Крапивин М. Ю. Отделение Церкви от государства и школы от Церкви в Советской России[1]: [Рецензия]

 

 

 

 

В 2016 г. увидел свет сборник документов, посвященных Декрету советской власти об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Сборник представляет собой комплексную научную публикацию документов ряда ведущих российских государственных архивов – Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и Центрального государственного архива Московской области (ЦГАМО). Документы характеризуют политику советских властных структур по отделению Церкви от государства на ее начальном этапе (октябрь 1917 – декабрь 1918 г.). Здесь в первую очередь и главным образом речь идет о линии поведения государства в отношении Православной Российской Церкви как наиболее сильной и влиятельной религиозной организации в стране. Разносторонняя тематическая подборка дает возможность проиллюстрировать многообразие мер, предпринимавшихся соответствующими подразделениями властно-управленческого аппарата с целью минимизации влияния Православной Российской Церкви на жизнь социума. В сборнике также приводятся документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг., в которых содержится оценка секулярной политики Советской власти.

Опубликованные документы позволяют реконструировать процесс разработки и реализации советского законодательства о религиозных культах; продемонстрировать особенности функционирования системы государственных органов, отвечавших (в центре и на местах) за проведение в жизнь базового Декрета; выделить основные направления государственно-церковной политики в указанный исторический период (в том числе по отделению школы от Церкви), проследить ее динамику и продемонстрировать ее региональную специфику. Тема церковного сопротивления богоборческой политике советской власти рассматривается в историческом контексте сопротивления большевизму различных общественных слоев и групп населения.

Таким образом, настоящий сборник призван дополнить введенный за последние десятилетия в научный оборот объемный, но фрагментарный массив документов по истории государственно-конфессиональных отношений, сделав возможным проведение всестороннего исследования первого этапа политики большевиков по созданию светского государства (С. 5–9, 36, 43).

Среди затронутых в сборнике сюжетов – материалы о М. В. Галкине, Н. Н. Липкине-Копейщикове и И. А. Шпицберге, знаковых фигурах на антирелигиозном фронте первых лет советской власти.

О М. В. Галкине в сборнике сказано: «Галкин Михаил Владимирович (литературный псевдоним М. Горев) (1885–1940-е), деятель советской атеистической пропаганды. До 1918 г. священник Спас-Колтовской церкви в Петрограде. В 1917–1918 гг. издавал газету “Свободная церковь”. В 1918 г. снял с себя сан священника. Член комиссии по разработке декрета “Об отделении церкви от государства и школы и церкви”. С 9 мая 1918 г. сотрудник VIII отдела НКЮ РСФСР. С января 1919 г. помощник заведующего редакцией журнала “Революция и церковь”. С 1921 г. член Комиссии по учету и сосредоточению ценностей (“комиссии Л. Д. Троцкого”). С 13 марта 1922 г. член Комиссии по изъятию церковных ценностей Московской губ[ернии]. C 20 марта 1922 г. заместитель заведующего VIII отделом, член Бюро Центральной комиссии по изъятию церковных ценностей; в июле 1922 г. член Комиссии ЦК РКП(б), надзиравшей за организацией и ведением судебных процессов над духовенством. С 1922 г. помощник редактора газеты “Безбожник”, секретарь председателя Антирелигиозной комиссии Ем. Ярославского» (С. 803 и др.).

Уточню: год смерти М. В. Галкина – 1948.

В 1917 г. (а не в 1917–1918 гг.) священник Галкин издавал и редактировал еженедельную газету «Свободная церковь», которая первоначально выходила в Петрограде, затем, на период заседаний Поместного собора, ее выпуск был перенесен в Москву. В январе–марте 1918 г. на смену «Свободной церкви» пришла руководимая все тем же священником М. В. Галкиным внепартийная епархиальная газета «Знамя Христа» (Петроград), существовавшая под эгидой «Всероссийского общества распространения христианской литературы. Именно на бланке редакции газеты «Свободная церковь» Галкин обратился в Совнарком «с предложением своих услуг… в области отделения церкви от государства и в ряде других областей с приложением статьи для газеты». Этот текст помещен в рецензируемом сборнике (С. 89)[2].К сожалению, номер фонда Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки, где находится на хранении публикуемый документ, в книге указан неверно (причем в двух местах по-разному): ф. 230 (С. 44) и ф. 896 (С. 89). Правильно: ф. 369 (В. Д. Бонч-Бруевич).

