Базарова Т. А. Новые источники по истории социально-экономических отношений и повседневной жизни на Русском Севере в XVII в.[1]

 

В 2016 г. увидела свет публикация приходо-расходных денежных книг Вологодского дома св. Софии и окладных книг церквей Вологодской епархии XVII – начала XVIII в. Рецензируемое издание вводит в научный оборот корпус хозяйственной документации Вологодского архиерейского дома. Включенные в сборник приходо-расходные и окладные книги ярко иллюстрируют его финансово-экономическую и социально-политическую жизнь.

История Вологодского архиерейского дома началась в XVI в. В 1568 г. в городе приступили к строительству Софийского собора, а в кремле — деревянного подворья для епископа Великопермского (к Великопермской епархии Вологду присоединили в 1492 г.). Спустя 2 десятилетия, в 1589 г. в Вологду окончательно перенесли архиерейскую кафедру, а епископа стали именовать Вологодским и Великопермским, с 1657 г. – Вологодским и Белозерским.

Архивы архиерейских домов сохранились до наших дней в разрозненном и неполном виде. Известно, что материалы приграничных епархий часто страдали в годы многочисленных войн. Вологодский архив первые потери понес уже спустя полтора десятилетия после переноса в Вологду архиерейского престола. В пожаре 1612 г. архив сгорел. Исследовавшей материалы архиерейского дома XVII в. М. С. Черкасовой удалось выявить только 351 документ, при этом к 1-й половине века относится лишь 59[2]. Она также отметила, что в настоящее время эти материалы рассредоточены по различным архивохранилищам и библиотекам.

Составитель рецензируемого сборника Н. В. Башнин проделал огромную работу по выявлению корпуса хозяйственных книг Вологодского архиерейского дома. Ему удалось установить места хранения 86 приходо-расходных книг Вологодского архиерейского дома и 12 окладных книг церквей Вологодской епархии конца XVI–XVIII в. В настоящее время они находятся не только в Государственном архиве Вологодской области, но и в архивохранилищах и библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска. Поскольку ранние приходо-расходные книги дошли до наших дней лишь в отрывках, исследователь принял решение начать публикацию двумя книгами казначея священники Никона 1612/13 г. Эти источники сохранили данные о доходах и тратах архиерейской казны, которые свидетельствуют о повседневной жизни людей после разорения Вологды. В 2015 г. данным документам Н. В. Башнин и А. Е. Жуков посвятили отдельную статью. Они отметили, что, хотя традиционно первые записи в приходо-расходных книгах начинали с 1 сентября (т. е. с наступления нового года), в данном случае книга начинается 6 октября 1612 г. Исследователи пришли к выводу, что пожар уничтожил приходо-расходные книги за предыдущие годы и недавно начатые. Сохранившуюся до наших дней рукопись стали вести после ухода вражеских отрядов из Вологды[3].

Все 5 приходо-расходных книг, опубликованных в 1-м разделе, заслуживают пристального внимания историков как ценнейшие источники для изучения структуры Вологодского архиерейского дома — центра управления одной из крупнейших православных епархий. В приходо-расходной книге за 1677/78 г. содержатся сведения о размере денежного жалованья различным категориям служителей архиерейского дома: казначеям, дьякам, подьякам, певчим, детям боярским и др.

Так, митрополичьих детей боярских нередко отправляли в военные походы или назначали приказчиками для управления архиерейскими вотчинами[4]. Также дети боярские выполняли разнообразные поручения, служили посыльными, представляли интересы митрополита в различных инстанциях. Например, в начале 1678 г. в Москву для службы стряпчим отправили сына боярского Филиппа Караулова (с. 417). Судя по записям приходо-расходных книг, на протяжении XVII в. численность детей боярских в Вологодском архиерейском доме постепенно увеличивалась, однако рукоприкладные записи в денежной ведомости свидетельствуют о том, что далеко не все они были грамотными (с. 445–447).

По нашему мнению, самый подробный и многогранный источник среди опубликованных в сборнике — приходо-расходная книга 1677/78 г. Она выделяется не только значительным объемом (363 л.), но и богатством информации, касающейся различных сторон жизни Вологодской епархии в первые годы царствования Федора Алексеевича (1676–1682 гг.). В книге сохранились не только сведения о денежных окладах служителей, сборе налогов, церковной дани и десятины, но и об основных ремонтных и строительных работах, которые велись на средства архиерейского дома как в Вологде, так и в ее окрестностях. Внесенные в нее записи также дают представление о взаимоотношениях руководства епархии с представителями центральных властей и населением Вологодского края.

