Горбатов Е. Н. Новые материалы по делу архиепископа Иосифа (Курцевича) 1634 г.

История Украины в настоящее время приобретает особый смысл. Живым примером предстают перед нами выходцы из Малороссии, облеченные в священный сан. «Великая теснота и гонение на веру христианскую» в XVII в., вынуждали жителей покидать свои дома и искать пристанища у «доброго» московского царя. Одним из них был архиепископ Иосиф (Курцевич), представитель благородной ветви Гедиминовичей. В 1625 г. он выехал из Польши в Московское царство и получил в управление Суздальскую епархию. К нему стали стекаться другие выходцы из Малороссии, возле него образовался своеобразный кружок земляков. Они не замедлили воспользоваться своим положением и начали притеснять как жителей Суздальского уезда, так и других иноземцев, о чем те пытались донести до московского правительства. Но архиепископ был так силен в это время, что жалобы не достигали успеха.

Патриарх Филарет дорожил архиепископом Иосифом, надеясь с его помощью найти себе приспешников среди русско-литовской знати, на которую рассчитывал «отец государев» в будущей войне. Между тем Смоленская война надорвала силы престарелого Патриарха, и он скончался 1 октября 1633 г. После этого положение архиепископа Иосифа стало уязвимым, и этим решили воспользоваться его враги. Кто именно желал падения Суздальского владыки, неизвестно. 6 февраля 1634 г. на патриаршество был поставлен Иоасаф, а через полтора месяца, 21 марта, вышел государев указ о низложении архиепископа Иосифа.

В РГАДА в фонде Разрядного приказа сохранился комплекс документов, касающихся ареста, сопровождения в ссылку и следственные материалы по делу архиепископа Иосифа (Курцевича). Дело начинается с черновика наказной памяти от 21 марта 1634 г. московскому дворянину Н. Ф. Панину, получившему санкцию на арест архиепископа. Наиболее раннее упоминание о Н. Ф. Панине содержит боярский список 1588/89 г., где Панин написан в чине жильца с употреблением уменьшительной формы имени, что говорит о его малолетстве. В списке 1602/03 г. он записан в чине выборного по Козельску с окладом в 300 четей. В боярском списке 1610/11 г. Панин уже московский дворянин. До своей посылки за архиепископом, он успел побывать на воеводстве в Карачеве, Ржеве Владимирове, Валуйках, в Шацке для сыска, руководил писцовым делом и был на воеводстве в Кевроли. По боярской книге 1629 г. оклад его составлял 1 тыс. четей и 130 рублей. В «подлинном» боярском списке ему отведено место для христосования с царем на Пасху в передней, а в росписи «подлинного» списка 1629/30 г. он записан в 3-ю статью.

Однако если обратить внимание на участие Панина в столовом царском обиходе, то выясняется, что он присутствовал на мероприятиях семейного характера, т. е. был близок ко двору. Впервые имя Панина написано среди участников царского пира во время паломнического похода государя «к Троице» в селе Воздвиженском 29 апреля 1626 г. В следующий раз он упоминается на царском пиру в селе Тонинском 29 сентября 1626 г. на возвратном пути из Троице-Сергиева монастыря. Далее его имя встречается среди царских сотрапезников в 1628 г. на праздник Крещения 6 января, на Благовещение 25 марта, на крещение царевны Пелагеи Михайловны 1 мая, на именины великой княжны Ирины Михайловны 5 мая, на государево новоселье 23 ноября, на праздник Знамения иконы Божией Матери 27 ноября и на праздник Рождества Христова 25 декабря. Был он также на трапезе по случаю рождения царевича Алексея Михайловича 12 марта, на праздник Федоровской иконы Божией Матери 14 марта, на Вербное воскресение 29 марта 1629 г. В дальнейшем имя его неоднократно упоминается среди участников царской трапезы. Это говорит, прежде всего, о том, что Панину оказывалось определенное доверие, он был приближен к людям, имеющим царское расположение. Возможно, он заслужил это своей исправной службой.

Именно такого надежного человека и выбрали для осуществления столь важного мероприятия. Панину поручили ехать в Суздаль и внезапно арестовать архиепископа Иосифа, которого подозревали в сношениях с поляками, кроме того имелись сведения о его «неподобающем» поведении. Архиепископа надлежало арестовать и везти без следствия в Антониев-Сийский монастырь. Между тем Н. Ф. Панин по неизвестной причине задержался в Москве и поехал в Суздаль только на следующий день. Пока он ехал, 23 марта в Москву прибыл крестьянин Сергей из вотчины Боголюбова монастыря. Он рассказал, что архиепископ собирался ехать в Москву 15 марта, однако указа о его вызове в Москву не было. Следовательно, как считали приказные, архиепископ решил бежать, мотивируя свой отъезд вызовом в столицу.

