивацией у крестьян для передачи Михайло-Архангельской церкви своих участков земель и угодий было заздравное и заупокойное поминовение данной семьи и запись 7–16 имен в синодик. В нескольких актах непосредственно приведены перечни таких имен – мужчин, женщин, детей. В других находим прямые указания на состав крестьянской семьи. К примеру, упоминаются супружеская пара, 7 сыновей и 4 дочери[33]. Предусматриваемые дарителями виды поминаний (заздравных – на определенный день в году; либо двух годовых посмертных обеден) отражают представления крестьян о межпоколенной преемственности и непрерывности во времени «всего нашего роду – ближнего и дальнего», о духовном единстве мертвых и живых.

В духовных грамотах встречается архаическая формула, характерная для ранних новгородских актов: «А не виноват никому ничем, разве Богу душею». Синонимом духовных являлись «изустные памяти», само название которых отражает запись завещания духовником из уст умирающего человека, находящегося на смертном одре. В них же (как и в актах других видов) при перечислении свидетелей отмечены сначала отцы духовные, а затем «мужи-сидельцы» у духовной. После текста духовной Афанасия Трифонова сына Белых 14 января 1675 г. приведена подробная «свидетельствованнаязапись», сделанная приказным человеком Ростовского митрополита Ионы, архимандритом сольвычегодского Введенского монастыря с выборными поповскими старостами 23 февраля 1675 г. Запись включала опрос свидетелей при составлении «изустной», правильность записанных в ней распоряжений, а также взимание обязательных пошлин для вступления подобного документа в законную силу – из расчета 7 копеек с рубля завещаемой денежной суммы плюс 25 копеек печатной пошлины (поскольку введенский архимандрит скреплял свое «свидетельствование» приложением печати) и истопникам Ростовского владыки 5 копеек[34].

В плане гендерного взаимодействия интересны данные актов из сборника о женских правах (наследственных, распорядительных, имущественных) на земельные участки. Крестьянские жены могли участвовать в хозяйственных товариществах-складничествах. Жены свободно передавали жеребья, оставшиеся им после смерти мужей, в Пачеозерскую церковь, обусловливая это религиозными (поминовение) и социальными мотивами. Последние – это функции приходской церкви по социальному обеспечению членов семьи вкладчика-дарителя, его жены, затем – вдовы, дочерей до замужества. Крестьянские жены, вдовы и дочери становились объектами социальной заботы и защиты со стороны церковных старост и прихожан, получая нормированное хлебное содержание. Приобретая в результате поземельных сделок участки земли, женщины как равноправные участники сделок принимали и положенные налоговые обязательства.

Ниже публикуется полный текст копийной книги Пачеозерской церкви, включая и несколько ее начальных листов. Акты приведены в той последовательности, в какой они имеются в сборнике, т. е. не в хронологической последовательности. Заголовки их выделены полужирным шрифтом для лучшей ориентировки в тексте копийной книги. В отношении фрагментов грамот в подстрочных комментариях приведены их возможные даты и заголовки. Там же – некоторые текстологические, палеографические и терминологические комментарии. Относящееся к тексту актов набрано корпусом, а к комментариям – курсивом. Добавленные в текст по смыслу буквы и слоги заключены в квадратные скобки.

Сопоставление корпуса поземельных актов в копийной книге с оригиналами, возможно, находящимися в ф. 281 (Грамоты коллегии экономии) РГАДА требует специальной работы, которая может стать следующим этапом нашего исследования[35]. Полагаем, однако, что даже и до такого сравнения очевидна ценность публикуемой копийной книги как первичного источника в отношении утраченных актов.

 

 

[1]Румовский Н. Описание Великоустюжского Успенского собора. М., 1862. Приложение. С. 60127.

[2] Акты Лодомской церкви // Русская историческая библиотека. Т. 25. Акты Холмогорской и Устюжской епархий. Т. 3. СПб., 1908. Приложение. С. 1312.

[3]Огризко З. А. Землевладение севернорусских  волостных церквей в ХVII в. (К вопросу о первичных формах феодальной собственности на землю) // История СССР. 1961. № 3. С. 7180.

[4] Копанев А. И. Крестьянство Русского Севера в ХVI в. Л., 1978. С. 114116; Копанев А. И. Крестьяне Русского Севера в ХVII в. Л., 1984. С. 3237.

[5]Васильев Ю. С. Аграрные отношения в Поморье XVIXVII вв. Сыктывкар, 1979. С. 5963, 8889.

[6] Там же. С. 59.

[7] Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 1. СПб., 1841. № 299.

[8] Семушин Д. Русский север: Пространство и время. Архангельск, 2010. С. 71, 109.

[9] ГА ВО, ф. 496 (Вологодская духовная консистория), оп. 1, кн. 12596, л. 20 об.21. Подробнее об этом описании см.: Биланчук Р. П. Древности северного прихода: Взгляд «изнутри» (По материалам церковно-исторических и статистических описаний Сольвычегодского уезда середины Х1Х в.) // Двинская земля. Материалы Вторых Стефановских чтений. Котлас, 2003. Вып. 2. С. 132140.

[10] Писцовые книги Русского Севера / Отв. сост. Н. П. Воскобойникова. М., 2001. С. 265, 272.

[11] РГАДА, ф. 236 (Патриарший дворцовый приказ), оп. 1, кн. 96, л. 933935 об. О переписной книге 1696/97 г. подробнее см.: Черкасова М. С. Переписная книга Устюжской епархии 1696/97 г.: Из истории практического архивоведения на Севере России в конце ХVII в. // Вестник РГГУ. 2011. № 12(74). С. 117130; Черкасова М. С. Община и церковь на севере России накануне Петровских реформ // Вестник Томского государственного университета. История. 2017. № 48. С. 109113.

[12] Воскобойникова Н. П. Церковные приходы Сольвычегодского уезда по переписной книге городских и уездных церквей Устюжской епархии 1696/97 г. // ХVII век в истории и культуре Русского Севера. Материалы ХII Каргопольской научной конференции. Каргополь, 2012. С. 185.

 [13] Суворов Н. Прибавление к статье «Несколько топографических и статистических сведений о бывшей Великоустюжской епархии // Вологодские епархиальные ведомости. 1872. Часть неофиц. Прибавления к № 17. С. 520 (данные о населении относятся к 1788 г.). Демографический рост прихода продолжался и в дальнейшем: в 1868 г. по консисторским сведениям в нем числилось 2658 человек обоего пола (Там же).

[14] ГА ВО, ф. 496, оп. 1, кн. 12596, л. 20 об.21.

[15] Поклажей в Московской Руси называли договор о передаче имущества на хранение/сбережение.

[16] Огризко З. А. Землевладение севернорусских волостных церквей… С. 7677.

[17] РГАДА, ф. 236 (Патриарший дворцовый приказ), оп. 1, кн. 76, л. 933.

[18] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 442 об.

[19] Швейковская Е. Н. Государство и крестьяне в России. Поморье в ХVII в. М., 1997. С. 45.

[20] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 52, 55.

[21] Швейковская Е. Н. Традиционализм как тип социально-экономического развития: Русский Север в ХVIХVII вв. // Россия в Средние века и Новое время. Сборник статей к 70-летию члена-корреспондента Л. В. Милова. М., 1999. С. 165185.

[22] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 43 об.

[23] Черкасова М. С. Плуг и поплужное на Устюге в ХVХVII вв. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 2014 год. Фискальная политика и налогово-повинностные практики в аграрной истории России ХХХI вв. М.; Самара, 2015. С. 31, примеч. 6.

[24] ВУЦА, НСБ, № 3627, л. 59; Швейковская Е. Н. Государство и крестьяне... С. 4647.

[25] Швейковская Е. Н. Указ. соч. С. 48.

[26] Лохтева Г. Н. Половники Троице-Гледенского монастыря // Исторические записки. Т. 72. М., 1962. С. 125, примеч. 23.

[27] Писцовые книги Русского Севера. М., 2001. С. 299, 307, 313314.

[28] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 38 об., 62 об.

[29] Писцовые книги Русского Севера… С. 316.

[30] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 43 об., 57.

[31] Там же, л. 44; Воскобойникова Н. П. Описание древнейших документов архивов московских приказов ХVI – начала ХVII веков. Вып. 1. М., 1994. С. 67, 69.

[32] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 34, 55 об., 63.

[33] Там же, л. 41 об., 60, 62 об.

[34] ВУ ЦА, НСБ, № 3627, л. 40 об.

[35] В предварительном порядке несколько совпадений по нашей просьбе были установлены Н. В. Башниным по двум папкам копий ХХ в. из ф. 191 Санкт-Петербургского архива Института истории (№ 57, 58).

Копийная книга актов Пачеозерской церкви Сольвычегодского уезда конца ХVIХVII в.[1

]
(Л. 1) …[поло]вниками и привезли на Пачеозеро того ж дни, подняв на столбы и почали звонить. А привезли при старостах при Семене Никифорове с товарыщем, а на колокольню подняли месяца майя в 7 де[нь] и досталные денги 125 рублев 5 алтын полденги. Да давали новые старосты Семен с товарыщем, да за язык, и что подпись резана, и за провоз дано 7 рублев 31 алтын полденги. И всего тот колокол с языком, и с подписью, и с провозом 223 рубли 3 алтына 4 денги.

Семен же с товарыщем в том же году отдавали колмогорам к пивному котлу (Л. 1 об.) новое дно делать, дано 4 рубли, обруч кован, дано 5 денег. При них же строен обруб под Архангелом на денги менши 500 рублев. Не делали и варили пива[2].

К новому ж колоколу перековывали у Соли язык, куплено подины[3] 2 пуда[4] с четвертью да укладу тритцать фунтов. И всего тот язык в деле 2 пуда 3 четверти, железо уклад 21 алтын 2 денги. От работы Лариону Тумакову 23 алтына 2 денги.

(Л. 2) Лета 201-го написан образ Пресвятые Богородицы с преподобными Печерскими чюдотворцы. Писал пачеозерец Гаврило Иванов Белых. Дано денгами два рубли с полуполтиною. Да клею куплено на четыре алтына, да золота пятьдесят листов – полтина, при старостах при Семене ж с товарыщем.

Того ж году приделали в холодной церкве с летную сторону 3 окошка колодные и на северной стороне пазуху теплые церкви, на запад дымник и у холодные церкви отсекли паперть, дано денгами рубль да ржи пол-3 меры, ячмени полмеры. К тем же трем окошкам кованы решетки, железо кузнецово, дано за решетку по осмнатцать алтын по 2 денги.

(Л. 2 об.) А что на северной, с тое дано.

139 года ноября в 30 де[нь] при старосте Степане Егупове сыне Щербакове написан «Страшный Суд» с притворы да образ настоящий Николая Чюдотворца, что в теплой церкви, да деисус, что в холодной паперти и над Царские двери сени писал мастер Первой Царков, от работы дано девятнатцать рублев.

202[-го] февраля в 6 де[нь] при старостах Семене Никифорове Егуповых да при Иване Пустынникове куплены на Москве два колокола маленких зазвонных, весу в них пол-третья пуда 11 фунтов, а ценою дано за пуд по 4 рубли з гривною. Итого одиннатцать рублев 11 алтын 4 денги, да провозу 26 алтын. А купил на цер (Л. 3) ковные денги тои же волости крестьянин Никита Конанов сын Молоков.

202-го июля в 23 де[нь] по изволению Всисильного Бога в 4-раной паужин-[5] год на Пачеозере загаралась от молнии теплая церковь пророка Илии, Загаралась под маковицею в шее, а шатер обломало с восточною и с летную сторону, стены с верху мало не до розводу да и на иных сторонах обломало ж и в церкви и между крылосы у окон колоды и з бревен скалки срывало, и бревна в церковь выпучило и роздробило, а под церковью двери вышибло, и в колоде у пяты загоралось, и вверху и во дверех загасили квасом. А как люди прибежали в верхную трапезу, и церковные двери стоят отворены, вся та церковь тряслась, а замок и двери целы, (Л. 3 об.) а святыя иконы настоящия и Деисус и двери церковные и всякая мелочь – все было выношено да Господь умилосердился, праведный гнев свой утолил.

И 203-го году апреля в…[6] наняли тое церковь починивать Окологородной волости Степана Родионова Власовых да пачеозерца Никиту Григорьева Белых. Денгами дано [9][7] руб[лев], да ржи четыре меры, да ячмени, да овса по мере, гороху осмуха. И в мае в последних числах все испочинили, лемех секли и возили половниками, а старосты были Осиф Муданов да Григорей Власовых.

Того ж году осенью деланы два окна в церкве да окно в трапезе и забор забран.

(Л. 4) 205 году генваря в 1 де[нь] при старостах при Иване Риминских да при Григорье Шивринских куплены в казну 2 «Пророка Исаия» да «Данил» в киотях травчатых, Петра Приводинского пономаря работа. Дано рубль.

Писал образ «Собор Архангела Михаила» пачеозерец Гаврило Иванов Белых Дано от работы три рубли денег да ржи и ячмени по мере.

Купили старосты Иван Риминских да Григорей Шивринских книгу «Новое Небо»[8], дано пол-полтины.

(Л. 4 об.) 206-го году декабря в… де[нь] купили старосты Иван Риминской да Григорей Шивринской у Алешки Федорова Мелентьевых на Вонных сенной покос. Дано десять рублев, а закладная взята.

В 206 году старосты Иван Георгиев да Иван Антоновских купили на Москве Евангелие напрестолное новой печати в переплете. Дано 2 рублей 13 алтын 2 денги. На то Евангелие они ж, старосты, отдавали делать оклад серебряной чеканной. Серебра пошло на оклад с застешками и с петлями весом фунт 31 золотник. От работы дано Ивану Ивицыну 4 рубля да четверик ржи.

713 году при старосте Евдокиме Кадцыне покрыл анбар болшей казенной хлебной на повосте тесом новым половниками на казенном хлебе, тес тесал и возил половниками, а правили половники Павел Русанов да Василей  Ильин. За работу дано хлебом по четверику ржи.