Опубликованное письмо Галкина содержит несколько отступлений от текста подлинника: а) «Посылаю при настоящем свою статью, согласно сделанному мне предложению. В ней я собрал в основумои мысли, которые были неоднократно мною высказываемы» (С. 89). Правильно: «В ней я собрал в одно темои мысли, которые были неоднократно мною высказываемы». б) «Я предлагаю вам: 1) организовать комиссариат по делам культов;2) предпринять решительные шаги по осуществлению программы поотделению церкви от государства, изложенной в 11 пунктах… 4) реквизировать Петроградскую синодальную типографию на Кабинетской, необходимую нам для работ по приготовлению бланков, книг и пр. работе по метрикации» (С. 89). В первоисточнике те же абзацы выглядят следующим образом: «Я предлагаю Вам: 1) организовать комиссарство по делам культов; 2) предпринять решительные шаги по осуществлению программы отделения церкви от государства, изложенной в 11 пунктах… 4) Реквизировать петроградскую синодальную типографию на Кабинетской, необходимую нам для работ по приготовлению бланков, книг и пр. работ по метрикации». Есть и другие, менее существенные неточности.

Наконец, карандашная приписка, следующая сразу за основным текстом письма. Издательский вариант прочтения:«Свящ[енник] Мих. Галкин. Угол Двинской и Певческого, д. 8 б/10. P. S. Автор хочет знать, будет ли он комиссаром или пом[ощником]. Прошу ответить». Мне представляется, что конец приписки, сделанной неустановленным лицом, расшифровывается следующим образом: «Автор хочет знать, будет-ли он комиссаром илинет. Просит ответа». Кроме того, в тексте приписки речь идет об улице Дивенской (от Каменноостровского проспекта до Певческого переулка), а не Двинской.

Упомянутая в письме М. В. Галкина статья также публикуется в сборнике (С. 94–97)[3]. К сожалению, и здесь допущены неточности при передаче текста. К примеру: а) Галкин пишет, что Священный Собор «распределил из сумм государственной казны приличные гонорары священно- и церковнослужителям». При этом в первоисточнике слова «священно и церковнослужители» закавычены, думаю, что сознательно (автор тем самым подчеркивает свое негативное отношение к «так называемым» служителям Божьим), в то время как составители сборника кавычки решили убрать. б) Далее по тексту: «Суеверная… масса обманутых, усердно подстрекаемая “служителями алтаря” будет, по всей вероятности, много говорить о тех гонениях, которые якобы возводит (у М. В. Галкина: воздвиг. – М. К.) на церковь революционный пролетариат, но которых на самом деле нет». в) Для лучшего понимания реалий, наличествующих в статье Галкина, публикаторы приводят примечания № 57–59, однако документу № I.29 соответствуют примечания № 58–60 (№ 57 содержит дополнительную информацию о Галкине, которая напрямую к содержанию документа отношения не имеет)».

Авторы-составители сборника заявляют, что «бывший петроградский священник М. В. Галкин» входил в состав комиссии «для разработки Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви» (наряду с наркомом просвещения А. В. Луначарским, наркомом юстиции П. И. Стучкой, сотрудником Наркомюста П. А. Красиковым и заведующим отделом Наркомюста профессором М. А. Рейснером) (С. 722, примеч. 70), но документального подтверждения такого рода информации не приводят: в протоколе заседания Совнаркома № 24 от 11 (24) декабря 1917 г., на содержание которого публикаторы ссылаются, говорится о комиссии с иным составом, собственно, о другой комиссии (С. 107; 722, примеч. 70)[4]. Отсутствуют упоминания о членстве Галкина в составе рабочей комиссии по разработке базового Декрета и в письмах самого «священника» М. В. Галкина (на тот момент - отнюдь не бывшего) на имя Управделами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевича от 9, 14 апреля и 5 мая 1918 г.[5], а в тексте протокола № 16 заседания Коллегии Наркомюста от 20 апреля 1918 г. речь идет лишь «о вознаграждении священника Галкина» (как приглашенного эксперта) «за труды по выработке закона об отделении церкви от государства»[6].