Благожелательное отношение представителей центральных властей обеспечивалось «почестями» (добровольными подношениями в знак уважения). Это не всегда были деньги. Подносились иконы, рыба, калачи и пироги. П. В. Седов отметил, что к разряду почестей можно отнести и кормление представителей властей обедом[5]. В октябре 1648 г. пришедшему к архиепископу Маркелу за благословением дворцовому подьячему Борису Замарину дали в почесть 3 рубля (с. 271), а доставившему богомольную грамоту о царевиче Димитрии Алексеевиче государеву жильцу Никите Тургеневу — рубль (с. 275). Тогда же для «относа» новому воеводе стольнику Ивану Андреевичу Полеву купили за 4 алтына столовый калач (с. 269). В 1677 г. к празднику Рождества Христова для воеводы стольника И. Д. Голохвастова приобрели стяг (освежеванную тушу) говядины (с. 408). 15 июня 1678 г. был куплен и «отнесен в почесть от Софейского дому» прибывшему в Вологду новому воеводе стольнику И. М. Колычову столовый пирог (с. 434).

На страницах приходо-расходных книг упоминаются и государственные деятели, сыгравшие видную роль в российской истории, и малоизвестные широкому кругу ученых персонажи. Для стольника И. А. Полева (+ 1672 г.) пребывание на должности воеводы в Вологде — лишь небольшой эпизод в насыщенной богатыми событиями жизни. Напротив, про стольника И. М. Колычова (+ 1713 г.) сохранились только отрывочные сведения. Известно, что он был вологодским воеводой в 1679–1681 гг.[6] Между тем запись о подносе калача указывает на то, что стольник прибыл в Вологду в июне 1678 г.

В хронологических рамках публикации оказались 2 допетровские подворные переписи (1646–1647 и 1676–1678 гг.). Переписчиком, как правило, назначался окольничий, стольник или дворянин; его сопровождали дьяки. Местные власти были обязаны всячески содействовать переписчикам, предоставлять помощников из местного населения, а также обеспечивать подводами и продовольствием. Согласно данным приходо-расходной книги, зимой 1677/78 г. в Вологду прибыли переписчик стольник Петр Михайлович Голохвастов с сыном Никитой и подьячими (Иваном Саблиным с товарищами) (с. 411, 421). 12 января в Софийском доме их потчевали красной и черной икрой (с. 411). 16 марта к столу московских гостей подавали разнообразные блюда из рыбы (щуки, стерляди, судака и окуней), и, конечно же, не обошлось без красной икры (с. 421). В начале февраля 1678 г., когда стольник отправился переписывать крестьянские дворы в «домовую вотчину и окологородные селе», его щедро снабдили купленной на тридцать алтын свежей рыбой, а также приобрели за 5 денег 2 фунта красной икры (с. 414).

В Москве находилось подворье Вологодского архиерейского дома, в котором останавливался архиерей и постоянно проживал стряпчий. К поездке владыки в столицу, как правило, начинали готовиться заранее. Источники зафиксировали траты на починку карет и телег, ремонт конской упряжи. По зимнему пути из Вологды в Москву ездили обозы: «про обиход» архиепископа везли ведра рыжиков, возы рыбы (с. 415). В столичный град также доставляли подарки, предназначавшиеся царской семье и представителям центральной власти. Так, в декабре 1677 г. в Москву «приказным людем для домовых дел в почесть» отправили пятьдесят один пуд свежезасоленной семги (с. 407). Подарками государю на Пасху служили иконы вологодских мастеров в серебряных окладах. В марте 1678 г. по указу архиепископа для подноса великому государю, Патриарху и боярам из Вологды в Москву отвезли 20 образов Премудрости слова Божия с канфаренными окладами, а также 10 образов Умиления Пресвятыя Богородицы с басменными окладами (с. 419). Эти оклады из казенного серебра изготовил вологодский мастер серебряных дел Федор Исаев (с. 419).

К 1670-м гг. Вологодский архиерейский дом уже оправился от «великого разорения» Смутного времени, а также последствий нескольких неурожайных лет и эпидемии чумы 1654 г. Согласно записям приходо-расходной книги 1677/78 г., различные сборы и пошлины принесли в архиерейскую казну свыше 3665 рублей (с. 396). Такие доходы позволили архиепископу начать разнообразные строительные работы на Вологде и в окрестных селах. Они велись не только архиерейскими мастеровыми и работными людьми, привлекали и наемных высококвалифицированных мастеров из частновладельческих крестьян. Так, в архиепископской домовой вотчине селе Ивановском нанятые плотники (6 человек) помещиков Огарковых возводили новые хоромы, «крестовую и заднюю келью и с подклеты, да к тем же кельям рубили двои сени да чердак» (с. 425). Они изготовили окна, лавки, подволоки, мосты и рундуки, а также покрыли крышу тесом «в зубец» (с. 425). Наемный работник А. Гаврилов с товарищем в трапезной отремонтировал печь, а в поварне «зделали кирпичной очаг» (с. 429).