 

(Л. 5) Список с поступные на Кокотиху от Бакшиева

 

Се аз, Усольского уезда Пачеозерские волости крестьянин Матфей Иванов сын Бакшиевых, в нынешнем 208-м году февраля в 20 де[нь] поступился я, Матфей, за прежней свой и жены своея упокойныя Марфы долг к церквам Пресвятыя Богородицы и Архангела Михаила в дом старостам церковным Ивану Георгиеву сыну Белых да Ивану Иванову сыну Онтоновских и всем того прихода крестьянам за тритцать рублев в той же волости деревни Кокотихи девятым жеребьем, и з двором того жеребья, и с подворною землею, что на Пачеозерском погосте, и со всякими дворовыми хоромами, и с банею все с ветхими, и с трубою водочерпною ветхою, и с огородцом, и с гумном, и с овином, и с гумеником, и в поскотине по земле жеребей, и со всякими того жеребья принадлежащими угодьи, и с сенными покосы по писцовым книгам по прежним и по нынешним 186 году, (Л. 5об.) и по духовной инока старца Аврамия Шешуровского 126 году, и со ржаною соломою, и с насияною рожью со всем без вывода, чем я, Матфей, и жена моя, упокойная Марфа владели. А тот мой девятой жеребей деревни Кокотихи со всем без вывода нигде в монастыри и к иным приходцким церквам и никаким людем не отдан, ни заложен и ни в каких крепостех не записан нигде.

И владеть тем моим жеребьем ныне и впредь им, cтаростам, и кто у них по них впредь у церквей иные старосты будут. А буде дети мои или кто по родству, или тяглые крестьяна тот мой вышеписанной жеребей со всеми угодьи похотят от церквей Божиих взять, и тем людем, кто похочет взять, отдать в казну Пресвятыя Богородицы в дом вышеписанные наши долговые денги тритцать рублев, а за пристройку и за роспашку по указу великого государя и по оценке мирских людей. А тягло великого государя и во всякие мирские росходы с того жеребья платить (Л. 6) им, старостам, за 209 год и впредь по владенью. А за нынешной 208 год и старые невыплаты платить мне, Матфею. И в очищенье тому своему жеребью со всем вышеписанным от всяких прежних писмянных крепостей я, Матфей. И в не очистке к ним, старостам, и не в платежах в казну никакова убытка не привесть и вольно им, старостам, поступным жеребьем к церквям Божиим владеть и тяглым крестьянам продать и заложить беспенно. И с духовные старца Аврамия, список я, Матфей, за своею рукою отдал к ним, старостам, для владенья, а подлинная духовная осталась у меня, Матфея.

У сей поступные послухи: Павел Тимофиев сын Русановых да Иван Устинов сын Евдокимовых.

Подлинную поступную писал по Матфееву веленью Никитка Никитин сын Молоков лета 7208-го февраля в 20 де[нь].

У подлинной поступные Матфеева и послуховы руки приложены.

 

(Л. 6 об.) Список с поступные крестьянина Семена Никифорова на Власовскую деревню

 

Се яз, Усольского уезда Пачеозерской волости крестьянин Семен Никифоров сын Егуповых, в нынешнем двести шестом году маия в 24 де[нь] поступился за прежней свой долг тое ж волости к церквам Пресвятыя Богородицы и архангела Михайла в дом старостам церковным Ивану Георгиеву сыну Белых да Ивану Иванову сыну Антоновских в Пачеозерской же волости в деревне Церковной, а Власовская тож, полудеревнею без двенатцатого жеребья 9-да двумя жеребьями без четверти жеребья-[9] по купчей Соли Вычегодской посацкого человека Михайла Стефанова сына Конашкова двести втораго году со всякими угодьи и со всем без вывода, что в той купчей от него, Михайла, ко мне, Семену, написано. А посту (Л. 7) пился за долг свой с ними, старостами, по счету за сто за шестьдесят рублев. Да им же поступился пожнею Пырьеваткою за свой же долг за дватцать пять рублев по закладной от него ж, Михайла Конашкова, двести втораго ж году. А межи тем деревенским жеребьем и всяким угодьям и пожне Пырьеватке в вышеписанных купчей и закладной и в писцовых книгах написано все имянно.

А поступился я, Семен, теми своими вышеписанными жеребьями со всем без вывода и с пожнею Пырьеваткою к церквям Божиим во владение вечно за долг свой, за сто за восемьдесят за пять рублев, потому что мне, Семену, того своего долгу к церквам, опрочь тех жеребьев и пожни, иным платить нечем. И те мои жеребьи и со всеми угодьи и пожня Пырьеватка нигде в монастыри и к иным прихоцким церквам и никаким людем (Л. 7 об.) преж сея поступные у меня, Семена, не проданы, ни заложены и ни в каких крепостях не укреплены. И в очищенье от прежних своих крепостей я, Семен. А подати государские в Пачеозерской стан платить и службы служить с тех жеребьев с нынешнего 206 году впредь им от церкви с крестьяны в ряд.

А что прежние[10] старосты теми моими покупными жеребьями и пожнею Пырьеваткою до сея поступные с прошлого 202 году да по нынешной 206 год. за тот же мой долг владели к церквам, хлеб и сена снимали и подати платили, и за то владенье мне, Семену, на них ничего не спрашивать, а им, старостам, на мне платежев своих, тако ж и вышеписанных долгов моих, не спрашивать никоими делы и в том друг на друга великому государю и архиерею не бити челом.

И те мои деревенские жеребьи и со всякими угодьи и пожня Пырье (Л. 8) ватка по сей моей поступной, и по купчей, и по закладной Михайла Конашкова к церквам Божиим во владенье крепки и вольно им владеть вечно или на сторону продать и заложить безпенно. И прежнею свою купчую на те жеребьи, и закладную на пожню Пырьеватку от Михайла Конашкова, и выкупную закладную от Василья Кондакова я, Семен, с сею поступною отдал им же, старостам.

У сей поступные в послусех Гурей Спиридонов сын Ширяевых да Тимофей Иванов сын Макаровских. Поступную писал по Семенову веленью на Пачеозере земской дьячек Никитка Молоков лета 7206 году майя 24 де[нь].

А позади поступные писано: К сей поступной пачеозерского архангельского попа Василья Иванова вместо Семена Никифорова Егуповых по его веленью рука приложена. (Л. 8 об.) Послуха Гурки Спиридонова рука приложена. Послуха Тимошки рука приложена[11].

(Л. 9) …9-месте пая не имать, а имать как старосты столко ж вычистят, а пожни Наумихи косить им, старостам, з братом моим с Никиткою да вкладчикам с Ываном да Васильем, переменяяся на всякой год четвертой той пай. А поступился я, Конан, теми своими пожнями по своим писмянным крепостям и по писцовым книгам, по чему сам владел, и по деловой брата своего Никиты. А те мои пожни деревни Липовицы печищные нигде в монастыри и к иным приходцким церквам и к никаким людем не отданы, ни заложены, ни в каких крепостех нигде не написаны. И владеть теми моими пожнями ныне и впредь им, старостам, и кто по них впредь у церквей иные старосты будут.

А буде дети мои, или кто по родству, или тяглые крестьяне те мои вышеписанные пожни похотят от церквей Божиих взять, и тем людем, кто похочет взять, отдать в казну Пречистые Богородицы с приделом старостам вышеписанные долговые денги пятнатцать рублев, а за росчистку по указу великого государя и по оценке. А оброку с тех пожен к печищ до новых писцов мне, Конану, и кто по мне на моем жеребью иные владелцы будут на них, старостах, ничего не спрашивать. И в очищенье тем своим пожням от всяких (Л. 9 об.) прежних писмянных крепостей я, Конан, и в неочистке к ним, старостам, и к церкви никакого убытка не привести. И волно им, старостам, теми моими поступными пожнями деревни Липовиц к церкви Божии владеть и на сторону тяглым крестьянам продать и заложить безпенно.

У сей поступные послух Павел Тимофеев сын Русановых. Да поступную писал по Конанову велению Пачеозерские волости земской дьячек Никифор Никитин сын Молоков лета 7207 года апреля в 2 де[нь].

А позади пишут: К сей поступной вместо Конана Петрова Кондратьевых по его велению Пачеозерской диакон Григорей Давыдов Макаровских руку приложил. Послух Пашка Тимофиев руку приложил-[12]

 

Список с купчие

 

Се аз, Пачеозерские волости Архангельского погоста бобыль Тарас Павлов сын Макаровских, продал есми архангельским же (Л. 10) церковным старостам Ивану Георгиеву сыну Белых да Ивану Иванову сыну Онтоновских в дом Пресвятыя Богородицы с приделы на Пачеозерском погосте меж поповским и просвирницким двором двор свой бобыльской с ызбою, и с чюланом, и с банею, и со всеми дворовыми хоромами ветхими, и с подворною землею, и с огородцом, и с трубою водочерпною со всем без вывода, чем сам владел по писцовым книгам и по купчей Федоска да Гришки Макаровских 194 году и по прежним писмянным крепостям. А цены взял я, Тарас, у них, старост, на том своем вышеписанном дворе со всем без вывода у сей купчие три рубли денег московских ходячих серебряных. И в очищенье тому своему двору от всяких прежних писмянных крепостей я, Тарас. И в неочистке тем старостам, и кто по них впредь иные будут, убытка не привесть никоторого. А подать государева с того двора за нынешней 208 год и прежние невыплаты платить мне, Тарасу, а впредь платить им, старостам, и прежние купчие на тот двор (Л. 10 об.) отдал им же, старостам, с сею купчею для владенья.

У сей купчие послух Павел Тимофиев сын Русаковых. Купчую писал по Тарасову веленью Никитка Никитин сын Молокова лета 7208 года ноября в 12 де[нь].

Позади у купчие пишут: К сей купчей Пачеозерской архангельской поп Василей вместо продавца Тараса Павлова Макаровских по его веленью руку приложил. Послух Пашка Тимофиев руку приложил[13].

 

(Л. 11) Список с благословенной грамоты

 

Благословение великого господина Преосвященного Варлама, митрополита Ростовского и Ярославского, Соли Вычегоцкие в уезд Пачеозерские волости архангелскому попу Григорью. 

В нынешнем во 157 году марта в 27 де[нь] били челом Соли Вычегоцкого уезда Пачеозерские волости церковной староста Стенка Алексиев Ильиных и во всех крестьян место Пачеозерские волости, а сказал. В прошлом во 155-м году в доме Божиим в Пачеозерские волости згорел храм холодной архистратига Михаила и прочих иных безплотных сил. И нам бы их пожаловати, благословити, велети на новой храм лес ронити и храм воздвигнути во имя Пречистыя Богородицы Тифинские да другую службу во имя архистратига Михаила, третьею службу святых (Л. 11об.) великомученик Флора и Лавра.

И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б, поп Григорей, по нашему благословению и по сей нашей грамоте велел на тот новой храм лес ронити. А как лес изготовят, и ты б новой храм во имя Пречистыя Богородицы Тифинские да в пределех архистратига Михаила да святых великомученик Флора и Лавра велел обложить на старом церковном месте, подався немного на восток. А на основание тое святые Божии церкви говорил бы молитвы, и пел молебны, и воду святил, и святою водою церковное место кропил. А как церковь обложат и совершат, и церковное строение сполнят, и ты б, поп Григорей, по нынешнему благословению и по сей нашей грамоте велел взять в Ростове у соборного пречистенского протопопа Стефана з братьею на освящение тое святые Божии церкви наше благосло (Л. 12) вение святые три антиминсы и призвал бы еси от Соли Вычегоцкой соборного протопопа или попа да дьякона соборных, да тот новой храм с приделы освятили и Божественную литоргию соборне служили и молили Господа Бога и Пречистую его матерь и святаго славного пророка и предтечю Крестителя Господня Иванна и святых небесных безплотных сил, Михаила и Гаврила, и прочих святых, и иных безплотных сил, и святых славных, и всехвальных апостол, и всех святых о благостоянии святых Божиих церквей о мире и о тишине всего мира, и о государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца многолетном здравии, и о его государеве благоверной царице, а нашей государыне и великой княгине Марье Ильиничне многолетном здравии, и о благоверном и благородном царевиче и великом князе Димитрие Алексеевиче многолетном здравии, (Л. 12 об.), и о благоверной царевне и великой княжне Ирине Михайловне многолетном здравии, и о благоверной царевне и великой княжне Анне Михайловне многолетном здравии, и о благоверной царевне и великой княжне Татьяне Михайловне многолетном здравии, и о великом господине отце нашем Святейшем Иосифе, Патриархе Московском и всеа Русии, многолетном здравии, и о душевном спасении, и о христолюбивом воинстве, и о всенародном православном христианстве. И четыредесятницу б ты, поп Григорей, в той новой церкви служил всю шесть недель по вся, а к приделом велел бы ты нанять иных дву попов и четыредесятницу велел им служить по тому ж всю шесть недель по вся дни, да и впредь в той новой церкви служил по тому ж по преданию и по правилом святых апостол и святых (Л. 13) отец, яко ж достоит неотложно ничто ж, а престолы б ты в церкви учредил посреди олтарей, а к стене отнюдь престолов не приделывал ты, а под церковным помостом в ысподи иных пределов и престолов отнюдь не приделывати ж.

Писан в Ростове лета 7157 года марта в 27 де[нь]  .

Позади митрополич диак Яков Ключарев[14].

 

(Л. 13 об.) Список з благословенные грамоты

 

Благословение смиреннаго Ионы, митрополита Ростовского и Ярославского, Соли Вычегоцкой в уезд в Пачеозерскую волость архангельскому попу Алексею. Бил ты нам челом да староста поповской Тимошка Михайлов и все крестьяне тое волости и подал челобитную, а в челобитной написано.

В нынешнем во 169 году маия в 7 де[нь] Божиим праведным судом от молняго запаления погорели у вас две церкви: холодная церковь во имя Пресвятыя Богородицы Тифинские[15], да в той же церкви служба была архистратига Божия Михайла, да у той же церкви в пределе святых мученик Флора и Лавра, да другая церковь теплая святаго Пророка Ильи, да другая служба великого чюдотворца Николы. (Л. 14) И ныне-де тебе, богомольцу нашему, Божественныя службы и всякого церковного ж пения совершать негде, а ныне-де вы обещались для скорого поспешения к зимнему времени на том погосте поставити церковь невеликую теплую во имя священномученика Власия, епископа Севастийского, да другую службу святых мученик Флора и Лавра. А к новому б лету благословити бы нам вас лес уронить и на тех старых местех церковных поставити новые церкви: холодную церковь во имя Пресвятыя Богородицы Тифинские да в той же церкви другую службу архистратига Михаила, да теплую церковь святого пророка Ильи, да другую службу святого великого Николы Чюдотворца. И нам бы вас тебя, попа Алексея с прихожаны, пожаловать, велеть вам дать нашу благословенную грамоту и святые антиминсы.

(Л. 14 об.) И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б по нашему благословению велел на теплую церковь лес ронити. А как лес изготовят, и ты б тое церковь во имя святаго священномученика Власия, епископа Савастийскаго, да другую службу за стеною и не на едином пороге во имя святых мученик Флора и Лавра велел обложить на том же погосте. А как на те церкви: на холодную во имя Пресвятыя Богородицы Тифинские, да на другую службу архистратига Михаила, да на теплую церковь святаго пророка Ильи, да на другую службу великого чюдотворца Николы лес выронять и изготовлять, и ты б те церкви по тому ж велел обложить на старых церковных погоревших местах, а в тех бы церквах службы были за стенами и не на едином пороге. А на основание тех церквей говорил бы (Л. 15) еси молитвы и пел молебны и воду святил и святою водою те церковные места кропил.