После того, как М. В. Галкинофициально отказался от священнического сана он смог стать штатным сотрудником VIII Отдела Наркомюста. Согласно постановлению Коллегии Народного комиссариата юстиции (протокол заседания № 65 от 27 июля 1918 г.) «т. Галкин» с 1 июня 1918 г. был назначен «экспертом» VIII отдела[7]. Между тем в рецензируемом сборнике почему-то приводятся две не совпадающие между собой даты поступления Галкина на службу в Наркомюст: 9 мая (С. 803) и 1 июня (С. 734, примеч. 138) 1918 г.

В ноябре–декабре 1918 г. М. В. Галкин объехал территорию Северо-запада РСФСР, представив по итогам командировок доклады на имя руководителя VIII отдела о проведении в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства в Новоладожском уезде Петроградской губернии (24 ноября 1918 г.); в Петрозаводске и Олонецкой губернии (29 ноября 1918 г.); в Старой Руссе и Старорусском уезде Новгородской губернии (1 декабря 1918 г.); в Новгороде и Новгородской губернии (9 декабря 1918 г.) и др. Тексты перечисленных докладов включены в состав сборника (документы № II.2.87, II.2.89, II.2.90, II.2.95).

Источниковедческий обзор, подготовленный для рецензируемого сборника известным новосибирским исследователем С. Г. Петровым, содержит указание на то, что докладные записки Галкина впервые были опубликованы в 1993 г.[8] Однако в археографической легенде эта информация, к сожалению, отсутствует. Не сочли составители возможным и необходимым включить в сборник чрезвычайно интересный доклад Галкина, направленный им в Совет Народных Комиссаров РСФСР и содержавший предложение начать издание специальной газеты с целью добиться консолидации «духовных лиц, стоящих на советской платформе» (с приложением развернутой пояснительной записки к тексту доклада)[9].

М. В. Галкин продолжал оставаться сотрудником VIII-го отдела Наркомюста до конца 1921 г.[10] С 1 января 1922 г. (а не в 1921 г., как утверждают составители сборника) Оргбюро ЦК направило его в распоряжение «Комиссии по учету и сосредоточению ценностей», которую возглавлял Л. Д. Троцкий[11]. 11 (а не 13)марта 1922 г. постановлением Политбюро ЦК РКП(б) Галкина ввели в состав «Комиссии по изъятию ценностей из Московских церквей» («Комиссии по изъятию ценностей по Московской губернии»)[12]. Кроме того, с 20 марта 1922 г. он стал «заместителем» П. А. Красикова в «Центральной комиссии по изъятию церковных ценностей», членом ее бюро[13]. На прежнюю работу в Наркомюст он более не возвращался, поэтому не мог быть (вопреки приводимым составителями сведениям) в марте 1922 г. заместителем заведующего VIII отделом.

В июле 1922 г. Галкин привлекался к участию в работе Комиссии Политбюро ЦК РКП(б) по отбору кандидатов на расстрел среди приговоренных к смерти по делу петроградского духовенства («дело митрополита Вениамина»)[14]. Комиссии ЦК РКП(б), «надзиравшей за организацией и ведением судебных процессов над духовенством» (так в тексте сборника), в партийной структуре не существовало.

С декабря 1922 г. началось издание газеты «Безбожник». После 3-го выпущенного номера место ответственного редактора занял Е. Ярославский, который с 25 января 1923 г. стал также председателем Антирелигиозной комиссии при ЦК РКП(б). В связи с этим на«помощника редактора» издания Галкина были возложены обязанности «по фактическому редактированию газеты». Тем самым, он замещал Ярославского в редакции «Безбожника», но отнюдь не являлся «секретарем председателя Антирелигиозной комиссии».

Следующий персонаж, о котором идет речь в рецензируемом сборнике – Н. Н. Липкин-Копейщиков: «Липкин-Копейщиков Николай Николаевич,советский служащий. Окончил С[анкт]-Петербургский университет. В 1918 г. юрисконсульт VIII отдела Наркомюста РСФСР. В сентябре 1918 г. прикомандировывался в ВЧК» (С. 827).