В 1667–1675 гг. в Вологде были построены каменные архиерейские палаты с домовой церковью во имя Рождества Христова, а также каменные стены вокруг архиерейского двора (с. 6). Записи расходной книги 1677/78 гг. показывают, что обустройство архиерейского двора в Вологде продолжалось и в эти годы. Так, летом 1678 г. домовые архиепископские крестьяне «клали у арихепископлих задних полат вновь кладовую полату и свод свели, зделали нижнее житье», а также пристроили к деннику, «где ставят телеги и сани розъезжие, другой денник каменной же» для карет, крытых повозок («кошевых телег»), а также «конюшенной рухляди» (с. 435).

На средства Вологодской епархии в Успенском Горнем девичем монастыре в 1677 г. была построена больница. В марте 1677 г. архиепископские крестьяне плотники Васька Семайлов с товарищи из домового леса срубили и поставили странноприимную избу с сенями и чуланами (с. 424–425). Затем наемные люди Мокейко Фомин да Сергейко Якимов соорудили из домового кирпича печь. В мае для больничной кельи купили шесть слюдяных окончин (с. 429). 18 декабря 1677 г. архиепископ Симон указал в богадельне «жить престарелым безместным и увечным старицам и женам престаревшимся и скорбным… двенадцати человеком» (с. 455)[7]. Архиепископ распорядился выделять для больницы «от дому Божия» еду, питье и дрова, а также ежегодно на одежду по 1 рублю 6 алтын и 4 деньги каждому человеку. Приходо-расходная книга сохранила до наших дней завет Симона будущим вологодским архиереям следовать его примеру: «А впредь кто изволением Божиим архиереи будут на Вологде, и им, Преосвященнейшим архиереом, молю и их пресвятость пожаловать Божия ради человекобия приказать о том также творити, чтоб было сие непременно и вечно» (с. 455).

Внимание исследователей несомненно привлекут и другие важные аспекты церковной истории: источники формирования «бюджета» одного из самых значительных архиерейских домов России, география размещения и посвящения церквей и соборов, число прихожан в приходах и т. д.

Публикация снабжена вводной статьей и археографическим введением, а также указателями имен и географических названий. Органично дополняет включенные в сборник исторические источники и подготовленная А. Л. Грязновым географическая карта приходов, указанных в окладной книге 1628/29 г. Однако при работе с опубликованными материалами (их содержание имеет отнюдь не региональное значение), часто ощущается отсутствие научного комментария, аннотированного указателя имен и словаря устаревших и малоупотребительных слов.

Археографическая подготовка текстов источников основана на правилах публикации документов XVI–XVII вв. Но, к сожалению, в издании содержатся появившиеся во время компьютерного набора описки и опечатки, пропуски букв, которые не удалось выявить во время сверки. Заметно и отсутствие унификации при транскрибировании текстов документов. На страницах сборника можно встретить: «наимовал» и «наймовал» (с. 270, 432), «не окладные» и «неокладные» деньги (с. 264) и т. п. Продолжающаяся (а не постраничная) нумерация археографических примечаний привела к появлению сноски с «тяжеловесным» номером 2340.

Опубликованный комплекс хозяйственных книг Вологодского архиерейского дома XVII в. дает ценнейший материал для новых исследований социальной и экономической истории России и, несомненно, будет по достоинству оценен учеными.

 

 


[1] Приходо-расходные денежные книги Вологодского архиерейского дома святой Софии и окладные книги церквей Вологодской епархии. XVII — начало XVIII в. / Сост. Н. В. Башнин / Изд. подгот. О. Н. Адаменко, Н. В. Башнин, А. Е. Жуков. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2016. 872 с., ил.

[2] Черкасова М. С. Архивы вологодских монастырей и церквей ХV–ХVII вв.: Исследование и опыт реконструкции. Вологда, 2012. С. 92.

[3] Башнин Н. В., Жуков А. Е. Приходо-расходная книга Вологодского архиерейского дома 1612/13 г. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вып. 4: Четвертые чтения памяти академика РАН Л. В. Милова. М., 2015. С. 251.

[4] Алексеев А. И., Флоря Б. Н. Архиерейский дом // Православная энциклопедия. Т. 3. М., 2001. С. 533.

[5] Седов П. В. Подношения в московских приказах XVII века // Отечественная история. 1996. № 1. С. 141.

[6] Суворов Н. И. Список вологодских воевод XVII столетия с 1608 по 1697 г. // Памятная книжка для Вологодской губернии на 1860 г. Вологда, 1860. С. 63; Старая Вологда: XII — начало XX в. Сборник документов и материалов /Сост. Л. Н. Мясникова, Ю. А. Смирнов, О. В. Якунина. Вологда, 2004. С. 471.

[7] Подробнее о традиции милосердия см.: Черкасова М. С.Милосердие в средневековой Руси // Вопросы истории. 2014. № 11. С. 19–30.

Форумы