А как церкви обложат и совершат и церковное строение сполнять, и ты б, поп Алексей, по нашему благословению и по сей нашей грамоте велел взять в Ростове у соборного пречистенского протопопа Андрея з братьею на освящение тех церквей наше благословение святые антиминсы и призвал бы ты от Соли Вычегоцкой соборного протопопа да протодьякона или попа да дьякона соборных же да те церкви освятили и божественные литургии служили соборне и молили Господа Бога и Пресвятую его матерь и святаго славного пророка и Предотечю Крестителя Господня Иоанна и святых небесных безплотных сил и всех святых о благостоянии святых Божиих церквей, о мире и о тишине всего мира и государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия, и Малыя, (Л. 15 об.) и Белыя Росии самодержца многолетном здравии и о его государеве благоверной и христолюбивой царице, а нашей государыне и великой княгине Марье Ильиничне многолетном здравии, и о благоверном и благородном царевиче и великом князе Алексее Алексеевиче многолетном здравии, и о благоверном и благородном царевиче и великом князе Федоре Алексеевиче многолетном здравии, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Ирине Михайловне многолетном здравии, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Анне Михайловне, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Татьяне Михайловне, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Евдокее Алексеевне, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Марфе Алексеевне, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Софье Алексеевне, и о благоверной и благородной царевне и великой (Л. 16) княжне Екатерине Алексеевне, и о благоверной и благородной царевне и великой княжне Марье Алексеевне многолетном их здравии, и о светейших вселенских патриарсех многолетном здравии и о душевном спасении, и о христолюбивом воинстве, и о всенародном православном християнстве.

Да и четыредесятницу б ты, поп, в тех церквах служил по шти недель по вся дни да впредь бы ты в тех церквах служил по тому ж по преданию и по правилом святых апостол и святых отец, яко же достоит неотложно ничто ж, а в пределах бы, которые освятишь, тако ж велел служить, наняв попов во вся ж шесть недель по вся дни, а престолы б в церквах и в пределах учредил посреди олтарей, а к стене отнюдь престолов не приделывать, а под церковным помостом в ысподи иных пределов и престолов не приделы (Л. 16 об.) вати ж.

Писан в Ростове 7169 года июня в 22 де[нь].

Позади подлинной грамоты диак Митрофан Микифоров, писал Алешка Устинов.

 

Список с купчие на книги

 

Се аз, Соли Вычеготцкой посадцкой человек Семен Иванов сын Протопопов, продал есми Соли ж Вычегоцкой уезда в Пачеозерскую волость к церквам Пречистыя Богородицы и архангелу Михаилу, Илье Пророку и святым великомучеником Флору и Лавру, церковному старосте Стефану Васильеву Шивринских книгу печатную в переплете, толковое повседневное[16], да в книгу печатную ж Беседы Евангелские Иоанна Богослова в переплете ж, да две книги Матфея евангелиста, Беседы Евангелские печатные…[17]

(Л. 17) …[18]написано и по писцовой книге Григорья Овцына со всем без вывода и без выкупа. И те мои купленные восьмой и тритцать второй жеребей деревни Липиц со всякими угодьи нигде в монастыри и к иным приходцким церквам и никаким людем не отданы, ни заложены, ни в каких крепостех нигде не написаны. И владеть теми моими жеребьями ныне и впредь им, старостам Андрею да Стефану с прихожаны, и кто по них и впредь у тех церквей иные старосты и с прихожаны будут.

А детем моим и братьям и роду нашему и племяни никому в те жеребьи не вступатца и из дому Богородицы и архангела Михаила не отнимать, ни выкупать никоторыми делы, а дани и оброку и всякое тягло по писцовой книге в государственную казну и во всякие волостные росходы платить в Пачеозерскую волость со крестьяны по счету вместе по их оклад (Л. 17 об.) ным мирским книгам им, старостам, с нынешнего 196 году сентября со второго числа.

А что прежние старосты теми моими купленными жеребьями преж сего поступные владели к церкви со 189 году да по нынешней по 196[19] год половников рядил, и хлеб снимал, и всякие подати платил ис казны. И нам того друг на друга мне, Петру, ни де[тя]м моим, ни братьям на них, старостах, и на прихожанах ис казны за то владенье ничего не спрашивать, а им, старостам и всем прихожанам, тех платежев на нас не отписывать, в том друг на друга великим государем и архиереем не бити челом. А ся моя поступная на те мои жеребьи по купчей моей и со всякими угодьи и с оброчными месты крепка.

И отдал я, Петр, в дом Богородице и архангелу вечно во вотчину без выкупа, волно ис казны продать и заложить, а купчую свою, что от Бориса (Л. 18) Павлова и от брата его Юрья, и деловую отца их, и деловую на половину деревни, и другую огородную деловую с макаровцами да четыре купчие старых с сею ж поступною отдал в казну впредь для владенья и меж.

Послуси на то: пономарь Первой Васильев сын Макаровских да Гаврила Иванов сын Белых.

Поступную писал по Петрову велению Пачеозерской архангелской церковной дьячек Васка Иванов сын Мелентьевых лета 7193 году сентября 2 де[нь].

А позади подлинной поступной писано: К сей поступной Никитка Конанов сын Молоков вместо Петра Георгиева сына Ширяевых, что он поступился Пачеозерской волости старостам церковным Андрею Иванову Ильиных да Стефану Федорову Пустынникову в дом (Л. 18 об.) Пречистые Богородицы и архангела Михаила за прежной свой долг за тритцать рублев в деревне Липовицах[20], покупным своим осмым да тритцать вторым жеребьем владеть вечно. Да купчую свою, что ко мне от Бориса Павлова, и брата его Юрья, и деловую отца их и с половиною деревни да другую огородную с макаровцами и старых четыре купчих отдал с сею ж поступною для владенья, по ево велению руку приложил.

Послух Панка Иванов сын Белых руку приложил. Послух Первушка Васильев руку приложил.

По приговору мирскому те жеребьи старосты Михайло Белых с товарыщем продали Тимофею Юрьеву Белых з братьями и поступную им выдали.

 

(Л. 19) Список с деловые с половинною деревни Липиц

 

Се аз, Перфирей да Сидор Юрьевы дети Ушакова, да два Петра Конановы дети Ортемьева, да яз, Филип да Василей Тарасовы дети Мелентьева, да я, Иван Калинин сын Мелентьевых, да я, Федор Карпов сын Мелентьевых, доложа государева воеводы Ивана Ивановича Чичерина, поделили есмя меж собою полюбовно деревню Липицу по половинам подворную землю орамую и неорамую, и под лесом, и пожни, и озера, и истоки. Досталося на половину Перфирью да Сидору и двум Петрам поле гуменное все и с огородцы, и з гумнам, и с подворными землями, что у них по дворам, и за Перфирьевым двором огородца от Перфирьевых и Сидоровых сенников и от заплот[21] поперег три сажени печатных, а вдоль подле двор до поскотины под гору в кругом по старым межам, (Л. 19 об.) куде он же преже сего владел, а двору межа по навесам. Да другое поле ричное все и с пожнями, и з закрайки[22], и за полем за краем, от поля вниз против поскотины и на сухой пень осокоревой[23] да на Зеленовской пролев до ямы и с осокорми, и с угодьем, что на той земле в кругом по старым межам. Да третьее поле Голчевское со всем и с пожнями, и з закрайки, и с пустошми. А межа от Перфирьева двора по поточине[24] вниз и под Огарьим озерком Милинских покосов и с Милинцы по старым межам. А истока половина да луговые орамые земли и пожен досталося веретея[25] Пырьеватка и с пожнями и с пустошми, да веретея Уская и с покрайками, да веретея Высокая и с пожнями, да середней луг и с пашенною землею, и с пожнями, и с покрайками[26], да полое новочистное место и с лесом и з болотом, да под полем (Л. 20) под середним пожня Шкулиха и с пустошью, да под полем под Голчевским пожня Кочеватка и з болотом, да задней луг пашенная земля и с пожнями и с пустошми, да подле Ленково озерко пашня и с покрайками.

А межа тем луговым веретеям и с пустошами, и пожням, и закрайкам из Хвощевово озера посереди согры[27] до Горбуши, а подле Горбушу по поточине и до Кладовицы. Да по Кладовице пеперег по огороду на Кузовишную согру, да по согре вверх до трех березок, а на болшенкой березе межное нарублено слово «мыслете», а з березок и согры на край шиписново[28] куста. Да по Кладовице поперег на Ленково озерко на подчерченую березу с тем с рубежем 26-с «мыслеми»-[29], кроме пожен, что в нашей половине Кладовицы, а пожни другие половины Филипьевы складники. А посеред тое (Л. 20 об.) Кладовицы из согры в озерко поставити нам половина огорода и крепити всегда по Ленкову озерку и по поточине до Гуниных пожни до огорода.

А Филипья, да Василья[30], да Ивану, да Федору против тово на их половину досталося дворное поле и с подворною землею, и с огородцы, и з гумнами, и з закрайки. А место Перфирьева двора по поточине вниз и под Огарьим озеркам до Милинских покосов, а подле Милинские покосы до Клычихи по той же поточине, до по Клычихе вниз до Голцева озера и по Голцеву вниз до макаровского межника и с макаровцы по старым межам да поле другое Звягливица и с пожнями и з закрайками. А межа от макаровские межи вверх до березово поля. Да третьее поле березовое и (Л. 21) с пожнями, и закрайками подле Макаровской луг и до Липицкие поскотины до окраек и с осокорми против[31] поскотины с сухово пни от осокорево да на Зеленовской пролев да вниз до Макаровские межи[32] и с угодьи, что на той земле. Да половина Кладовицы орамые земли, а пожни кладовишные полянки все в обеих половинах мне, Филипью с складники, к нашей половине, которое и в моей Перфирьеве половине с складники в Кладовице. Да полянка зимник орамая земля и з закрайками, и с лесом. Да полянки кузовишные и с пустошми, и с пожнями, и з закрайки. Да веретея Горбуша с орамою землею и с лесом. Да пожня Нутреницы, да пожня Новина с веретеями и с лошками, да пожня Пырьеватка. А межи тем (Л. 21 об.) полянкам, и веретеям, и пожням с вороницевцы, и с вещняковцы, и с над озерков пожнев да Кузовишная полянка подле Искую полянку и пожне по старым межам да на Благовещенскую полянку, да на Кладовишной ручей и до то Гунины пожни, да по ручью и по озерку до подчерченые березы с мыслетми, да поперег кладовицы через веретеи и лог по край шиписново куста по верхную сторону в согру на три берески: на одной «мыслете».

А огороду нам[33], Филипью с складники, городить посеред Кладовицы и согры в озеро з березы на березу половина улицы. У нас и Липовица у всех вместе, и друг друга не запирати, проез[д] давати. Вперед нам, всем складником, тое деревни Липицкие пополам не переделивати и по сим деловым, как роздилена, и (Л. 22) владети и вперед нам друг на друге делу тово и убытков в земляном деле по сю пору не искать никак никоторыми делы.

А писал есмя по деловой на половину слово в слово, послуси одне и дьячек писал один. А на делу были Соли Вычегодские судной целовальник Бажен Федоров сын Сабелников, да пристав Семой Мартемьянов Сергиевых, да Пачеозерские волости приселской целовальник Иван Терентьев сын Бакшиевых, да Василей Захаров сын Бакшиевых, да Иван Иванов сын Бурдаевых, да Ждан Власов сын Оголигузовых, да Андрей Максимов сын Вологженина, да Василей Иванов сын Козлов.

Деловые писал Пачеозерской церковной и земской дьячек Офоня Иванов сын Савина лета 7130-го году июня в 12 де[нь].

34-Старосты Михайло Белых с товарищем липицкие жеребьи Тимофею Юрьеву з братьями продали и сие деловые…-[34].

 

(Л. 22 об.) Список с деловые деревни Липиц с Макаровом о огородах

 

Се аз, Пачеозерской волости архангелской церковной староста Никифор Стефанов Егуповых, да деревни Макарова крестьяне Семен Петров Белых, Давыд Павлов Макаровских, Семен Иванов Насонов, Стефан Григорьев Верховцов, Юрье Павлов Мелентьевых, да деревни Липицкие крестьяне Борис Павлов Мелентьевых, афонасьевской церковной староста Иван Поликарпов, Осип Елисеев Мелентьевых разделили есми по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержца указу и по наказной памяти за печатью воеводы Матвея Павловича Нарышкина[35].

В нынешнем во 182-м году октября 22 де[нь] Пачеозерской волости крестьяне Борис Павлов (Л. 23) Мелентьевых, афонасьевской староста Иван Поликарпов, Осип Елисеев Мелентьевых приносили наказную память к соцкому Осипу Зиновьеву с понятыми на Макаровской деревни на Юрья Павлова с товарищи в межевом огороде. И сыскав в серцах своих правду меж соцкого и понятых, межевого огород разделу досталось нам, Макаровской деревни старосте Никифору с товарыщи. Огороду от Голчева озера да поперег веретеи и до логу, что подле ту веретею, да по тому логу вверх на осину, да с осины на осину, да с осины на осину, да с осины на осину, да с осины на березу, да з березы на березу, да з березы вверх по поточине до перечни полевого Макаровского огорода от своего летовища[36], да от того перечни вверх промеж поли нижной конец нам же, макаровцам, (Л. 23 об.) городить половина. А им, Липицкие деревни крестьяном Борису с товарищы, от нашего перечни меж поль огород городить половина верхней конец до логу. Да нам же, Макаровские деревни старосте Никифору с товарищы, от перечни вверх по логу досталось нижной конец, а им, Борису с товарыщы, досталось от нашего перечни верхней конец до ломовищной поскотины, а против ломовищной поскотины огород городить им же, Борису с товарищи, а от ломовищные поскотины с верхнево конца нижной конец городить им же, Борису с товарищы. Огород городить до поскотины липицкие, а от поскотины липицкие им, Борису с товарищы, от своего летовища к осокорям до перечного огороду городить и городить нам, Макаровской (Л. 24) деревни старосты и с соседми, а им, Липицкой деревни Борису с соседми, коим же свои огороды. И впредь нам промеж собою в том межевом огороде вновь делу не счинать и друг на друга не бить челом в том деловом и межевом огороде нам, Никифору с товарыщы[37], до них, Бориса с товарищы, а им, Борису с товарищы, до нас, Никифора с товарищы. А написали промеж собою по любве две деловые по противням слово в слово.