Действительно, 31 июля 1903 г. Н. Н. Липкин-Копейщиков, выпускник столичной Введенской гимназии, подал прошение о зачислении его в число студентов юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета. По прошествии нескольких лет, 31 марта 1911 г., он был исключен как не внесший плату за весеннюю половину 1910 г.[15] Таким образом, вопреки утверждению авторов сборника, обучение в университете Липкин-Копейщиков не завершил.

С 1 мая 1906 г. он служил в Санкт-Петербургском городском по воинской повинности присутствии (писцом, помощником делопроизводителя, секретарем присутствия). Уволился согласно личному заявлению от 13 декабря 1914 г. 1 января 1915 г. коллежского регистратора Липкина-Копейщикова назначили на должность ревизора городских сборов Александро-Невской части. Однако не позднее 8 ноября 1915 г. постановлением Судебного следователя по важнейшим делам он был арестован по обвинению в преступлении по прежней должности и уволен резолюцией городского головы от 10 декабря 1915 г.[16]

В первые дни существования советской власти православный священник М. В. Галкин в письме Совнаркому, предлагая организовать «комиссарство по делам культов» и подразумевая самого себя на должность руководителя нового ведомства, себе в помощники намечал Н. Н. Липкина-Копейщикова, с которым учился в гимназии и в университете[17], а затем (в начале 1918 г.) сотрудничал во внепартийной епархиальной газете «Знамя Христа» (Петроград)[18]. С 3 сентября 1918 г. по 11 января 1919 г. Липкин-Копейщиков занимал должность юрисконсульта по VIII отделу Наркомюста[19]. За это время он подготовил не менее 22 докладных записок на имя заведующего отделом П. А. Красикова, реконструировавших широкую картину проведения в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства. Однако в состав сборника вошли только две из них.

На мой взгляд, особенно важен опубликованный в сборнике под № II. 2. 79 документ «Докладная записка юрисконсульта VIII отдела НКЮ РСФСР Н. Н. Липкина-Копейщикова заведующему отделом П. А. Красикову о реализации в Петрограде Декрета об отделении церкви от государства и инструкции к нему, 29 сентября 1918 г.» (С. 222–224). К сожалению, изданный текст также содержит несколько отступлений от архивного источника. Среди прочего, пропущен порядковый номер (№ 6) опубликованной докладной записки. Между тем, указания на делопроизводственные номера, рукописные делопроизводственные пометы, штампы входящей и исходящей документации (практически полностью отсутствующие в рецензируемом сборнике) во многих случаях помогают восстановить правильный ход описываемых событий.

Особо хотелось бы обратить внимание в тексте записки Н. Н. Липкина-Копейщикова от 29 сентября 1918 г. на нижеследующее замечание: «по п. 7: в отношении контрреволюционного направления петроградского духовенства… дело находится в стадии предварительного расследования и по мере развития такового и завершения, хотя бы в главных, основных чертах, при непременном участии и посредстве Петроградской чрезвычайной комиссии, мною будут представлены особые доклады, в дополнение докладной моей записки отделу от 25 сентября за № 2». В подстрочнике авторы-составители сборника делают примечание: «Доклады в деле не обнаружены» (С. 223). Между тем упомянутые Н. Н. Липкиным-Копейщиковым документы находятся все в том же фонде А–353: 1) Докладная записка № 2 от 25 сентября 1918 г. «О состоянии в Петрограде контрреволюционного движения, вдохновляемого попами и скрывающегося под флагом тех или иных религиозных обществ»[20]. 2) Докладная записка № 5 (рапорт) от 1 октября 1918 г.[21]. 3) Докладная записка № 22 от 12 декабря 1918 г. [о выполнении поручений ВЧК и ПетроЧК][22]. 4) Докладная записка [без номера] от 14 (26) декабря 1918 г. [в Отдел по борьбе с контрреволюцией ВЧК][23].