Ночью 24 марта Н. Ф. Панин приехал в Суздаль. Архиепископ был на месте. Вместе с ним подверглись аресту его главный приказной человек Андрей Бермацкий с женой, жилец Богдан Лыков и диакон Арсений. Петр Бермацкий и писарь Христофор Курча были посажены в тюрьму. О Христофоре Курче известно, что он попал в плен под Великими Луками во время Смоленской войны, но по прошению Иосифа (Курцевича) был передан ему во двор. О Петре Бермацком пока ничего не известно. Судя по фамилии не трудно догадаться, что он был родственником приказного человека суздальского архиепископа. Архиепископа заключили на подворье Николо-Шартомского монастыря. Охранять архиерейский дом и арестованных остались посадские целовальники и стрельцы. Н. Ф. Панин сообщал также, что Иосиф (Курцевич) знал о надвигающейся на него беде, но не придал этому извещению никакого значения (см. публикацию, документ № 1).

28 марта стряпчий Богомил Путилов дал показания о своем разговоре со стряпчим Ростовского митрополита Семейкой Сатынниковым. Последний рассказал, что государь «кручиноват» на Суздальского архиепископа. Не желая плохого своему архиерею, он послал к нему сына боярского Титка Терентьева, чтобы тот предупредил его. Богомилу Путилову и Семейке Сатынникову устроили очную ставку. Сатынников показал, что 22 марта приехал из Ростова слуга его зятя и поведал, что видел в Мытищах стрельцов, которые шли арестовывать Суздальского архиепископа. Семейка Сатынников виделся в тот же день с Богомилом Путиловым и передал ему тревожные известия. В конце документа имеется резолюция думного дьяка Ивана Гавренева: «Отдать обоих на поруки» (см. публикацию, документ № 3).

Конвоем, сопровождавшим архиепископа в ссылку, командовал голова московских стрельцов Л. Д. Лопухин. Долгое время он служил в жильцах, в июле 1626 г. был пожалован в московские дворяне. На службе Лопухин ничем особо не отличился. В «подлинном» боярском списке 1631/32 г. он написан «у подвод». Стрелецким головой Л. Д. Лопухин стал 12 декабря 1633 г. вместе с И. А. Бегичевым и Ф. М. Аничковым. Буквально накануне отъезда в Суздаль он разыскивал под Москвой беглых холопов. При этом он превысил свои полномочия и занялся открытым разбоем. Несколько челобитных от потерпевших и ограбленных дошли до начальства, и дьяк приказал: «Взять у стрелетцкого головы денги тотчас». Вместе с Лопухиным в Суздаль поехали 50 стрельцов. Из них были выбраны 20 лучших, которые и отправились конвоем в Антониев-Сийский монастырь. До официального низложения Иосиф (Курцевич) оставался в святительском чине. Сопровождать архиепископа из его людей разрешалось только повару и «детине рослому» Акинфею Бутко. Кроме того, для сопровождения опального архиерея из Спасо-Ефимьева монастыря был взят иеромонах Кирилл.

По наказу, приказной архиепископа Андрей Бермацкий отправился в Нижний Новгород. Для сопровождения его был назначен суздальский губной староста Никита Козинский с 5 московскими стрельцами. В доме архиепископа следовало провести обыск, изъять всю переписку и, запечатав ее в коробью, отправить в Москву. Также Н. Ф. Панину поручалось сделать опись домовой казны и личного имущества архиепископа, а также переписать дворовых людей, которым предлагалось написать на архиепископа изветные челобитные. Панину предписывалось также провести допрос людей архиепископа и дознаться, имел ли какие-либо изменнические намерения архиепископ и его окружение, как он отнесся к Шеинскому поражению, хотел ли бежать в Литву.

22 марта Л. Д. Лопухину была послана память, в которой ему предписывалось выслушивать все, что говорит архиепископ во время транспортировки его в Антониев-Сийский монастырь, чтобы найти какие-нибудь обвинительные на него свидетельства. Послана была память и в Антониев-Сийский монастырь игумену Ионе. Ему сообщалось, что архиепископ сослан к нему «под начал» за недостойное поведение. Игумен должен был установить за архиепископом Иосифом контроль, привести в чувство и наставить на истину. В храм его водить запрещалось, а следовало держать в келье. Дневной рацион, предназначенный опальному архиепископу, составлял двойную норму рядовой братии монастыря.