Послуси одне и дьячек писал один.

На то послух: Первой Васильев Макаровских.

Деловую писал на Пачезере церковной и земской[38] дьячек Матвейко Иванов Пачеозерец лета 7182 году октября 23 де[нь].

У подлинной позади: К сей деловой Пачеозерской волости архангельской поп Никифор Григорьев вместо крестьян архангельского старосты Никифора (Л. 24 об.) Стефанова, да Семена Петрова, да Давыда Павлова, да Сема[39] Иванова, да Стефана Григорьева, да Юрья Павлова по их же велению руку приложил.

Послух Первушка Васильев руку приложил.

Им, Тимофею з братьями, ис казны выданы[40].

 

Список с поступные на деревню Кокотиху

 

Се аз, Усолского уезду Пачеозерской волости крестьянин Федор Минин сын Мелентьевых, в нынешнем во 196 году генваря в 14 де[нь] поступился за прежной долг покойного отца моего Мины тое ж волости к церквам Пречистые Богородицы и архангела Михаила в дом старостам церковным Игнатью Конанову сыну Молокову да Никифору Архипову сыну Белых и всем того приходу крестьяном за дватцать за три рубли в той же волости в деревне Кокотихе, а Копытиха тож, покупным своим[41] (Л. 25) шестым жеребьем по своей купчей, что яз, Федор, купил у Сергия Павлова Рогачевских с пашенною и с паровою землею, и со всякими угодьи, и з сенными покосы, и с рыбными с озерскими ловлями, и з двором, и со всякими дворовыми хоромами, и со всякою городбою, что ко мне, Федору, от Сергия в купчее ево написано, и по писцовой книге Григорья Овцына со всем без вывода и без выкупа.

А тот мой купленной шестой жеребей деревни Кокотихи и со всякими угодьи нигде в монастыри и к иным приходцким церквам и никаким людем не отдан, ни заложен и ни в каких крепостех не написан нигде. И владеть тем моим купленным шестым жеребьем в деревне Кокотихе ныне и впредь им, старостам Игнатью и Никифору, с прихожаны, и кто по них и впредь у тех церквей иные старосты с прихожаны будут. А детем моим (Л. 25 об.) и роду нашему и племяни никому в тот жеребей не вступатца и из дому Богородицы и архангела Михаила не отнимать, ни выкупать никоторыми делы. А дань и оброк и всякое тягло по писцовой книге в государскую казну и во всякие волостные росходы платить в Пачеозерскую волость со крестьяны по счету вместе по их окладным книгам им, старостам, с нынешнего 196 году генваря с 14 числа.

А что прежние старосты тем моим купленым жеребьем преж сее поступные владели к церкви со 189 году да по нынешней по 196 год, половников рядили, и хлеб снимали, и всякие подати платили ис казны, и нам того друг на друге мне, Федору, ни детем моим на них, старостах и на прихожанах, за то владенье ничего[42] не спрашивать. А им, старостам и всем прихожанам, платежев (Л. 26) не отискивать, в том друг на друга великим государем ни святителю не бить челом. А ся моя поступная на тот мой шестой жеребей по моей купчей и со всякими угодьи и с оброчными месты крепка. И отдал я, Федор, в дом Пречистые Богородицы вечно во вотчину без выкупа, волно ис казны продать и заложить. А купчую свою, что от Сергия и старых четыре и деловую земляную и огородную с сею ж поступною отдал в казну впредь для владенья и меж.

Послуси на то: Первой Васильев сын Макаровских, Стефан Сергиев сын Рогачевских.

А поступную писал на Пачезере крестьянин Никитка Конанов сын Молоков лета 186 году генваря 14 де[нь].

Позади к сей поступной: Васка Иванов сын Мелентьевых вместо сродича своего Федора Минина Мелентьевых же, что купленным своим шестым жеребьем (Л. 26 об.) в дом Богородице и Архангелу поступился вечно и купчюю свою от Сергея Павлова и прежние купчие и две деловые с сею поступною в казну отдал, по его велению руку приложил[43].

 

[Закладная С. П. Рогачевских старостам Пачеозерской церкви на свой пай земли в деревне Чирковой Дранищковой 6 апреля 1681 г.][44]

 

Се аз, Сергий Павлов сын Рогачевских, занял есми Пачеозерского стану у архангелских церковных старост у Федора Минина сына Мелентьевых да у Петра Юрьева сына Ширяевых архангелских казенных рубль денег московских ходячих апреля в 6 де[нь] до сроку до Николина дни 189 году мая до 9 числа. А в тех есми денгах я, Сергий, заложил и подписал им, старостам Федору да Петру, (Л. 27) в деревне Чиркове Дранишкове свой пай земли и пожен и всяких угодей по закладной своей, что мне, Сергию, заложила тот пай земли и пожен и всяких угодей Пелагия Иванова дочь, а Петровская жена Уфтюжанина. И я, Сергий, заложил со всем без вывода, чем сам преж владел. А буде того своего жеребья я, Сергий, на тот вышеписанной срок, что писан[45] выше сего, деревни Чиркова Дранишкова не выкуплю земли и пожен и всяких угодей, и им по сей моей закладной, архангелским старостам Федору да Петру, владеть впредь. И по них и иные церковные старосты будут, по тому ж владеть к церкви архангела Михаила. И волно им, церковным старостам, Федору да Петру, или по них и иные старосты будут, владеть, и на сторону продать, и заложить. (Л. 27 об.) А в очищенье тому паю земли и пожням и всяким угодьям я, Сергий, от всяких прежних писмяных крепостей своими денгами, а выкупя и очистя, отдать к церкви им, старостам, владеть безпенно и убытка к ним, старостам, в том не привести никоторого.

На то послух…[46]

Закладную писал по Сергиеву велению Пачеозерского стану земской дьячек Матюшка Иванов сын Пачеозерец лета 7189 году апреля 6 де[нь]. Да старую закладную я, Сергий, им, старостам Федору да Петру, впредь для справы отдал.

Позади к сей закладной: Вместо Сергия Павлова сына Рогачевских по его велению Васка Иванов сын Мелентьевых руку приложил.

Послух Первушка Васильев Макаровских руку приложил.

 

(Л. 28) Список з деловые на пожни Кокотихи

 

Се аз, Михей Иванов сын Касимова, да яз, Прокопей Иванов сын Савина, подели[47] есмя меж собою полюбовно треть пожни Кокотихи в Ладитцком лугу пополам. Прокопью досталось от Родионовы пожни Лукьянова Лупана подле Белую речку с нижново конца до ивы болшие да с ывы прямо вдоль на край ямы в логу, да со ямы прямо на березу болшую, а от березы прямо в озеро в Новинское. А Михею досталось от тое же ивы вверх по речке Белой до поповы пожни Ефремовы до селские, а подле попову пожню по меже старой в озеро прямо, а за озером с Федором Торокановым по селской пожне по старой меже, а с Прокопьем по той же меже по Прокопьеве.

А деловые писали промеж собою по деловой слово в слово дьячек писал один и послуси (Л. 28 об.) одне.

На то послуси: Никифор Власов сын Федотова.

Писал деловую Пачеозерской дьячек Первушка Лаврентьев сын лета 7113 году июня во 2 де[нь].

 

Список с деловые на деревню Кокотиху

 

Се аз, Тимофей Васильев сын Софронова, да яз, Алексий Григорьев сын Макаровских, да яз, Алексий Гаврилов сын Суботина, три все три[48] складники, роздилили есмя полюбовно землю в трех полях Кокотовскую деревню орамую по старым межам и подворные земли по старым межам, у кого сколько земли под двором, а друг у друга хоромов не ворошить, а улица у нас проезжая от Алексиева Макаровского от заплотины две сажени и до берегу. А мне, Тимофею, з делу досталось гумнище с ло (Л. 29) гом от села на берегу, а межу гумном и огородцем Тимофеевым вопче у нас земли слища[49] пять сажень. А Олексию Макаровскому з делу досталось гумнище по конец огородцев конопляных. А Олексию Гаврилову з делу досталось гумнище от погоста в середнем поле на берегу.

А межа Олексиевым гумнищем и двором Гавриловым у двух Алексиевых вопче. А Тимофею до того логу дела нет. Да с Олексиево двора заднего угла от погоста лог у заплотины до Олескиева овина Гаврилова у всех у трех у нас вопче.

Да пожни розделили луговые и полевые. Мне, Тимофею, досталось пожни в лугу нижной конец от Шумковы межы от селские земли. А Олексию Гаврилову досталось тое же пожни середний жеребей. А Олексию Макаровскому досталось тое же пожни (Л. 29 об.) верхней конец, жеребей по третям та пожня. А межи тем пожням межу нашими жеребьями с Кочеватова лошку с ывника да прямо через пожню на липу, да с липы на березу на толстую, да с толстые березы прямо на Новинное озеро. Да межа тое же пожни з Белые речки с ывовово куста через пожню на мянду[50] да с тое же мянды прямо на березу на болшую прямо на Новинное озеро та пож[ня]. Тимофеев жеребей с Михиевою пожнею в межах Великоселскую. Да мне, Тимофею, на треть от Ильи Пророка в поле середней лог до Чюприянова и до Леонтья Алексию Макаровскому достался от Чюприянова задней лог опрично вытычки, что на ролью вытыкали ороти. А Олексию Гаврилову достался от архангелского поля подле Чюприяновское озеро (Л. 30) спрямь двора Чюприяновского ива стоит на залошке да прямо на ролью на Тимофиеву полосу.

Да досталось мне, Тимофею, в середнем поле с конец рипища пустово от двора да к Леонтьеву двору лог, а другая межа с Олексиевов полосов[51] Макаровского залнищем[52]. А Олексию Гаврилову достался лог с кринищем[53] с тое же межи. А Олексию Макаровскому досталось тово же логу по заложине[54] с Тимофеевы полосы болшие до конец поля нашего. Да на том же поле в середнем поле закраина на изгородь, опришено вытычки на орамую землю. Да на Тимофееву логу опрично и вытычки за Ильею Пророком на орамую землю. Да мне, Тимофею, досталось на Ивакове пожни жеребей нижней конец от Леонтьевы пожни. А Олексию Макаровскому досталось тое же (Л. 30 об.) пожни середней жеребей. А Олексию Гаврилову досталось тое же пожни жеребей[55] верхной конец.

А все три жеребья у нас поровну на Итакове, а межа тем жеребьям на Итакове по тесам на ивах, тес да закраина, да закраина за пустынею досталося Олексию Макаровскому до его же полосы до межи до кулиские. Да от тое же межи досталося закраина подле Олексиеву полосу закраина подле Олексиеву полосу Тимофея с мыскам. Алексию Гаврилову досталось закраина от середнего поля от проскурнины полянки до мыску. А в полях у нас орамые земли, полосы у трех поровну, а которой нас вычистит на пожнях лес на своем жеребью, и на логах, и в полях. Ино друг друга не отнимати да по сяков день нам друг в делу в земле и в пожнях и в логах делу нет. А де (Л. 31) ловые у нас у всех у трех слово в слово, послуси одне и дьячек писал один.

Да то послух Дмитрей Ильин сын да Елески Алексиев сын Мелентьвых да Борис Дмитреев сын Коневалов.

Деловые записи писал Поздеико Осипов сын, дьячек Пачеозерские волости лета 7094 году в 23 де[нь][56].

 

Список с меновые

 

Се аз, Петр Савин сын Уфтюжанин, дал есми сию меновую память архангелскому церковному старосте Василью Федосиеву сыну Чиркову в том. По купчим своим променил ему, старосте, смежно к церковной земле к попову огородцу в двух местах земли Ганинской и Широколобовской огородцы по старым межам. А [у] него противо того выменил смежно себе по двор и ко двору земли церковной поповского огородца (Л. 31 об.) Оганинского двора к попове житнице мерою вдоль пол-девяты сажени, а поперег от дьякова огородца к бане семь сажень троеаршинных.

В том ему и память дал.

На то послух пономарь Первой Васильев сын.

Меновую память писал по Петрову велению на Пачезере церковной и земской[57] дьячек Андрюшка Иванов Попов лета 7175 году мая в 12 де[нь]  .

Позади к сей памяти Пачеозерской архангельской поп Алексей Иванов вместо Петра Савина по его велению руку приложил.

Послух Первушка руку приложил[58].

 

(Л. 32) Фрагмент купчей некоего Ивана церковному старосте Зиновию 1645 г. февраля 21

 

…старосте Зиновью, а старые всякие невыплаты платить мне, Ивану, своими денгами, а впредь что розрубять побелочно, ино платить старосте з дву бел.

На то послух Семен Матвиев Заболоцких, да Стефан Алексиев Ильиных, да Иев и Стефан Егуповых дети.

Купчую писал по Иванову велению земской пачеозерской дьячек Моска Григорьев Попов лета 7153 февраля в 21 де[нь]. И старую купчую отдал Иван старосте Зиновью для очищенья и меж.

Позади послух Семейка Матфеев руку приложил.

 

[Данная][59] На деревню Рыковское
 

Се аз, Иулита, да яз, Ульяна Васильева, дочери Малковы, отдали есмя на Пачезеро архангелу, и пророку Илье, и страстотерпцем Флору и Лавру в дом Иванов, да Максимов, да Микифоров жеребеи деревни в Рыков (Л. 32 об.) ском осмой жеребей, а четверть плуга и з двором, и с подворною землею, и с мовницею, и з трубою с водяною, и гумно, и овин, и с пожнями того жеребья, и со всем без вывода, и с рожью, и с парами, что сеяна рожь на земле. А двор, и земля, и пожни складниками в делу, а межи по деловым грамотам и по купчей. И поминати им за ту землю Василья Малка, отца их, да матерь их Пелагию, да Ивана, да Максима, да Никифора. А дань и протор с тоя земли потянути с тоя с архангелские земли с Ыльина дни, старина и новина и оброчной хлеб, хто начнет пахати.

А на то послуси Иван Иванов сын Бакшиев да Никита Клементьев сын.

Отданую писал дьяк земской Бориско Филипов сын лета 7080-го году марта 16 де[нь].

 

На ту ж Рыковскую духовная

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Се аз, раба Божия Домника Савельева дочи, (Л. 33) пишу сию изустную память, отходя света сего, целым умом и разумом, кому что дати и у кого что взяти и по душе поправити.  Оставается у меня, Домники, отца моего благословение по деловым земля в Рыковской деревне двенатцатой жеребей земли. И яз тот жеребей земли приказываю в дом архангелу Михаилу по своих родителех и по себе. А за тот вклад поминати отца моего, и матерь, и меня до ках[60] мест то святое место стоит, и потуги с того жеребья платить старостам церковным. А сыну своему Гаврилу отказываю, что есть у меня хлеба ржаного и ярового, а ис того хлеба дати на симяна ячмени две меры. Да Гаврилу же отказываю две коровы.