Из содержания перечисленных документов явствует, что в 1-й половине сентября 1918 г. в связи с все увеличивавшимся в следственном производстве органов ЧК количеством уголовных дел на лиц духовного звания, обвинявшихся в контрреволюции, и отсутствием среди чекистов квалифицированных специалистов, способных вести работу «по церковной линии», руководство ПетроЧК (отношение № 11635 от 1 октября 1918 г.), а затем и руководство ВЧК (ходатайство № 6212/42131 от 21 ноября 1918 г.) обратились за помощью в Наркомюст РСФСР. Комиссариат направил в распоряжение Отдела по борьбе с контрреволюцией ВЧК и в распоряжение ПетроЧК Н. Н. Липкина-Копейщикова в качестве «юрисконсульта-эксперта»[24]. Срок прикомандирования Липкина-Копейщикова к структурам ЧК (авторы-составители сборника используют вариант «прикомандировывался в ВЧК», что не соответствует правилам управления в русском языке) продолжался до конца декабря 1918 г. Особый интерес представляет информация о проведенном Липкиным-Копейщиковым 28 ноября 1918 г. в больнице при Бутырской тюрьме допросе архиепископа (до марта 1917 г.) Тобольского и СибирскогоВарнавы (Накропина), едва ли ни первого из православных иерархов, выразивших согласие сотрудничать с органами ВЧК[25].

Об И. А. Шпицберге в сборнике написано следующее: «Шпицберг Иван Анатольевич (1881–1933), советский государственный деятель. До октября 1917 г. чиновник Св[ятейшего] Синода по бракоразводным делам, присяжный поверенный. После октября 1917 г. сотрудник НКЮ РСФСР, принимал участие в разработке Декрета о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния и Декрета о расторжении брака. В 1918 г. антирелигиозный пропагандист. С июня 1919 г. сотрудник секретного отдела ВЧК, с января 1921 г. уполномоченный в должности начальника VII отделения (“разные партии”) секретного отдела секретно-оперативного управления ВЧК. С 1922 г. организатор и руководитель общества и издательства “Атеист”, редактор одноименного журнала, сотрудник Наркомюста СССР. Издатель библиотеки атеистической литературы зарубежных авторов. В последние годы жизни заведующий отделом в Архиве Октябрьской революции (ныне ГА РФ)» (С. 871).

Уточню: год рождения И. А. Шпицберга – 1880[26].

В начале мая 1917 г. обер-прокурор Святейшего Синода В. Н. Львов организовал Особое совещание по пересмотру вопроса о поводах к разводу. Шпицберг участвовал в работе этого совещания в статусе присяжного поверенного. «Чиновником Св[ятейшего] Синода по бракоразводным делам» он никогда не был. С учетом мнений, высказанных на совещании, И. А. Шпицберг подготовил два законопроекта: о поводах к разводу и о гражданском браке, которые передал в Совет Народных Комиссаров в первые октябрьские дни 1917 г. К Наркомюсту автор проектов, вопреки заголовку, предложенному составителями рецензируемого сборника (С. 111-113)[27], на тот момент отношения не имел.

В тексте опубликованного в книге законопроекта мною обнаружены, по меньшей мере, три пропуска. Наиболее существенный из них в разделе «О детях» (пункт 12). Вот так этот абзац выглядит в сборнике «12. О рождении ребенка должностному лицу обязаны объявить или его родители, или один из них, или лица, на попечении коих, за смертью родителей остался новорожденный с упоминанием присвояемого ребенку имени и с предоставлением двух свидетелей в удостоверение того же события» (С. 112). А вот текст первоисточника: «12. О рождении ребенка должностному лицу обязаны объявить или его родители, или один из них, или лица, на попечении коих, за смертью родителей остался новорожденный с упоминанием присвояемого ребенку имени и с предъявлением медицинского свидетельства о событии рождения ребенка или спредставлением двух свидетелей в удостоверение того же события».

В январе–феврале 1918 г. при Литейной районной управе Петрограда (районной управе Литейной части Совета рабочих и солдатских депутатов) начал функционировать первый в столице (и, судя по всему, в России) светский Отдел ЗАГС. Удостоверение «Председателя брачного отдела Литейной районной управы» Совета рабочих и солдатских депутатов (от 3 апреля 1918 г.) было выдано И. А. Шпицбергу.