В этот же день 27 марта 1634 г. суздальский губной староста Н. Козинский повез Андрея Бермацкого в Нижний Новгород. 13 апреля Козинский вернулся и доложил, что по дороге назад с ними случилась неприятность. Из 5 сопровождавших эскорт стрельцов один сбежал, украв при этом принадлежавшую архиепископу лошадь (см. публикацию, документ № 26). 30 апреля Н. Ф. Панин сообщал, что, согласно наказу государя, возвращает в Москву стрельцов с казенными лошадями (см. публикацию, документ № 27). По наказу, архиепископу предписывалось дать 100 рублей келейных денег, но Н. Ф. Панин отдал только 80, а также образы, платья и книги (см. публикацию, документ № 12).

27 марта 1634 г. Л. Д. Лопухин двинулся с эскортом на север (см. публикацию, документ № 12). 31 марта он приехал в Ярославль. Четыре лошади из его кортежа устали. Он оставил их в Ярославле у воеводы стольника кн. Алексея Федоровича Лыкова и дьяка Ивана Головкова. Взамен этих они дали ему свежих, и Л. Д. Лопухин в тот же день отправился дальше (см. публикацию, документ № 5). 4 апреля Л. Д. Лопухин приехал в Вологду. На следующий день он отпустил возок архиепископа и лошадей в Суздаль с архиепископским сыном боярским Сотником Слевидовским и конюхами. Дальше ему предписывалось идти водным путем по Сухоне и Северной Двине до Холмогор. Однако произошла заминка: передвигаться по подтаявшему весеннему льду было небезопасно. Лопухин стал ждать удобного времени. Однако вологодский воевода А. Воейков решительно заявил, что без указа больших подвод, чем в «подорожной», не даст (см. публикацию, документ № 6). В то же время Л. Д. Лопухин сообщал, что с ним кроме архиепископа находится иеромонах Кирилл из Спасо-Евфимьева монастыря, вместо повара монах Виктор киевлянин и «детина рослый» Акинфей Бутко.

5 апреля старец Антониева-Сийского монастыря Герман уведомил Л. Д. Лопухина о кончине игумена Ионы. Вследствие этого Лопухину предписывалось отдать грамоту об аресте и ссылке архиепископа келарю монастыря и соборным старцам. Ему со стрельцами также следовало оставаться в монастыре, а Акинфея Бутка прислать с приставом в Москву. Вместо него келейником архиепископа предназначалось быть «старому мужику» из монастыря Трофимке Федорову.

Когда Л. Д. Лопухин отправился в путь неизвестно. 30 апреля во время водного пути от Вологды до Антониева-Сийского монастыря за Устюгом от «погоды речные» пристал к острову повыше Телегова монастыря возле судов Соловецкого монастыря. Во время стоянки стрелец Никита Семенов, не уведомив своего командира, поймал соловецкого служку с вином. Служка признался, что купил вино у старца Парамона, бывшего с ними на судне. Л. Д. Лопухин отдал вино служке и отпустил его. В тот же день к судну Лопухина подошли 2 сотни монастырских служек и ярыжных людей изрядно хмельные с пищалями и ослопами и стали угрожать расправой. Старец Парамон говорил: «С тобою-де страдником, сыном боярским, дватцать человек стрелчишков, а со мною-де на осми дощениках болши трехсот человек. Велю-де вас всех побити до смерти и животы ваши пограбить». Только благодаря вмешательству Иосифа (Курцевича), который слезно умолял, не делать этого, удалось избежать кровопролития. Лопухин решил не испытывать судьбу и в тот же день в «великую погоду» продолжил путь. Отписку с подробным отчетом о происшедшем стрелецкий голова отправил в Москву после приезда в Антониев-Сийский монастырь в мае с монастырским служкой Иваном Барановым. 19 июня была послана наказная память на Устюг воеводе М. Ф. Стрешневу с приказом разобраться в инциденте с соловецкими служками на острове (см. публикацию, документ № 40). Еще через месяц была послана вторая грамота о том, чтобы Стрешнев провел тщательное расследование и допросил игумена Телеговского монастыря.

5 мая Л. Д. Лопухин с архиепископом приехали в Антониев-Сийский монастырь. С архиепископом остались иеромонах Кирилл из Спасо-Ефимьева монастыря и инок Виктор, который варил ему пищу, в келейниках – «старый мужик» Трофимка Федорова и иеромонах Нил. Велено было держать архиепископа под крепким началом и совершать келейное правило по монастырскому чину. Стрельцы с Л. Д. Лопухиным разместились возле кельи архиепископа. В Москву Лопухин отправил монастырского служку Ивана Баранова и велел отдать его отписку в Разряд думному дьяку Ивану Гавреневу (см. публикацию, документ № 30). Прислали свою отписку и старцы Антониева-Сийского монастыря (см. публикацию, документ № 31).