А за тот вклад написать в сенадик Савелия, Домнику, Евдокею, Гликерию, Федосию, а поминати ста (Л. 33 об.) ростам троя годом. А подати с того жеребья в первой побор по белошной заплатить Гаврилу. А досталь впредь всякие розрубы платить старостам церковным из казны. А сыну моему Гаврилу жити в половье год. Да отцу своему духовному Григорью и на весь крилос по себе отказываю на сорокоустье быка.

А у изустные седел отец мой духовной поп Григорей Карпов сын да с ним седели в послусех: Степан Алексиев сын Ильиных, да Никон Михайлов сын, да Аверкий Иванов сын, сродицы моего отца.

Изустную писал Пачеозерской церковной дьячек Никифор Елесиев сын Каблуков.

Лета 7156 году декабря 10 де[нь].

 

Закладная на Рыковское

 

Се аз, Ирина Иванова дочь, а Григорьевская жена Романова Ушаков, а заняла[61] (Л. 34) есми у Стефана Васильева сына Шивринских тритцать рублев денег московских ходячих прямых без приписи ноября в 25 де[нь]. А в тех есми денгах заложила в Пачеозерской волости в деревни Рыковском треть шестаго жеребья по деловой мужа своего покойного Григорья, что ему от братей, от Лариона, да от Леонтья, да от Ивана, з делу досталось. А заложила есми и в трубе треть, и во дворе, и во дворовых хоромах, и в подворной земле, и в житнице, и в гумне, и в овине, и в трубе, и в бане - во всем треть складником с Стефаном Григорьевым Верховцовым вместе.

А заложила с соломою ржаною и соломы яровые половину, и с насеянною рожью, что на той трети посияно ко 187-му году, и с сенными покосы, что к той трети шестаго жеребья прилегло, и со всем без вывода, по чему покойной муж (Л. 34 об.) мой Григорей и я, Ирина[62], после мужа своего владела по деловой на срок на Рожество Христово нынешняго 187 году. А буде я, Ирина, той своей трети шестаго жеребья деревни Рыковского не выкуплю со всем без вывода, и ему, Стефану, волно по сей закладной впредь владеть тою третью и во дворовых хоромах и во всем без вывода, что в сей закладной выше писано, и на сторону продать и заложить безпенно.

А буде та моя треть и со всеми дворовыми хоромами или сенные покосы у кого в закупе, или в закладе, или в каких писмянных крепостех ни будь, и мне, Ирине, выкупать и очищать своими денгами, а выкупя и очистя, отдать владеть ему, Степану, с чиста пути и убытка в том к нему не привести никоторого. А подати государевы с той трети шестаго жеребья платить (Л. 35) с сякова числа, как ся закладная писана ему, Стефану, что в розрубах своими денгами, а старые невыплаты платить мне, Ирине. А заложила и по земле в поскотине жеребей, а буде он, Стефан, на той трети вновь каких на той трети хором поставит и заново приставленные по цене, чем люди оценят, дать денги ему, Стефану. А за старые гнилые на нем, Степане, не спрашивать. Под которым судом ся закладная меня, Ирину, застанет, тут по ней суд и управа. А кто с сею закладную в суд станет, тот по ней и истец.

На то послух Федор Лазарев сын Макаровских.

Закладную писал на Пачезере по Иринину велению церковной дьячек Матюшка Иванов сын Пачезерец лета 7187 года ноября в 25 де[нь].

Позади к сей закладной кабале архангельской (Л. 35 об.) поп Иоанн Стефанов вместо Ирины Ивановы дочери, а Григорьевской жены Романова Ушакова, по ея велению руку приложил.

Послух Фетка Лазарев руку приложил.

 

Купчая на деревню Круглицу

 

Се аз, Соли Вычеготцкой и уезда Пачеозерской волости крестьянин Иван, да яз, поп Гаврило, Андреевы дети Кузнецовы, братья родные, продали есми тое же Пачеозерской волости архангельскому церковному старосте Василью Федосиеву сыну Чиркову и всем прихожанам осмой жеребей деревни Круглицы, отца своего благословение, и чем сами владели пашенной, и паровые земли, и пожен, и поскотин осмой жеребей, и угодей, и озер, (Л. 36) и истоков осмой жеребей. А продали есми по купчей отца своего Андрея, что он купливал у Ивана Андреева Заболотцких. А продали есми и з двором, и с подворною землею, и с огородцы, и с полутрубою водяною, и з банею, и со всем без вывода.

А во дворе хором. Изба новая поземая да два сенника: один стоит, а другой розвалян, и с погребом, и с сараем, и з заплоты кругом двора. А двору межа с Тимофием по заплоте, и с полужитницею, и с полугумном, и с полуовином. А та житница, и гумно, и овин с Тимофием вместе пополам и с насияною[63] рожью, что в земле сияна ко 176 году. А та земля, и пожни, и поскотина со всеми складниками за межами, а не в делу. А продал есми и с половиною прикупною пожнею Кочеваткою и со всеми угодьи, что к тому осмому жеребью (Л. 36 об.) истари потягло и полегло, и куды ходил топор, и коса, и соха, и серп.

А продал есми со всем без вывода и без выкупа, чем сами владели. А взял есми на том своем осмом жеребью деревни Круглицы и всех угодей и со всем без вывода пятьдесят пять рублев денег московских ходячих прямых без приписи и пополнок в той же цене. А где буде тот нашосмой жеребей деревни Круглицы орамые земли и паровые и с пожнями и с поскотинами и со всем без вывода и с полуприкупною пожнею Кочеваткою у ково будет в закупе или в закладе ни есть, и нам, продавцам, выкупать и очищати своими денгами и очистя, отдать ему, старосте, с чиста пути. В том ему, старосте Василью, убытка не привести никоторого.

А подати всякие государевы и мирские розметы платить(Л. 37) по своей купчей, что купливал у Семена Федорова Немигалова. И тот жеребей земли по своей той купчей кладу на Пачезеро Богородице Одигитрию, и архангелу, и Илье Пророку в казну и со всем двором своим: с ызбою, и клетми, и с подворною землею, и все, чем сам владел, и з банею и сенными покосы, кроме пожни Кочеватки своего жеребья, потому что приказываю тою пожнею и наделяю до ея смерти жену свою Маврицу. А как она умрет, и та пожня ей же Богородице и архангелу в казну. А давать из казны по всякой год жене моей Маврице до ея смерти отсыпного хлеба по две меры ржи, да по две меры ячмени, по мере овса в казенную архангельскую меру. А как она умрет, ино и хлеба никому не давать.

А родителей моих написать за то мое поклажение в синодик: Бориса, Агрипины, Михаила, Пелагии, Матфея, Леонтия, Григориа, (Л. 37 об.) Евфросинии да Тимофеа, да жену мою Мавру. Да из казны давать на имянины мои на обедню на весь крылас февраля в 21 по вся годы, покамест Пречистые Богородицы святое место стоит. А сверх того приказываю и отписываю по сей изустной памяти дать и взять и по душе поправить по моей смерти жене моей Мавре во всем.

А у изустные седел отец его духовной архангелской поп Алексей Иванов да складники его крестьяне Андрей Семенов Кузнец, Митрофан Власов Ширяевых, Никита Михайлов.

И изустную писал по его, Тимофееву, велению дьячек Ивашка Гаврилов Попов лета 7170 году марта в де[нь].

Позади к сей изустной памяти архангелской поп Алексей Иванов, отец его духовной, руку приложил.

 

Список з духовные на деревню Кокотиху[64]

 

(Л. 38[65]) Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Се аз, раб Божий Афонасей Трифанов сын Белых, пишу себе сию изустную память, лежа болен, своим целым умом и разумом, что мне на ком взять или кому что мне дать долгов и что у меня оставается с пота и живота, и деревня, и всяково житейского заводу, кому дать и взять и по душе моей поправить. Отписываю скот и живот, лошадь мерин и коровы, и быки жене моей Наталье Костянтинове дочере да дочерям моим Марфе да Огафье. И что взять мне на Артемье долгу безкабалного девятнатцать алтын две денги, да взять мне по кабале на Иване Баране Макаровских тритцать алтын; да взять мне по кабале на Виледи на Суслове, а порукою (Л. 38 об.) в той кабале Иван Агафонов, полтора рубли и ту взятку имать жене моей.

Да отписываю деревни Копытихи деревню свою шестой жеребей и з двором, и з дворищем, и с осталым лесом, что на берегу, Пречистые Богородицы и архангелу Михаилу в казну, и с насияным хлебом, что посияно ко 183 году.

А Бог по душу мою пошлет, и им, старостам и мирским людем, по мне из казны дать попу Ивану с крылошаны сорокоустие со всею церковною утварию да записать в литию и в синодик имя мое, и жены моея, и детей моих седмь сынов да четыре дочери, и на всякой год по две обедни служить на памяти наши и з женою, опрочь вселенских субот. Да им же, старостам и мирским людем, давать из казны жене моей Наталие и з дочерми хлеба ржи шесть мер, да ячмени четверток в казенную архангелскую (Л. 39) меру, да сена давать жене моей по дватцати копен. А тот хлеб давать дочерям моим до замужья, а замуж выдадет, и им, дочерям, до хлеба дела нет. А жене моей до смерти ея давать по пяти мер хлеба, по три меры ржи, да по две меры ячмени.

А буде миром в казну деревни не возьмут по моему отписыванию, и тою деревню отписываю жене моей Наталие и дочерям моим Марфе да Агафие со всем без вывода и дать, и взять, и по душе моей поправить, и никому в мой живот, и в скот, и в деревню не вступатца - ни роду моему, ни племяни никак никоторыми делы. А сверх того никому не виноват, разве Богу грехами.

А у сея изустные памяти седел отец мой Иван (Л. 39 об.) Стефанов духовной, да мужи седели Сергий Павлов Рогачевских, Яков Михайлов Заболоцких, Стефан Яковлев Исаковых, Семен Андреев Белых.

Изустную память писал архангелской церковной дьячек Матюшка Иванов Пачеозерец лета 7183 году генваря 14 де[нь]  .

У подлинной памяти назади написано: К сей изустной памяти архангелской поп Иван Стефанов седел и вместо седелцов Сергия Павлова, да Якова Михайлова, да Стефана Яковлева, да Семена Андреева по их велению руку приложил.

У той же памяти позади: Лета 7183 февраля в 23 де[нь] по благословению и по указу великого господина Преосвещенного Ионы, митрополита Ростовского (Л. 40) и Ярославского, его митрополич дел приказной Соли Вычеготцкой Введенского монастыря архимандрит Сергий да выборные поповские староста соборной церкви поп Григорей Никитин да десятцкой той же церкви диакон Иван Тарасиев сей духовной слушали и выслушав, свидетельствовали отца духовного попа Иоанна и седелцов, которые в сей духовной имяны писаны, допрашивали: покойново Афонасья таков приказ был ли, как в сей духовной написано? И отец духовной, и сиделцы сказали, что таков приказ был и список отца духовного за рукою вместо сиделцов взят у Соли Вычеготцкой в митрополич казну. А пошлины сей духовной со взятки з денег з дву рублев (Л. 40 об.) с трицати з дву алтын с четырех денег по митрополич указу с рубля по два алтына по две денги. Итого семь алтын да печатново полполтины, истопничья десять денег. Платил Пачеозерской архангелской церковной староста Гаврило Иванов.

К сей духовной митрополич дел духовных приказной Соли Вычегоцкой Введенского монастыря архимандрит Сергий печать свою приложил.

К сей духовной староста поповской соборной церкви Григорей Никитин руку приложил.

К сей духовной десятцкой соборной дьякон Иван Тарасиев руку приложил.

 

(Л. 41) Список с покладные в деревне Липицах на пожню Клычиху

 

Се аз, Усольского уезда Пачеозерского стану крестьянин Григорей Иосифов сын Мелентьевых, положил в дом Пречистые Богородицы и архангела Михаила Пачеозерские волости деревни Липовицы печищную свою пожню Клычиху, отца своего благословение, по своим писмянным крепостям и по писцовым книгам, по чему сам владел, по своих родителех вечного ради помяновения при церковных старостах при Семене Никифорове сыне Егуповых да при Иване Федорове сыне Пустынникове ценою за дватцать рублев. И владеть тою пожнею с нынешняго двести первого году, как сия покладная залегла, к церквам Божиим. И им, старостам, или кто по них иные старосты будут, а ставить тое пожню кому они ж, старосты, отдадут. А сена с тое пожни ставленого имать мне, Григорью, (Л. 41 об.) половину любой конец до моей, Григорьевы, смерти.

А как по воли Божии смерть случится, пожнею владеть к церквам Божиим вечно и сено имать все в казну Пречистые Богородицы по сей моей покладной. А за то мое положение написать в литию родителей моих шестнатцать имян, кого я, Григорей, скажю, и поминать вечно, доколе изволит Бог церквам святым стоять.

А та моя вотчинная пожня Клычиха в монастыри и к приходцким ко иным церквам и никому не отдана, ни продана, ни заложена и ни в какие крепости не укреплена. А роду моему и племяни и никому в тое мою пожню не вступатца и из дому Пречистые Богородицы никоторыми делы и умыслы не отнимать. И впредь мне тое пожни с печищем деревни Липовицы никому не продать, и не заложить, и ни в какие крепости не укрепить, и от того в казну никакого убытка не учинить. А та моя пожня в Липицком поле против деревни Макарова возле Голчева озера. (Л. 42) А складниками за межами, а не в делу. А межа с верхнево конца с Георгиевскую пожнею Клычихою з берески, что стоит в ивовом кусте прямо до паточины, а по паточине вниз с Милинцы межах до Голчева озера, а з другую сторону от Макаровские паточины на конец веретеи пахотной земли и вверх кругом того покосу возле пахотные земли до орамой же земли.

А у сей покладной послух Гурей Спиридонов сын Ширяевых.

Покладную писал по Григорьеву велению Никитка Никитин сын Молокова лета 7201 года декабря в 20 де[нь].

Позади к сей покладной вместо Григорья Осипова сына Мелентьевых по его велению Васка Иванов сын Мелентьевых же руку приложил.

Послух Гурка Спиридонов сын Ширяевых руку приложил.