В январе 1918 г. в Петрограде (и в целом на Северо-западе России) развернулась антицерковная агитация в форме публичных лекций, к которой подключился и Шпицберг в качестве «агитатора Смольного по антирелигиозным заданиям». Докладчика нередко представляли аудитории как «товарища народного комиссара по просвещению», а сам он из конъюнктурных соображений не опровергал эту информацию. В действительности, в первые месяцы 1918 г. И. А. Шпицберг не был ни сотрудником Наркомпроса, ни сотрудником Наркомюста, вопреки тому, что указано в заголовке документа «№ VI.5. Сообщение газеты «Петроградский голос» о публичных атеистических докладах народного комиссара просвещения А.В. Луначарского и сотрудника НКЮ РСФСР И. А. Шпицберга. 28 января (10 февраля) 1918 г.». Кстати, в самой газетной заметке «”Попизм” (Доклады А. В. Луначарского и И. А. Шпицберга)» никаких должностей Шпицберга не упоминается, а слово «попизм», в отличие от текста сборника, в первоисточнике везде употребляется в кавычках (С. 111, 577–578, 871).

Свою службу в VIII отделе Наркомюста РСФСР И. А. Шпицберг начал 17 мая 1919 г. (приложение к протоколу Коллегии Наркомюста № 172 от 6 июня 1919 г.), сначала в качестве «эксперта», затем (не позднее мая 1920 г.) – «эксперта и следователя по важнейшим делам»[28]. С 1 декабря 1920 г. (а отнюдь не в июне 1919 г.) Шпицберг был назначен юрисконсультом ВЧК (в порядке совместительства, с сохранением за ним должностей по Наркомюсту). С 15 декабря 1920 г. он уже полностью освободился от «работ в НКЮ»[29], а с 1 января 1921 г. наряду с исполнением обязанностей юрисконсульта ВЧК занял должность уполномоченного (в статусе начальника) VII отделения Секретного отдела (СО) ВЧК.

VII отделение СО ВЧК с момента своего создания осенью 1920 г. функционально отвечало за работу по «церковникам и сектантам». 29 ноября 1921 г. оно было переименовано в VI отделение (с сохранением прежней специализации). А VI отделение получило 7-й (VII) порядковый номер («разные партии»). Авторами-составителями здесь допущена путаница.

С 7 июня 1921 г. И. А. Шпицберг вынужден был покинуть ряды ВЧК (увольнение по дискредитирующим сотрудника основаниям). Вопреки утверждению авторов-составителей сборника, «в последние годы жизни» он не работал заведующим отделом «в Архиве Октябрьской революции (ныне ГА РФ)». С 31 января 1931 г. Шпицберг «состоял на службе в Центральном архивном управлении СССР в должности научного сотрудника I разряда Научно-исследовательского кабинета»[30].

В целом, в тексте рецензируемого сборника к троим вышеназванным сотрудникам Наркомюста РСФСР имеют отношение 26 документов, что составляет 4% от общего количества (649 позиций) опубликованных источников. Обнаружившееся изрядное число огрех и содержательных (фактические ошибки), и технических (пропуски в тексте, искажения текста) порождают опасения, что и в остальной части опубликованного документального комплекса также не удалось избежать погрешностей.

Как видим, труд научного коллектива, готовившего рецензируемый сборник, как и любая большая работа, не лишен недостатков. И чем ценнее документальная публикация, тем досадней погрешности,в ней допущенные. В особенности с учетом высоких научных обязательств, принятых на себя авторами-составителями[31].

Несмотря на указанные недостатки сборник «Отделение Церкви от государства и школы от Церкви в Советской России», безусловно, будет полезен для студентов духовных и светских учебных заведений, а также всех интересующихся церковной историей первых лет советской власти.

 


[1] Отделение Церкви от государства и школы от Церкви в Советской России (октябрь 1917 – 1918 г.): Сборник документов / Отв. ред. прот. В. Воробьев; отв. сост. Л. Б. Милякова. М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2016. 942 с.

[2] Документ № I.23. Письмо священника М. Галкина в СНК по вопросу публикации его статьи об отделении церкви от государства. Позднее 27 ноября (10 декабря) 1917 г.