Анализируя информацию, содержащуюся в деле архиепископа Иосифа (Курцевича), и сравнивая ее с обвинительными приговорами, можно обнаружить отсутствие в деле данных, на которых основаны обвинения. Разберем внимательно положения обвинительного приговора, исходящего от государя. Главное обвинение архиепископа заключалось в его неподобающем поведении. В частности, его обвиняли в том, что он стал жить с женой А. Бермацкого «по мирскому обычью и пить, и есть, и тешитца с нею учал беззазорно, кабы забыв праведного суда Божия». Однако далее уточняется, что архиепископ состоял с названной сестрой в незаконном супружестве. При этом в качестве свидетелей этого факта выступают дворовые люди архиепископа – Федор Завальский, Феофан Детковский, Акинфей Бутко (см. публикацию, документ № 31). В деле, представленном мною, нет этих свидетельств. Напротив, Акинфей Бутко отрицал факт неподобающего поведения архиепископа.

Далее в обвинительном приговоре приводятся показания дворовых людей о незаконном сожительстве с другими женщинами. В частности, якобы к архиепископу «на блуд» приводили жену иноземца Андрея Голубовского. Также в обвинительном приговоре имеются свидетельства о приводе к архиепископу девиц на новгородском и рязанском подворье. Документов же, подтверждающие эти факты, в деле нет. Нет в деле и изветной челобитной настоятельницы Суздальского Покровского монастыря Анфисы, обвинявшей архиепископа в домогательствах его и его дворовых людей к монахиням. Отсутствуют также изветные челобитные дворовых людей на архиепископа о его бесчинстве, упоминаемые в обвинительном приговоре. Сведения о старце Варлааме Соколовском в приговоре практически совпадают с теми, что имеются в деле, за исключением статьи о развратных действиях. Обвинения архиепископа в отказе крещения малороссийским выходцам через погружение также не подтверждается документами обнаруженного дела. В обвинительном приговоре также говорится о том, что дело архиепископа Иосифа расследовалось собором при участии Патриарха Иоасафа. Сохранилась обвинительная грамота Патриарха, которая, по существу, повторяет положения государевой грамоты с той разницей, что обосновывает канонически извержение из сана архиепископа. В патриаршей грамоте также упоминаются изветы Феофана Детковского, Акинфея Бутка и Федора Завальского. Также упоминается Якушко Иванов с женой Оринкой, которых, скорее всего, можно отождествить с семейством Губаревских. В деле имеется челобитная Якова Губаревского и наказ о присылке его жены в Москву. Также в патриаршей обвинительной грамоте есть указание на отказ архиепископа крестить выходцев из Малороссии в погружение.

Таким образом, документы, послужившие основанием для обвинительного приговора, в деле отсутствуют. Местонахождение их пока не выяснено. Довольно полно отражена переписка с Разрядом стрелецкого головы Л. Д. Лопухина, руководившего конвоированием опального. Если предположить, что наиболее важная часть дела отсутствует, то, по всей видимости, не хватает отписки из Антониева-Сийского монастыря о поведении архиепископа в заключении. Дальнейшие розыски по делу Иосифа (Курцевича) должны быть предприняты в фондах патриарших ведомств, поскольку туда могли быть отправлены документы, имеющие отношение к обвинительному приговору.

 

 

 

Дело архиепископа Иосифа (Курцевича)

 

 

 

№ 1

 

1634 г., между 24 и 27 марта – Отписка Н. Ф. Панина из Суздаля об аресте архиепископа Иосифа (Курцевича)

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитко Панин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году марта в 24 день в третьем часу ночи приехал я, холоп твой, в Суздаль. По твоему государеву указу взял архиепископа Иосифа, отдал голове Лариону Лапухину, а Ондрюшку Берматцкова и жену ево Манку, и Богдашка Лыкова, и дьякона Арсенка отдал за приставы, а Петрушку Берматцкова и писаря Кургу велел вкинуть в тюрму. А про писмо и про ризницы и про домовые животы архиепископли и про Ондрюшкины и жены ево Манки и про Богдашковы животы Лыкова не писал к тебе, государю, потому писма розобрать и животов переписать не успел. Перепечатав, поставил сторожей – посадцких целовалников и стрелцов.