 

(Л. 42 об.) Список с купчие на деревню Власовы от Михайла Конашкова[66]

 

Се аз, Соли Вычегодцкой посадцкой человек Михайло Стефанов сын Конашков, продал Пачеозерской волости крестьянину Семену Никифорову Егуповых в той же волости в деревне Церковной, а Власовская тож, по писцовой книге стольника Григорья Овцына да подьячего Василья Крюкова полдеревни без двенатцатого жеребья, что я тот жеребей купливал тое ж волости у Тимофея да у Прокопья Павловых детей Рогачевских, да два жеребья без четверти жеребья, что купил у Никиты Стефанова сына Пустынникова. А на болшем жеребью с ызбою, и з двором, и со всякими дворовыми хоромы, и с подворною землею, и с трубою водочерпною, и з гумном, и с огуменником, и с овином, и з житницею, и з замком нутряным, и с пашенною с полевою и с луговою землею, и с огородцом. А сенных покосов пожню Угор, да пожню Козлиху, да меж Козлихою на общей веретее пашенной земли полосу, да в Черновском поле в дву местех пожня Бараниха меж пахотной земли, да в пригороде лог весь меж пахотною ж землею, что досталась (Л. 43) по прежним двум деловым 188 и 190 годов писма площадного подьячего Федора Плотникова да Васки Мелентьевых, что в тех деловых пашенной земле и сенным покосам межи и признаки написаны, что выменял я, Михайло, те вышеписанные пожни у Никиты да у Стефана з братом на пожню Березник с пашенною землею, да пожню Ускую всю да в Черновском поле на сенные ж покосы с пустошми.

Да я ж, Михайло, продал пожню Нижную, да в задворном поле меж моею ж полосою ложек, да пожня на песку оброчном, да в старом оброчном песку по земляному владению жеребей со всеми складники вопче по деловой писма Василья Мелентьевых. А на Никитинских жеребьях хором: изба старая и хлевишко, и заплоты ветхие да половину с Ываном да со Стефаном Пустынниковым. А сенных покосов в задворном поле, и на оброчном песку, и в заполье половину ж с ними ж, Иваном и Стефаном, по делной писма Василья Мелентьевых, и в поскотине, и в заполье против деревенских моих купленных жеребьев везде доля.

А что заполье отгранено и отмежевано от земель имянитого человека Григорья Дмитриевича Строганова, и тем запольем владеть мне, Михайлу, два года, а после дву годов владеть впредь ему ж, Семену. А буде не почнет давать владеть тем запольем он, имянитой человек Григорей Дмитриевич, и ему, Семену, бити челом и досту (Л. 43 об.) пать помимо меня, Михайла, самому, а на мне, Михайле, за ту неочистку ничего не спрашивать, и не оттискивать, и убытка в том ко мне, Михайлу, никакова не доставить. А цены за те вышеписанные за полдеревни без двенатцатого жеребья да за два жеребья без четверти жеребья рядил я, Михайло, у него, Семена, сто шезтдесят рублев денег московских ходячих и в те денги дать ему, Семену, усолцу посадцкому человеку Василью Кондакову сто тритцать рублев против моей, Михайловы, закладные кабалы. А достальные денги взял яз, Михайло, у него, Семена, у сей купчей все сполна. А з болшого жеребья всякие великих государей стрелецкие и ямские денги впредь со двести третьяго году и с оброчных мест, то платить ему, купцу Семену, а прежние годы очищать мне, Михайлу, самому своими денгами. И половника Петра Гошевых против порядной моей на том жеребью ему, Семену, держать до строку, а порядную на него отдал ему ж, Семену.

А в нынешнем двести втором году на Никитинской жеребей сеять семяна яровые мне, Михайлу, свои. И что дать Бог хлеба, и тот хлеб и сено сеять все на себя, и за 203 год с того жеребья в Пачеозерскую волость подать заплатить мне ж, Михайлу, сполна. А впредь теми жеребьями (Л. 44) ему ж, Семену, владеть и подати платить. А пожни Пырьеватки мимо ево, Семена, никому на сторону мне, Михайлу, и детям моим ни продать, ни заложить и ни в какие крепости выше дватцати пяти рублев не крепить. А как почнем продавать, и ему, Семену, отдать на ту ж цену на дватцать на пять рублев.

А купчие мои от Тимофея да от Прокопья Павловых детей Рогачевских и от Никиты Стефанова Пустынникова, и московская мировая згорела у Соли Вычегоцкой во 199 году марта в 24 числе. И о том пожаре подана в приказной избе изветная челобитная и в книги записана. А на пожню Пырьеватку купчая згорела. А кроме Василья Кондакова та моя деревня ни у кого ни в закупе, ни в закладе и от прежних крепостей очищать мне, Михайлу, своими денгами и в том мне, Семену, убытка не привесть никоторого. Да и прежную закладную кабалу выкупную от Василья Кондакова я, Михайло, отдал ему ж, Семену. В том сию и купчую дал.

К сей купчей в послусех Соли Вычегоцкой площадные подьячие Иван Иванов сын Швецовских, Василей Петров сын Попов.

Купчую писал по его Михайлову велению тое ж площади подьячей Максимко Федоров сын Стенин лета 7202 года апреля в 17 де[нь].

(Л. 44 об.) Позади к сей купчей воскресенской поп Ияков Семенов вместо сына своего духовного Михайла Стефанова сына Конашкова по его велению руку приложил.

Послухов Ивашка и Васки руки приложены.

 

Закладная на пожню Вонные

 

Се аз, Пачеозерские волости крестьяне Алексей да Иван Федоровы дети Мелентьевых, заняли есми Пачеозерские волости у архангелских церковных старост у Ивана Ильина сына Риминских да у Григорья Федорова сына Шивринских пятнатцать рублев с полтиною денег московских ходячих прямых без приписи до сроку марта до первого числа нынешнего двести шестаго году. А в тех денгах заложили и подписали им, старостам, к церквам Божиим деревни Медвидицы вытного сенного покосу пожни Вонные восмой жеребей свое владение по своим писмянным крепостям и по писцовым книгам стольника Григорья Овцына да подьячего Василья Крюкова. А та пожня склад (Л. 45) никами деревни Медведицы не в делу, а межи той пожне в писцовой книге написаны.

А буде мы, заимщыки, на вышеписанной срок заемных денег не заплатим и пожни не выкупим после сроку, волно им, старостам, или кто по них впредь иные старосты будут, тою пожнею к церквам Божиим по сей закладной владеть вечно и на сторону продать и заложить беспенно. И ся закладная на тое нашу пожню купчая и отводная. А оброку с тое пожни к печищу деревни Медведицы на них, старостах, ничего не спрашивать и никакого тягла не уваливать[67]. А в очищенье той пожни от всяких прежних писмянных крепостей мы, заимщыки, и в неочистке к ним, старостам, и к церкви, никакова убытка не привесть.

Где закладная нас, заимщиков, застанет под которым судом ни будь, тут по ней суд и правеж и с убытки сполна. Кто с сею закладною в суд станет, тот и истец.

(Л. 45 об.) У сей закладной послух Матфей Иванов сын Пачеозерец.

Закладную писал по заимщыков велению Никитка Никитин сын Молоков лета 7 тысящ двести шестаго году ноября в 20 де[нь].

К сей закладной Пачеозерской поп Василей Иванов сын Мелентьевых вместо Алексия да Ивана Федоровых детей Мелентьевых по их велению руку приложил.

Послух Матюшка Иванов Пачеозерец руку приложил[68].

 

(Л. 46) Список с купчие на пожню Костыль Ивана Лебездилова

 

Се аз, Усольского уезда Пачеозерские волости крестьянин Иван Иванов сын Антоновских, продал есми тоя ж Пачеозерские волости архангелского прихода в дом Пречистые Богородицы и архангела Михаила с приделы церковным старостам Игнатью Конанову сыну Молокову да Никифору Архипову сыну Белых владенья своего деревни Подосокорной сенного покосу пожни Костыля по своим писмянным крепостям и по писцовым книгам, по чему сам владел. А межа тому отпроданному[69] сенному покосу от их же домовой церковной пожни Согры поперег вышеписанные моея пожни Костыля по лошку в круглую яму, а ис тое круглой ямы подле покраину Коряжемского монастыря[70] с ывы на иву по логу до их же вышеписанной казенные пожни Согры. А цены взял я, Иван, у них, старост, на том своем отпрода (Л. 46 об.) ном сенном покосе подписной меже казенных четыре рубля денег, а денги взял у сей купчие сполна.

Да сверх того написать им, старостам, в литию и поминать вечно имя отца моего Иоанна да имя ж матери моея Стефаниды. И впредь им, церковным старостам, и кто по них иные будут, тем вышеписанным сенным покосом владеть вечно по сей моей купчей в дом Пречистые Богородицы с пределы. А мне, Ивану, и детям моим, и роду моему впредь в тое проданное место по крепостям своим и по писцовым книгам не вступатца и из дому Пречистые Богородицы не отнимать и не откупать никоими вымыслы. А в очищенье тому отпроданному сенному покосу от всяких прежних писмянных крепостей по вышеписанным межам и во всяких делах я, Иван, и в неочистке в дом Богородицы убытка не учинить.

На то послух Матфей Анфимов сын Ядрихинских да Первой Василь (Л. 47) ев Макаровских.

Купчую писал по Иванову велению Пачеозерские волости земской дьячек Никитка Никитин сын Молокова лета 7197 года генваря в тритцать первой де[нь].

Позади купчие пишет: К сей купчей вместо Ивана Иванова сына Антоновских по его велению Васка Иванов сын Мелентьевых руку приложил.

Вместо послуха Матфея и себя послух же Первушка руку приложил.

А в писцовой книге написано на листу 233-м: Межа з землею Коряжемского монастыря да посеред Согры к Костыля, да от Костыля бережного через веретею в Согру, а посеред Согры на яму, да с серед ямы по ивнягу посеред лошку прямо к Вычегде реке. А по конец того лошку ива в межах з землею Коряжемского монастыря по конец Костыля, да от ивы до Данилкова покосу Гусева, да за Да (Л. 47 об.) нилком в межах к вязовому пню, и от вязового пня прямо на согру, да по согре к Вычегде реке.

 

Список на пожню Забилье и Березник и Ускую

 

Се аз, Усольского уезда Пачеозерские волости крестьянин Никита Стефанов сын Пустынников, продал есми тоя ж Пачеозерские волости архангельского прихода церковным старостам Игнатью Кононову сыну Молокову да Никифору Архипову сыну Белых в дом Пречистые Богородицы и к пределом ея в Пачеозерской волости деревни Церковные, а Власовская тож, печищных сенных покосов в Ладицком лугу за речкою Белою: пожню Забилье, да пожню Березник с пашенною землею, (Л. 48) да на пожню Ускую - свое владенье, отца своего благословение и по писцовым книгам писцов Богдана Приклонского да Григорья Овцына и по деловой Соли Вычегодцкой посадского человека Михаила 71-Стефанова сына-[71] Конашкова сто восмь десят восмаго году да по меновой ево ж, Михайлове, сто девяносто четвертаго году.

А межи тем пожням в писцовой книге и в дилной написаны. И владеть им, старостам, по тем старым межам. А продал я, Никита, в тех вышеписанных пожнях и в пашенной земле половину. А другая половина в тех вышеписанных пожнях и в пашенной земле братьям моим, Ивану да Стефану Федоровым детям Пустынниковым же, и косить те пожни с ними, Иваном да Стефаном[72], (Л. 49 об.) пополам, переменяяся погодно.

А в нынешнем во сто девяносто шестом году косить им в казну пожня Березник да пожня Забилье нижной конец. А оброк с тех пожен платить им, старостам, за нынешной за 196 год платить[73] по писцовой книге Григорья Овцына и в иные годы со владенья в Пачеозерский стан земским целовальникам. А цены взял я, Никита, у них, старост, за те пожни тритцать три рубли две гривны денег московских ходячих. А денги взял у сея купчие у них, старост, сполна все наперед. А в очищенье тем пожням от всяких прежних писмянных крепостей я, Никита, и в неочистке к ним, старостам, убытка не привесть никоторого. А деловая и меновая на те (Л. 50) пожни, что выше сего написаны, и те крепости остались у братей моих, у Ивана да у Стефана Пустынниковых. А с меновыя список и з деловые межевую выписку за руками у сея купчие отдал им, старостам. А буде к делу подлинные понадобятца им, старостам, и им, братьям моим, те крепости не таить, к делу выкладывать.

На то послуси: Иван Григорьев сын Белых да Василей Иванов сын Мелентьевых. Купчую писал по Никитину велению Пачезерские волости земской дьячек Никитка Никитин сын Молокова лета 7196 году генваря 29 де[нь].

Позади подлинной пишет: К сей купчей вместо Никиты (Л. 50 об.) Стефанова по его велению брат иво Стефан Федоров Пустынников руку приложил.

Послух Ивашко Георгиев руку приложил.

Послух Васка Иванов руку приложил.

 

Выписка из деловой

 

Выписка из деловые какова у Никиты Стефанова сына Пустынникова и у братей ево, у Ивана да у Стефана Пустынниковых, с Михайлом Конашковым да со Власовыми с Иваном да Григорьем писма Федора Плотникова 188 году, а в ней написано. Да сенных покосов досталось от них, Никиты и от братей (Л. 51) ево от Ивана Власовых и от отца иво Григорья, Михайла, Конашкову пожня Березник с пашенною землею да пожня Уская. А межи сенных покосов с пожнею Березником пожне по Дылихе с логу на ивовой куст, а на иве три рубыша, а с ывы на яму, а с ямы через лог конец озера на липовой куст, а с липового куста на старой пень и через лог на яму, а с ямы на яму ж, а в тех ямах сыпано уголье, а с ямы на лог. Да по логу межа с пожнею по Дылихою и Ускою по логу и по озеру до пожни именитого человека Григорья Дмитреевича Строганова. А по другую сторону речки Белая до пожни Забилья, а межа меж пожнями Забилье и Ускою куст (Л. 51 об.) черемховой да ивовой куст, а меж ними, кустами, орано сохою. А межа Березник от пожни Забилья с ывового куста по логу до ивово ж куста, а с ывового куста на верхнюю кромку подле пашенную землю березнишную, а с верхние кромки на вяз, а с вязу на ли[по]вой куст, а меж вязом и липовым кустом сохою орано, а с липовово куста прямо в озеро Глубокое, что у перевоских пожен.

Да Миките Пустынникову досталось пожня Забилье. А межа той пожни от Уские пожни по Михайловым вышеписанным[74] кустам да в Белую речку. Да посеред Белой речки вверх и по поточине до пожни именитого человека (Л. 52) Григорья Дмитреевича Строганова. По старому межнику по липовым кустам прямо до перевоских пожен, а перевоскою пожнею межа на низ по лошку в озеро Глубокое, а по озеру Глу[бо]кому до пожни Березника по тем же вышеписанным кустам до тех пожни Уские.