[3] Документ № I.29. Статья священника М. Галкина в газете «Правда» с предложением о принятии мер по отделению церкви от государства в Советской России. 3 (16) декабря 1917 г.

[4] Документ № I.41. Постановление СНК об ускорении процесса отделения церкви от государства. – Из протокола заседания СНК № 24. 11 (24) декабря 1917 г.

[5] Научно-исторический архив Государственного музея истории религии, ф. 2, оп. 4, д. 106, л. 1–2 об., 3–4 об., 5–7. Опубликовано (без научного комментария): Советское государство и религия 1918–1938 гг.: документы из Архива Государственного музея истории религии. СПб., 2012. С. 64–66, 67–68, 68–69.

[6] ГА РФ, ф. А–353, оп. 2, д. 835, л. 25.

[7] Там же, д. 688, л. 48; д. 835, л. 90.

[8] «Церковь отделяется от государства»: доклады эксперта Наркомюста М. В. Галкина. 1918 г. / Публ. М. И. Одинцова // Исторический архив. 1993. № 6. С. 163–179; № 7. С. 136–138, 139–142, 143–147.

[9] ГА РФ, ф. А–353, оп. 2, д. 694, л. 275–276 об., 277–280 об.

[10] Там же, оп. 3, д. 766, л. 276; оп. 5, д. 240, л. 663.

[11] Протокол заседания Коллегии Наркомюста № 325 от 4 января 1922 г. (Там же, оп. 6, д. 66, л. 2).

[12] Политбюро и церковь. 1922–1925 гг. / Сост. и коммент. Н. Н. Покровский, С. Г. Петров: В 2 кн. Кн. 1. М.; Новосибирск, 1997. С. 122; РГАСПИ, ф. 5, оп. 2, д. 48, л. 12.

[13] Политбюро и церковь… Кн. 2. М.; Новосибирск, 1998. С. 535.

[14] Там же. Кн. 1. С. 236, 238.

[15] Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (далее – ЦГИА СПб.), ф. 14, оп. 3, д. 41089, л. 2, 4–4 об., 6–6 об.; ф. 232, оп. 1, д. 1107, л. 6.

[16] Там же, ф. 513, оп. 163, д. 1147, л. 2–4, 8–9, 12–13, 29–29 об., 31, 35–36; ф. 232, оп. 1, д. 1107, л. 5.

[17] ОР РГБ, ф. 369 (В. Д. Бонч-Бруевич), карт. 256, ед. хр. 33, л. 1–1 об.

[18] ГА РФ, ф. 130, оп. 2, д. 156, л. 3–3 об.

[19] Протоколы заседаний коллегии НКЮ № 91 от 13 сентября 1918 г. и № 143 от 7 февраля 1919 г. (Там же, А–353, оп. 2, д. 835, л. 125; оп. 3, д. 841, л. 32).

[20] Там же, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 177–179.

[21] Там же, л. 180–180 об.

[22] Там же, л. 189–190 об.

[23] Там же, л. 191–191 об.

[24] Там же, л. 177–179, 180–180 об., 181, 189–190 об., 191–191 об., 293–294 об.; оп. 2, д. 691, л. 3–4 об.; оп. 4, д. 448. л. 6.

[25] Там же, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 177–179, 189–190 об., 191–191 об.

[26] ЦГИА СПб, ф. 14, оп. 3, д. 37675, л. 2–2 об., 5.

[27] Документ № I.47. Проект Декрета о гражданском браке, о детях и ведении книг актов состояния, подготовленный НКЮ. Ранее 16 (29) декабря 1917 г.

[28] ГА РФ, ф. А–353, оп. 2, д. 704, л. 21; оп. 3, д. 5, л. 53; оп. 4, д. 10, л. 8, 94; д. 11, л. 95.

[29] Протокол заседания Коллегии Наркомюста РСФСР № 272 от 14 декабря 1920 г. (Там же, оп. 4, д. 444, л. 167).

[30] Там же, ф. Р–5325, оп. 12, д. 2227, л. 4, 8–9.

[31] «Можно уверенно сказать, что сборник представляет собой наиболее полное академическое издание по данной проблематике» (Отделение Церкви от государства… С. 43).

Форумы