 

А сказывал мне, холопу твоему, архиепископ, животы ево и Ондрюшкины на ево на московском дворе в Козеннай полате. Да того же, государь, числа сказывал мне, холопу твоему, архиепископ Иосиф, что марта ж де в 22 день прибежал к нему домовой ево сын боярской Титко Терентьев. А бежал к нему наспех с тем, что по твоему государеву указу посылают по нево, архиепископа, с Москвы. И приказывал-де к нему человек доброй, чтоб он, архиепископ, про то ведал, а тот-де человек доброй сказал стряпчему // Богомилку Путилову. А тово-де Титка с тем послал к нему, архиепископу, с Москвы стряпчей ево, а кто имянем человек доброй к нему приказал, и тово мне, холопу, архиепископ не сказал. А поехал-де тот Титко с Москвы марта в 21 день в пятницу в третьем часу дни. И он-де, архиепископ, то дело положил ни во что, потому толко-де то дело было так, и тот бы-де человек доброй не словом к нему приказывал, отписал бы подлинно, да и иные б ево друзи по тому ж к нему отписали.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд.

 

 

 

№ 2

 

1634 г. между 25 и 27 марта – Отписка Л. Д. Лопухина о прибытии в Суздаль и об аресте архиепископа Иосифа (Курцевича)

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. Марта, государь, в 25 день в твоей государеве цареве и великого князя Михайла Федоровича всеа Руси грамоте за приписью твоево государева думного диака Ивана Гавренева ко мне, холопу твоему, написано, ведомо тебе, государю, учинилось, что Суздалской Иосиф архиепискуп поехал к Москве, и марта по 23 число к Москве не бывал. И то знатно, что он, ведая свое воровство, побежал. И будет побежал и мне, холопу твоему, велено ево съежжать днем и ночью. И где съехав, в котором городе, и посадить в тюрму до твоево государева указу. А будет он и[з] Суздаля не побежал, и мне учинить по твоему государеву наказу, каков мне, холопу твоему, дан из Розряду. И марта, государь, в 24 день в 3-м часу ночи приехал я, холоп твой, в Суздаль и Суздалского архиепискупа Иосифа взял и свел ево Шартомского монастыря на подворье.

 

Да того же, государь, числа сказывал мне, холопу твоему, архиепископ Иосиф, что марта-де в 23 день прибежал к нему домовой ево сын боярской Титко Шубин. А бежал к нему наспех с тем, что по твоему государеву указу посылают по нево, архиепискупа, с Москвы. И приказывал-де к нему человек доброй, что он, архиепискуп, про то ведал. А тот-де человек доброй сказал стряпчему ево, Богомилку Путилову. А тово-де Титка с тем послал к нему, архиепискупу, с Москвы стряпчей ево, а кто именем человек доброй к нему приказал, и тово мне, холопу, архиепискуп не сказал. А поехал-де // тот Титко с Москвы марта в 21 день в пятницу в третьем часу дни. И он де, архиепискуп, то дело положил ни во что, потому толко б-де то дело было так, и тот бы-де человек доброй не словом к нему приказывал, отписал бы подлинно, да и иные бы ево друзи по тому ж к нему отписали. А как, государь, я, холоп твой, у Микиты Панина взяв подводы и в Спаском монастыре черново попа и служебников, и которого числа из Суздаля поеду, о том к тебе, государю, впредь отпишу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд.

 

 

 

№ 3

 

1634 г. 28 марта – Распросные речи стряпчего Суздальского ахиепископа

 

 

 

(Л. 27) И марта в 28 день Суздалсково архиепискупа стряпчей Богомил Путилов на Москве сыскан и роспрашиван. А в роспросе Богомил Путилов сказал, что нынешняго Великого поста на пятой неделе, а в которой день, тово он не упомнит, сказывал ему в городе Ростовсково митрополита стряпчей Семейка Сатынников, что на их архиепискупа государь кручиноват, и быть ему ис Суздаля сослану. И тово ж дни поехал в Суздаль к архиепискупу сын боярской Титко Терентьев. И он с тем сыном боярским приказан к архиепискупу, что государь на нево архиепискупа кручиноват. А болши тово он, Богомил, к архиепискупу с тем сыном боярским не приказывал. // А Ростовского митрополита стряпчей Семейка Сатынников Суздалского архиепискупа с стряпчим з Богомилом Путиловым с очей на очи ставлен и роспрашиван.

 

А в роспросе Семейка Сатынников сказал. Марта в 22 день в суботу приехал к нему, к Семейке, из Ростова зятя ево Тимофеев человек Назарьева Ивашко Мокеев. А сказал ему: встретил-де он на Мытищах стрелцов, и те стрелцы сказывали тому Ивашку, что они посланы в Суздаль по Суздалского архиепискупа. И он, Семейка, того ж дни виделся в городе Суздалского архиепискупа с стряпчим з Богомилом Путиловым и про то ему сказал, что по архиепискупа их с Москвы послано. И по приказу думного диака Ивана Гавренева стряпчие суздалской Путилов да ростовской Семен Сатынников дати на поруки.