 

Список с записи

 

Се аз, Соли Вычегодцкой посадцкой человек Михайло Стефанов сын Конашков владелец Усольского уезда Пачеозерской волости деревни Царковской, а Власовская тож, дал сию запись тое ж деревни Церковной крестьяном Никите Стефанову да Ивану да Стефану Федоровым детям Пустынниковым в том в нынешнем во сто девяносто четвертом году октября в 2 де[нь]. Будучи на Москве я, Никита Стефанов, да я, Иван Федоров, вместо брата своего Стефана Пустынникова со мною, Михайлом, полюбовно договорились. И променил мне Михайла своих повытьев деревни Царковской сенных покосов пожню Угор, да пожню Козлиху, да меж Козлихою и меж моею Михайловою пашнею земли на общей веретье пашенной земли полосу, да в Черновском поле в дву местах пожня Бараниха меж пахотной земли, да в пригороде лог весь меж пахотною ж землею, что досталось по прежним двум деловым 188 и 190 годов писма площадного подьячего Федора Плотникова да Василья Мелентьевых, что в тех деловых (Л. 53) пашенной земли и сенным покосом и признаки написаны.

А вместо тех сенных покосов променил я, Михайло Конашков, к ним, Никите, да Стефану, да Ивану, пожню Березник с пашенною землею, да пожню Ускую всю, да в Черновском поле сенных покосов с пустошми, что досталось по прежним деловым Федора Плотникова да Василья Мелентьевых. А о иных о сенных покосех, и о пашенной земле, и о всяких угодьях деревни Царковской те делныя писма Федора Плотникова да Василья Мелентьевых и впредь в делныя. А что в прошлом во 191 году будучи на Москве искал я, Михайло, на них, Никите да на Иване Пустынниковых, перепашки пашенной земли и перекосу сенных покосов.

И по судному делу, (Л. 53 об.) и по правой памяти, и по прежней деловой Федора Плотникова заряд мне Михайла и во всяких убытках на них, Никиту да на Ивана, великим государем не бить челом впредь никоими делы. А им, Никите да Ивану, по засевной грамоте 193 году в убытках своих в половине, что били челом з Григорьем Васильевым сыном Власовым на меня, Михаила, великим государем ни в чем не бити челом никоими ж делы. И впредь от всяких обидах деревни Царковской от пашенной земли, и от сенных покосах, и от каких убытках, что промеж нами были, друг на друга великим государем не бить челом и о том о всем принести нам у делу мировая за рукам челобитная. А буде я, Михайло Конашков, (Л. 54) от мене пожен и з землею кои писаны в сей записи выше сего и по мировой челобитной, в чем не устою им, Никите да Ивану, да Стефану Пустынниковым, взять на мне, Михайле, за мое непостоятельство по сей записи себе пятьдесят рублев денег. А денги заплатя мне, Михайлу, к ним впредь от меня пожен и сенных покосов и з землею о всем ся запись. И впредь в запись, и ныне запись те написали меж собою по противням.

А на то послуси: Матфей Воротников, Леонтей Терской. А запись писал Ивановския площади подьячей Ивашко Пушкарев лета 7194 году октября в 2 де[нь].

У подлинной позади: К сей записи (Л. 54 об.) вместо Соли Вычегодцкой посадцкого человека Михайла Степанова сына Конашкова по его велению Устюга Великого уезду Вохомской волости Пашка Семенов сын Герасимов руку приложил.

Послух Матюшка руку приложил.

Послух Левка руку приложил.

У выписки позади: К сей выписке и списку вместо Никиты Стефанова сына Пустынниковых по его велению брат ево Стенка Пустынников руку приложил, а подлинные крепости к себе взяли.

 

(Л. 55) Список с закладные на пожню Пырьиватку

 

(Л. 55) Се аз, усолец посадцкой человек Михайло Стефанов сын Конашков, занял есми Пачеозерской волости у крестьянина у Семена Никифорова сына Егуповых дватцать пять рублев денег московских ходячих прямых без приписки до сроку до Филипова заговения 203 году. А в тех денгах я, заимщик, заложил и подписал ему, Семену, до того сроку в той же Пачеозерской волости пожню свою Пырьеватку по своей купчей, что купил у Тимофея Павлова сына Рогачевских. А межи и признаки той пожни писаны в писцовой книге писцов стольника Григорья Овцына да подьячего Василья Крюкова. А в нынешнем в 203-м году косить та пожню мне, Михайлу, на себя вся.

А буде я, заимщик, на тот отписной срок тое своей пожни не выкуплю, и после сроку владеть ему тою моею пожнею до выкупа. А перед сенокосом тое пожни не выкупать, а ему о сроце на выкуп отдать. А после сроку косить та пожня ему, Семену, в Пачеозерскую волость. А в очищенье той пожне от всяких писменных крепостей я, Михайло, и в не очистке к нему, Семену, убытка не привесть никоторого. Под которым (Л. 55 об.) судом ся кабала меня, заимщика, застанет, тут по ней суд и управа. А хто с сею кабалою в суд станет, тот по ней и истец.

Послуси на то: Иван Иванов Швецовских, Роман Григорьев Литвинов.

Закладную кабалу писал у Соли ж площадной подьячей Максимко Федоров сын Стенин лета 7202 году мая в 20 де[нь]  .

Позади вместо Михайла отца ево духовного воскресенского попа Иякова Семенова и послуховы руки приложены[75].

 

(Л. 56) Список с данные на Полянку

 

Се аз, Пачеозерской волости крестьяне Никита да Семен Стефановы дети Пустынникова, дали есми на себя сию даную Пачеозерской волости архангелского приходу старостам церковным Павлу Иванову Загородцких да Козме Иванову Лыкову и всем крестьяном в том. Положили мы, яз, Никита да яз, Семен, отца своего благословение покойного Богородице в казну архистратигу Михаилу, и пророку Илие, и Николе Чюдотворцу, и священномученику Власию, и святым мучеником Флору и Лавру по отце нашем Стефане. Записать ево имя, отца нашего покойного, в литию и поминать, покамест и святая вера сияет.

А положил яз, Никита, да яз, Семен, половину пустоши Полянки от Федотовы межи да до (Л. 56 об.) Истомины межи Борисовы, да по меже прямо в Колодоватое озеро. А положили есми ту половину пустоши Полянки по купчей отца своего покойного Стефана, что откупливал у архангелского старосты у Тимофея Михайлова Антоновских, и по даной воеводы Богдана Бешенцова. И волно им, старостам и крестьяном, тою половиною пустоши Полянки в казну владеть по сей нашей даной и по купчей отца нашего и по даной. А оброк с той половины пустоши Полянки платить вместо нас, Никиты да Семена, у Соли Вычегодцкой в съезжей избе воеводам или кому великий государь укажет, из казны старостам на всякой год по алтыну. А в казну тою половины пустоши Полянки владеть и на сторону продать и заложить по сей нашей даной.

А с сею нашею данною отдали мы, Никита да Семен, (Л. 57) Богородице в казну две купчие да две даные, одна из приказу впредь для меж и очищенья. А оброк платить им, старостам, со 184 году с Семеня дни Летоначатца. А за прошлые годы старые невыплаты то нам, Никите да Семену, платить своими денгами. А от купчих, и от закладных, и от всяких прежних писмянных крепостей мы, Никита да Семен, на ту свою половину пустоши Полянки своим денгами, а выкупя и очистя, отдать в казну с чиста пути, убытка не привесть никоторого.

На то послух Первой Васильев Макаровских.

Даную писал на Пачеозере по Никитину и по Семенову велению архангелской церковной дьячек Матюшка Иванов Пачеозерец лета 7183 году августа в 8 де[нь].

Позади подлинной архангелского попа Ивана Сте (Л. 57 об.) фанова сына вместо Никиты да Семена Стефановых детей Пустынниковых рука приложена.

В послусех Первушка Васильев руку приложил.

 

Купчая на пожню Кочюху

 

76-Се аз, Усольского уезда Пачеозерские волости крестьянин Денис Игнатьев сын Ядрихинских, продал есми архангелским церковным старостам Андрею Иванову сыну Ильиных, Стефану Федорову Пустынникову деревни Болшаго Устинова печищную пожню Кочюху по своей купчей, что купливал у Василья Савельева сына Серебрениковых, что по конец поля Меншаго Устинова. А межа той пожни от угла Болшего Устиновского поля по межному огороду деревни Меншаго Устинова до согры и по согре  вниз по плетню до ивы, а с ывы в межах с пожнею Павла Петрова Рогачевских поперег пожни по верхнему концу ево, (Л. 58) Павлова, остожья до пахотные паровые земли. И возле тое пахотные земли вверх до того ж Болшеустиновского поля. А цены взял я, Денис, у них, старост, семь рублев денег у сей купчие сполна.

И впредь тою пожнею владеть им, старостам, к церкви архангела Михаила вечно и волно и, старостам, по сей купчей на сторону продать и заложить кому похотят. А в очищенье той пожне от всяких прежних писмянных крепостей я, Денис, и в не очистке к ним, старостам, убытка не привести никоторого. А оброка с тое пожни платить им, старостам, к моему, Денисову, печищу со 194 году по четыре денги. А всякие подлинные крепости тое осмины деревни Болшаго Устинова у меня, Дениса. А в нынешнем во 193-м году косить та пожня мне, Де (Л. 58 об.) нису, и в огород сметать пополам поровну за перетыки и кругом огородить накрепко и зимняго пути беречь, а в огород сена взять старостам половины любой конец. А впредь тою пожнею владеть и сено косить старостам все на себя.

На то послуси: Василей Иванов сын Мелентьевых да Федор Лазарев сын Макаровских.

Купчую писал по Денисову велению земской дьячек Никитка Никитин сын Молокова лета 7183 году июля 5 де[нь].

Позади подлинной купчие архангелского попа Ивана Стефанова вместо продавца Дениса Игнатьева рука приложена.

Послуха Васки Иванова рука приложена.

Послуха Федки Лазарева рука приложена-[76].

По нижнему полю более бледными чернилами: Та пожня Кочюха отдана к печищу Евсивью Григорьеву, а денги против купчие взял.

 

(Л. 59) Список с купчие на пожню Согру

 

Се аз, Пачеозерские волости крестьянин Данило Федотов сын Бакшиевых, продал есми тоя ж Пачеозерские волости архангельского прихода церковным старостам Матфею Анфимову сыну Ядрихинских да Прокопью Иванову сыну Корниловых в дом Пречистыя Богородицы и к пределом ея в Пачеозерской волости свою росчисть, что под полем под Осокорским пониже Пачеозерского истока подле старую реку Вычегду, что был черной лес Согра и тот лес росчищен около Кузминских озерок. И того кошеного места своей росчисти и с полу-Кузминскими озерками и Согрою с черным лесом я, Данило, продал верхную сторону от Пачеозерского истока до копаные борозды, (Л. 59 об.) что копаны из Кузминских озерок. А в межах та пожня с сенными покосы Коряжемского монастыря да с Ываном Ивановым сыном Антоновских. А межа тому сенному покосу от старые Вычегды реки в Пугору по Пугору по увалу до сломленного вязового рубежного пни из стоялого, а того пни с поперечные межы прямо на серед заднего Кузминского озерка, а серед того озерка по копаной борозде в Середнее озерко, а от Середнего озерка на серед берегового озерка, а ис того озерка по копаной борозде в старую Вычегду реку.

А продал я, Данило, тое пожню отца своего благословение по купчей дяди своего Афонасья и по отводным грамотам и по писцовым книгам, по чему сам владел. А оброку (Л. 60) с того места им, старостам, в Пачеозерский стан по две гривны на всякой год и из окладу с меня, Данила, снять, а на нынешной на 195 год с тое пожни окладные денги плачены. А цены взял я, Данило, у них, старост, за тое пожню тритцать четыре рубли денег московских ходячих да сверх того записать им, старостам, в повсядневную литию шесть имян безденежно да ячмени четверик. А в очищенье тем сенным покосом от всяких прежних писмянных крепостей я, Данило, и в не очистке к ним, старостам, убытка не привести никоторого, а прежняя купчая и государевы грамоты и подписная челобитная Богдана Приклонского остались у меня, Данила. А понадобятся им, старостам, и мне (Л. 60 об.) не таить, к делу выкладывать для меж и очищенья.

На то послух архангельской пономарь Первой Васильев сын Макаровских.

Купчую писал по Данилову велению Пачеозерской волости земской дьячек Никитка Никитин сын Молокова лета 7195 году апреля в 25 де[нь].

Позади подлинной продавца Данила Федотова рука приложена.

Послуха Первушки Васильева Макаровских рука приложена.

Далее текст на половине следующего пронумерованного листа: (Л. 61) В писцовой книге Григорья Овцына Коряжемского монастыря к деревне Пожарищу написано. Пожня Лесная сена пятьдесят копен, оброку два алтына три денги. На той же пожне пашни 3 десятины, оброку 3 алтына. А межа той пожни и пашне от поль по конец Ивашка Глебездилова пожни посеред логу до Данилковы пожни Гусева да подле Данилкову пожню до ивового куста, да на том кусте грань крест, (Л. 61 об.) а с того куста подле ту ж Данилкову пожню вниз подле кочки да на ивовой куст матерой, а с того куста на шипичевой куст и на черемховой молодой куст, да с куста через ивняг и песок до истоку да вверх по истоку, а от источка через песок прямо в лог, а по логу вверх подле Подосокорских пожни и по пожне до первого логу до пожни Ивашка Глебездилова пожня.

 

(Л. 60 об.) Список с данные памяти[77]

 

Се аз, Козма Иванов сын Лыков Соли Вычегодцкой уезду Пачеозерской волости крестьянин, дал есми сию даную память тое ж Пачеозерской волости архангельского погоста церковному старосте Василью (Л. 62) Федосиеву Чиркову и всем крестьяном в том. В нынешнем во 178 году положил, я, Козма, по обещанию в церковь в дом архистратигу Михаилу, и пророку Илие, и Николе Чюдотворцу, и мучеником Флору и Лавру по своей купчей свой жеребей деревни Заболотья в Шиврине, двенатцатой жеребей со отставным двором и с новою избою, и с нутряным лесом, что купил у Герасима Шиврина и со всем без вывода. Да с тою деревнею я, Козма, положил в казну пожню свою Устиновского печища на старом погосте по своим купчим, что купливал у Тимофея Ильиных да у Анны Федоровской жены Ильиных же. И тою деревнею двенатцатым жеребьем и пожнею владеть (Л. 62 об.) ему, старосте, или по нем иные старосты будут с прихожаны в казну и тем церквам в казну вечно, покамест изволит Бог и  тем церквам стоять.