 

 

 

№4

 

1634 г. между 25 марта и 2 апреля – Отписка настоятеля Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря об избрании для опального архиепископа Иосифа (Курцевича) духовника из братии монастыря

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии богомолцы твои, государевы, с Суздаля Спаского Еуфимьева монастыря архимарит Порфирей да келарь чернец Иосиф Трусов з братьею, Бога моля челом бьют. Нынешняго, государь, 142-го году марта в 25 день прислана к нам, богомолцем твоим, твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамота. А в твоей государеве грамоте написано, по твоему государеву указу велено Суздалского Иосифа архиепискупа за ево безчинье, что он живет не по святителскому чину, делает многие непристойные дела, сослать под начало на Колмогоры в Сийской манастырь з головою стрелецким с Ларионом Лопухиным, а с архиепискупом по твоему государеву указу велено послати в Сийской монастырь из Суздаля Спасково Еуфимьева монастыря черново попа. И как голова стрелецкой Ларион Лопухин в Суздаль приедет, и нам, государь, богомолцем твоим, дати черново попа духовново человека тотчас и велети ему ехать с архиепискупом в Сийской монастырь. А ково, государь, имянем черново попа с архиепискупом в Сийской монастырь пошлем, и нам бы, государь, богомолцем твоим, о том отписать к тебе, государю, а отписку велети отдать думному дьяку Ивану Гавреневу. И мы, богомолцы твои, по твоей государеве грамоте к голове стрелецкому к Лариону Лопухину послали черново попа Кирил[а] того ж числа и велели ему ехать с архипискупом в Сийской монастырь.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 7- 142-го апреля в 2 день.

 

 

 

№ 5

 

1634 г. между 31 марта и 6 апреля – Отписка Л. Д. Лопухина о прибытии в Ярославль

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, Суздалского Иосифа архиепископа в Суздале взяв и вести на Колмогоры в Сийской монастырь. А под архиепископа и под меня, холопа твоево, и под стрелцов лошеди взяти в Суздале до Вологды из домовых архиепископлих лошадей. И я, холоп твой, приехал в Ярославль с архиепископом марта в 31 день, а из Ярославля поехал того ж числа. А которые, государь, архиепископли лошеди до Ярославля под стрелцы пристали четверо лошадей, и те усталые лошеди оставил я, холоп твой, в Ярославле у столника и воеводы у князя Олексея Федоровича Лыкова да у диака Ивана Головкова. А вместо тех усталых лошедей прислали ко мне, холопу твоему, столник и воевода князь Олексей Лыков да диак Иван Головков четверо лошадей.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 9- 142-го апреля в 6 день с пушкарем з Зотиком Устиновым.

 

 

 

№ 6

 

1634 г. между 5 и 11 апреля – Отписка Л. Д. Лопухина о прибытии в Вологду

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. По твоему государеву цареву и великого князя указу велено мне, холопу твоему, взяти в Суздале Иосифа архиепископа и вести на Колмогоры в Сийской монастырь, а от Суздаля до Вологды под архиепископа возок и под меня, холопа твоево, и под черново попа, и по дву человек служебников, и под двацать человек стрелцов взяти лошади изо архиепискуплих лошадей у Микиты Панина. А приехав на Вологду возок и лошади велено отпустить в Суздаль к Миките Панину. И по твоему государеву указу приехал я, холоп твой, на Вологду со архиепископом апреля в 4 день. А возок и лошади отпустил в Суздаль к Миките Панину апреля в 5 день со архиепископовым сыном боярским с Сотником Слевидовским да с конюхи с Ывашком татарином с товарыщи. А водяной, государь, путь с Вологды не устроился, реки прошли плесами, а лед не очистился, ехать мне, холопу твоему, со архиепископом до водяново пути с Вологды не мочно, потому что зимней путь испортился, а подвод с Вологды велено мне, холопу твоему, взяти водяным путем по подорожной по архиепископа и по чернаго попа и по дву человек служебников и по двацать человек стрелцов суды и гребцов подо всех против пяти подвод. Как, государь, водяной путь устроитца, реки пройдут, и лед очиститца, и я, холоп твой, поеду с Вологды со архиепископом Иосифом в Сийской монастырь тотчас.

 

Да по твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, взяти в Суздале у Микиты Панина в Спаском в Еуфимьеве монастыре черново попа да архиепископлих дву человек мирских людей, повара да другова детинку срослова. И Микита Панин прислал ко мне, холопу твоему, Спасково // монастыря черново попа Кирила да вместо повара чернца Виктора киевленина, да детину срослова Акинфейка Бутка. А сказал мне, холопу твоему, что услыша ту посылку, домавые повары все розбежалися. А тот-де чернец на архиепископа и преж сево есть варил и свитки мыл, а ныне у него то ж есть варит и свитки моет.

 

Да апреля ж, государь, в 5 день сказывал мне, холопу твоему, на Вологде Сийсково монастыря болшей старец Герман. Апреля в 4 день писал к нему нарочнай з Сийсково монастыря с слушкою Ивашком Борановым, что в Сийском монастыре игумена Ионы не стало марта в 20 день. И мне, холопу твоему, в Сийском монастыре архиепископа Иосифа и об нем твою государеву грамоту кому отдати, и о том мне, холопу своему, как укажешь? А мотчать мне, холопу твоему, с архиепискупом на Вологде, потому что водяным путем по твоему государеву указу ехать не мочно. А лошадми архиепискуп с черным попом и служебники и дватцать человеком стрелцом по подорожной 12- на пяти подводах - ни которыми мерами ехать не мочно. А на Вологде воевода Александр Воейков мне, холопу твоему, сказал, что ему сверх подорожные без твоево государева указу подвод прибавить нелзе. И толко государь до водяново пути продлитца и мне б, холопу твоему, в том от тебя, государя, в опале не быть. А как, государь, мочно будет ехати водою, и я, холоп твой, взяв на Вологде по подорожной суды и гребцов и поеду с архиепископом тотчас безо всяково мотчанья.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд.

 

 

 

№ 7

 

1634 г. между 4 и 15 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о тюремном заключении П. Бермацкого и писаря Х. Курчи.

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитка Панин, челом бьет. В твоем государеве указе написано. Даны ис тюрмы архиепискупу литовские люди Петр Берматцкой да писарь Курча. И тех литовских людей мне, холопу твоему, взяв и посадити в опалную тюрму и велеть их беречь, чтоб они ис тюрмы не ушли. А на корм велети им давати из суздалских доходов по алтыну человеку на день. И по твоему государеву указу я, холоп твой, Петра Берматцкова да писаря Курчю велел их посадить в опалную тюрму. И апреля, государь, в 4 день посылал я, холоп твой, паметь х кобатцким головам к Илье Цылибееву да Миките Овдокимову с стрелцом с Миткою Онисимовым, чтоб оне по твоему государеву указу давали иноземцем Петру Берматцкому да писарю Курче ис кобатцких доходов по алтыну человеку на день. И кобатцкие, государь, головы твоего государева указу не послушали и паметь стрелцу кинули. А иноземцем дать нечево, и о том мне, холопу своему, как ты, государь, укажешь?

 

14- И апреля в 15 день послана память в Новую четь, а велено послати в Суздаль государева грамота к воеводе. А велено иноземцом Петруше Берматцкому да писарю Курчаю давати на корм ис кабатцких доходов по 6 денег на день человеку - .

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 15- 142-го апреля в 15 день с московским стрелцом с Васкою Кайловым - . 16- 142-го послать память тотчас, где ведом кабак суздалской, в которой чети - .

 

 

 

№ 8

 

1634 г. после 24 марта – Челобитная кабальных людей Суздальского архиепископа

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьют челом сироты твои государевы Суздалского владыки Иосифа, которых нас имал насилством и неволею к собе, Ивашко Васильев да Парфенко Макарьев, да Федка Артемьев, да Христофорка Кроховской, да Никифорко и з женишком своим. Нынеча, государь, в Суздале владыки нет, а мы, сироты твои бедные, помираем голодною смертью, пить и есть нечево. А мы, государь, сироты твои государевы, были Пречистые Богородицы не старинные и не домовые, а имал, государь, он нас к собе своим изволеньем и насилством и неволею. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, сирот своих, вели, государь, нас на волю освободить. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

 

На обороте : государь пожаловал, велел грамоту, велеть их свободить.