И великого государя подати и всякие мирские розметы платить мне, Козме, до Ильина дни нынешняго 178 году. А после Ильина дни платить всякие доходы из казны церковными денгами. А за то положение написать в тех церквах в литию десять имян и поминать вечно. Да сверх того давать из казны жене моей Фекле до ея смерти на всякой год по полутретье меры ржи, да по две меры ячмени, да овса по полумере в усолскую меру хлеба доброво сухово.

А в очищенья той деревне и всяким угодьям и пожни я, Козма, и в том к ним, (Л. 63) старосте и прихожанам и в казну, убытка не привести никоторого. Волно им тою деревнею и пожнею по сей даной и по купчей владеть в казну во веки и на сторону продать и заложить беспенно. И впредь мне, Козме, и роду моему и племяни в ту деревню и в пожню не вступатца и дела нет никоторыми делы. И купчую Герасимовскую на ту деревню и купчие на пожню отдал ему, старосте.

Послуси на то: Соли Вычеготцкой площадной подьячей Дмитрей Петров сын Верхотин, да Федор Филипов сын Плотников, да Иван Денисов сын Филатовых.

Даную память писал у Соли на площади подьячей Микитка Иванов сын Медведев лета 7178 году декабря в 22 де[нь].

(Л. 63 об.) Позади подлинной памяти писано: К сей даной вместо Козмы Иванова сына Лыкова по его велению Окологородные волости земской дьячек Жданко Афонасьев Савина руку приложил.

Послух Митка Верхотин руку приложил.

Послух Ивашка Денисов руку приложил.

 

(Л. 63 об.) Список з данные

 

Се аз, Алексий Григорьев сын Макаровской, дал есми архангелу Михаилу, и Илье пророку, и святым чудотворцам Флору и Лавру в дом деревню свою Ляпицу по своей купчей грамоте, что есми ту Ляпицу купил у Климка у Поздеева, опрично поженки, что от городища от Шивриных[78] (Л. 65) в оную поженку, а полянки крылашанам на кормлю, а межи той земле по старым межам по купчим грамотам, куды топор ходил и коса, соха. Да купчую свою отдал в дом архангелу оцыщенья ради.

А на то послух Иван Семенов сын Шулга да Трофим Ильин сын Поздеев, а пожни пустоши Архангелу под поскотину.

А даную грамоту писал Поздеико Осипов сын лета 99-го декабря в 17 де[нь].

 

(Л. 64) Выписка из Окологородного стану

 

Пожня Хухра, сена сорок копен, оброку пять алтын, что была за пачеозерскими церковными старосты. А ныне владеют к той же церкви Михаила Архангела по меновой Ивашка да Максимка Ивановых детей Логиновых 154 году. А межа той пожне с верхнево конца с пожнею Введенского монастыря по логу по ляге, да от тое ляги вниз по логу ж до ивового куста, а от тово ивового куста поперег до ивового ж куста до проточины, да по проточине и по озером вниз до земли имянитого человека Федоровской жены Петрова сына Строганова вдовы Анны Никитины дочери. А с тою землею межа поперег по ивовым кустам да от тех трех поперечных кустов вверх по ивовым же кустам и по логу до Введенские пожни.

Пожня Закраиная, что была за Ивашком Логиновым, а ныне той же церкви архангела Михаила. Сена 26 копен, оброку пол-осмы денги. Владеют по памяти Коземки Иванова сына Лыскова 178 году. А межа той пожне с верхнево конца по водопролеву да вниз с Никольскою пожнею Овсихою, (Л. 64 об.) а с нижную сторону с пожнею имянитого человека Федоровской жены Петрова сына Строганова вдовы Анны Никитины дочери, а з другую сторону подле пустоши до того же водопролеву и с новоприсадным песком, что от водопролеву до угору пожни Закраинные[79].

 

(Л. 65) Список с меновые

 

Се аз, Иван Иванов сын Логиновых, да з братом своим Максимом променяли есми свою пожню Хухру Пачеозерскому церковному старосте Андрею Никифорову к Михайлу Архангелу в казну и всем (л. 65 об.) крестьяном на их церковную архангельскую пожню Волгасы да на другую пожню Заднюю. А в межах наша Хухра с верхную сторону с манастырцы, да с Данилком Ивановичем, да Степаном Паламудовым по старым межам. А межа той пожне Хохре от нижние Хухры с конец озерка на иву да с ывы верх по ивам по рубежным да до озерка Подмысного. А променяли есми по своей деловой, чем сами владели. А взяли есми яз, Иван да Максим, в придачю к своей пожне Хухре дватцать два рубли денег московских ходячих. А променяли есми яз, Иван и Максим, ему, старосте, свою пожню на их пожню Волгасы и Заднюю со всем без вывода и без выкупа, куды и чем сами преж владели и где буде…

 

(Л. 66) (часть явно другой грамоты)

 

…собою с суда и пожню меж собою розделили полюбовно. И межи мне, Ондрону, досталось от борозды с верхнево конца от Курьи и от Сорокина острова вдоль по прежней Черемховатице да иву на троерубежную, да с троерубежные ивы на пять ям, да с пяти ям на черемху на рубежную ж, да с рубежные черемхи на яму, да с ямы на осину на виловатую на конец пожни. А мне, Никите, досталось нижней край тое же пожни Черемховатицы от своие пожни вдоль по Черемховице от Курьи от Сорокина острова да на ворговатую березу, да с ворговатые березы прямо в дол до тое ж поперечные межы до ямы верхнево конца. А розделили есмя тое пожню Черемховатицу меж собою вдоль половинам. Какова (Л. 66 об.) половина мне, Никите, досталось, такова и мне, Ондрону[80], верхнея сторона, а нижнея мне, Никите, с племянники.

На то послух Иван Савин сын Пачеозерской, дьяк земской, да Савелей Дмитреев Ильин.

А деловую писал Ивашко Агеев сын. А деловые у нас одного дьяка писмо лета 7102 году декабря в 10 де[нь].

Позади послух Иванец руку приложил.

 

На Дранишниково купчая

 

Се яз, Гаврило Денисов сын Рычков, продал есми архангельскому церковному старосте Тимофею Михайлову Антоновских и всем крестьяном половину Дранишникова, отца своего благословение, и по деловой, что мне досталось от брата Ивана и что купливал брат мой болшей Костян…[80]

Далее на непронумерованном (последнем в ркп. по диагонали оторванном) листе обрывки текста: сын… чок… Иванов…

Позади…

Послух Гриш…

 

Список

 

Се яз, Иван Иванов…есми на Пачеозере…Илье и страстотерпцем…в дом треть пожни Верхней за свое здравье и за… А та пожня вместе с моими братьями…

 

 



[1] Список ХVII в.: Великоустюгский центральный архив. Научно-справочная библиотека. Инв. 3627.

[2]Далее в рукописи оставлено незаполненное место на 5–6 строк.

[3] Вид чугуна.

[4] В рукописи слово написано над строкой.

[5]-[5] Так в рукописи. Возможно, это указание на время начала пожара, поскольку паужина – это краткий прием пищи («перекус»), свершаемый на севере около 2 часов дня, между завтраком (9 часов утра) и ужином (8 часов вечера).

[6] В рукописи дата не указана.

[7] Цифра залита кляксой. Прочтение предположительное.

[8] Согласно разъяснению А. С. Усачева, это книга украинского писателя, мастера схоластической прозы Иоанникия Галятовского (1620–1688 гг.) «Новое Небо с новыми звездами сотворенное», трижды изданная: в 1665, 1677 и 1699 гг. Среди «полудестевых печатных книг» это сочинение упоминается в духовном завещании Великоустюжского архиепископа Александра 1699 г. (Румовский Н. Описание Великоустюжского Успенского собора. М., 1862. С. 125).

[9]-9 Фраза написана поверх строки.   

[10] В рукописи слово написано дважды.

[11]Остальная часть л. 8а чистая, без записей.

[12]В рукописи текст перечеркнут. Это поступная Конана Петрова сына Кондратьевых старостам Пачеозерской церкви на пожню деревни Липовицы 2 апреля 1699 г. Начало у поступной утрачено. На л. 9 по правому полю по горизонтали тем же почерком: одиннатцать рублев четыре гривны, и все на крепости подписано при старостах при Якове да при Герасиме.

[13] Оставшаяся часть л. 10 об. чистая, без записей. 

[14]Оставшаяся часть л. 13 чистая, без записей.

[15] Исправлено, в рукописи: Пифиннские.

[16] Далее напрашивается название книги Евангелие, но оно в рукописи отсутствует.

[17] Далее текст обрывается.

[18] Далее приводится поступная П. Г. Ширяевых на жеребии в деревне Липовицах в Пачеозерскую церковь за свой долг в 30 рублей от 2 сентября 1684 г. Начало ее утрачено.

[19] Возможно, это описка, поскольку в конце акта нынешним будет указан 7193 г.

[20] Выше название деревни передано как «Липицы».

[21] Заплотами назывались заборы, сплошные деревянные ограды (Даль В. Словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1978. С. 617).

[22] Закрайками назывались края, самые крайние кромки и концы земельных участков, полей (Там же. Т. 1. С. 590).

[23] Осокорь – вид тополя, соответственно пень осокоревый – пень тополя (Там же. Т. 2. М., 1979. С. 701).

[24] Паточиной называлось сырое топкое болотистое место, исток реки на болоте (Словарь вологодских говоров. Вып. 7. Вологда, 1997. С. 15).

[25] Веретеей называлась сухая возвышенная гряда среди болот, незаливаемое место (Даль В. Указ. соч. Т. 1. С. 180).

[26] Покрайки, как и закрайки? – края, кромки, концы (Там же. Т. 2. М., 1980. С. 245).

[27] Согрой назывались дебри, болотистые равнины с кочкарником, леса по болоту (Там же. Т. 4. М., 1980. С. 259).

[28] Шиписник, шипичник – дикая кустарниковая роза, шиповник, колючий кустарник вообще (Словарь вологодских говоров. Вып. 12. Вологда, 2007. С. 90–91).

[29]-[29] В рукописи написано над строкой.

[30] Имя написано над строкой.

[31] В рукописи слово написано дважды.

[32] В рукописи слово написано над строкой.

[33] В рукописи далее зачеркнуто: городить.

[34]-34 Фраза написана по нижнему краю тем же почерком более бледными чернилами и не закончена.

[35] Исправлено, в рукописи: Марышкина.

[36] Летовищем называлось пастбище, выгон для скота (Словарь вологодских говоров. Вып. 4. Вологда, 1989. С. 38).

[37] В рукописи слово написано дважды.

[38] В рукописи слово написано над строкой.

[39] Так в рукописи.

[40] Напротив этой фразы слева на полях пометка: + списана.

[41] В рукописи слово написано дважды.

[42] В рукописи слово написано над строкой.

[43] Ниже оставлено место: 5 строк.

[44] В рукописи данный акт приведен без заголовка.

[45] В рукописи слово написано над строкой.

[46] В рукописи имя послуха не указано.

[47] Так в рукописи.

[48] Так в рукописи.

[49] Так в рукописи. Возможно, селища или с лица?

[50] Мянда, менда – сосна или молодое неокрепшее лерево, или сосновый лес, или лес плохого качества (Словарь вологодских говоров. Вып. 5. Вологда, 1990. С. 16).

[51] Характерные для местного диалекта окончания.

[52] Так в рукописи.

[53] Кринище – возможно, родник, ключ, колодец, мелкая копань.

[54] Заложина (от залом) – надломленная ветка дерева, примета, по которой можно найти дорогу в лесу (Словарь вологодских говоров. Вып. 2. Вологда, 1985. С. 129).

[55] В рукописи слово написано над строкой.

[56] В рукописи месяц не указан.

[57] В рукописи слово написано на левом поле.

[58] Остальная часть л. 31 об. чистая, без записей.

[59] Слово в заголовке отсутствует.

[60] Так в рукописи, данное слово подчеркнуто.

[61] Далее между листами 33 об. и 34 на вклеенном непронумерованном листке приведен текст, несколько строк которого закачиваются на обороте: «Список. 7201-го июня в 26 де[нь] Пачеозерской волости крестьяне Игнатей да Никита Конановы дети Молоковы променили той же волости церковным старостам Ивану Федорову сыну Пустынникову да Семену Никифорову сыну Егуповых в деревне Рыковской своей крепостной земли покрайну от Казенной улицы от воротец, от поперечного огородца к повосту посередь логу и по водопролеву и до мосту, что конец казенного овина. А вместо тои земли променили в той же деревне крепостной же казенной земли конец логу под гумнами от казенного овина и от мосту вдоль дватцать пять сажень до верхнево конца верхней вымолной ямки. Меновую память писал Никитка Никитин сын Молокова вместо Игнатья и за себя Никиткина руку приложена».

[62] Исправлено, в рукописи: Ярина.

[63] Исправлено, в рукописи: насиянов.

[64] Далее в рукописи пометка: на правом поле списана.

[65] Данный лист оторван от основного блока рукописи уже после нумерации листов.

[66] В рукописи на левом поле добавлено: списана
[67] Возможно, следует читать: усваливать, поскольку над буквой «у» сверху выносная буква «с».

[68] Далее почерком ХIХ в. приписано: Акилины. Данила Вологдиных поминати вечно с 1813 года.

[69] Так в рукописи.

[70]Николо-Коряжемский монастырь, основан около 1535 г. прп. Логгином, находился выше по течению Вычегды недалеко от  впадения в нее речки Коряжемки, в 15 км от Сольвычегодска. После секуляризации 1764 г. третьеклассный, в 1863 г. упразднён.

[71]-71 В рукописи написано над строкой.

[72] На листах 48 об. – 49 пробы пера, предположительно чиновников Устюжской духовной консистории.

[73] В рукописи слово написано дважды.

[74] Далее в рукописи зачеркнуто: пожням.

[75] Оставшаяся часть л. 55 об. чистая, без записей.

76-[76] Весь текст этой купчей перечеркнут.

[76] Акт начинается на л. 60 об., а продолжение его (с учётом вклеенного пронумерованного л. 61–61 об.) на л. 62.

[78] На этом текст данного акта обрывается. Продолжение его – на л. 65

[79] Оставшаяся часть л. 64 об. чистая, без записей.

[80] В рукописи имя написано дважды.

[81] На этом текст обрывается.



© Пшеницын Д. А., Черкасова М. С., 2019

Авторы благодарят своих коллег Н. В. Башнина, Р. П. Биланчука, Е. Н. Варникову и А. С. Усачева за ценные консультации при подготовке вступительной статьи и публикации источника.

Форумы