 

 

 

№ 9

 

1634 г. между 24 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о произведенном им обыске у Иосифа (Курцевича), А. Бермацкого и его жены, Б. Лыкова и диакона Арсения

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитка Панин, челом бьет. В твоем государеве указе написано. Переписати мне, холопу твоему, у архиепископа и у Берматцкова, и у жены ево, и у Богдашка Лыкова, и у дьякона Арсенка, и у всяких литовских людей всякого писма полского и литовского и руского, и что я, холоп твой, какова писма сыщу, и мне то писмо, собрав в коробью, запечатав своею печатью и замкнути, да ту коробью с писмом прислати к тебе, государю. И по твоему государеву указу, что я, холоп твой, сыскал всякова писма у архиепископа и у Ондрюшки Берматцкова и у Богдашка Лыкова, и то, государь, писмо, собрав в сумки и замкнув за своею печатью, послал к тебе, государю, с пятидесятником с Тимошкою Кузминым да стрелцом с Васкою с Наливайком.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 19- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 10

 

1634 г. между 24 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о возвращении лошадей

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитко Панин, челом бьет. Нынешнего, государь, 142-го году марта в 24 день прислана ко мне, холопу твоему, паметь за приписью думнова дияка Ивана Гавренева з десятником стрелетцким с Васкою с Подпружниковым, а в памети, государь, написано как Ларион Лапухин с стрелцы в Суздаль приедет, и мне, холопу твоему, те лошеди, что посланы с Ларионом под стрелцы пятдесят лошадей взять и велеть их кормить архиепископлим людем и крестьяном домовым сеном и овсом до твоего государева указу. И по твоему государеву указу я, холоп твой, у Лариона у Лапухина взял сорок девять лошадей, а лошедь покинули в слободе в Олександрове у приказщика у Ондрея Булгакова и велел кормить архиепископлим людем и крестьяном до твоего государева указу. А пятидестяника, государь, Тимошку Кузмина да стрелца Васку Наливайка послал к тебе, государю, на твоих государевых лошедях, на чем оне в Суздаль ехали.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 21- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 11

 

1634 г. между 26 марта и 6 апреля. – Отписка Н. Ф. Панина о найденных им сундуках Александра Голубовского

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитко Панин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году марта в 26 день по твоему государеву указу писал я, холоп твой, архиепископа Иосифа в Козенной палате животы. И в той же, государь, палате сундук не замкнут Александра Голубовского. Сказали про нево строитель старец Ондреян. И я, холоп твой, в том сундуке осмотря написал на роспись да тут же, государь, в сундуке взял писмо, рука архиепископа Иосифа. Да в соборной, государь, церкви поставлен сундук да коробья Александра же Голубовского замкнуты и запечатаны. А сказали мне, холопу твоему, протопоп Федор да ключарь Богдан, что в том сундуке и в коробье свечи болшие восковые. И я, холоп твой, без твоего государева указу в сундуке и в коробье, что поставлены в соборе, не осматривал, а писмо послал к тебе, государю.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 12

 

1634 г. между 27 марта и 6 апреля – Отписка Л. Д. Лопухина о распоряжениях, сделанных относительно стрельцов, лошадей и имущества архиепископа Иосифа (Курцевича)

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, в Суздале взяти Иосифа архиепископа и вести на Колмогоры в Сийской монастырь. И я, холоп твой, с архиепископом поехал из Суздаля марта в 27 день. А которые, государь, стрелцы по твоему государеву указу оставлены в Суздале тритцать человек у Микиты Панина, и тем стрелцом твое государево жалованье я, холоп твой, кормовые денги отдал на месяц всем налицо и оставил их в Суздале у Микиты Панина. А лошеди твои государевы, которые были под стрелцами, и те пятдесят лошадей я, холоп твой, отдал Миките ж Панину. Да велено мне, холопу твоему, взяти у Микиты Панина из келейных денег сто рублев и образы и книги и платья по росписи и отдати архиепископу Иосифу. И Микита Панин дал мне, холопу твоему, денег восмьдесят рублев, а сказал, что у нево келейных денег оприч того не сыскано. И те денги, восмьдесят рублев, и образы, и книги, и платья, что прислал ко мне, холопу твоему, Микита Панин, по росписи я, холоп твой, отдал архиепископу Иосифу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 24- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 13

 

1634 г. между 24 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о переписи имущества архиепископа Иосифа (Курцевича), А. Бермацкого и Б. И. Лыкова

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитко Панин, челом бьет. В твоем государеве указе написано, переписати мне, холопу твоему, у архиепископа ризницы и сосуды церковные и казенные денги и ево архиепископли келейные животы золотые и денги, и жемчюг, и суды серебряные, и платья, и всякую подворенную рухледь, и лошеди стоялые и служилые, и всякую служивую рухледь, и всякие хлебные запасы, и в погребех питье, и Берматцкова и у жены ево и Богдашка Лыкова животы их переписати, денги и саженье, и платья, и всякую рухледь, а переписав всему тому роспись прислати к тебе, государю. И по твоему государеву указу я, холоп твой, выбрав ис посадцких лутчих людей четырех человек целовалников Федора Лихонина да Дружину Плюгина, да Ондрея Ростокина, Сидора Сопикова, и с ними переписал у архиепископа ризницы и сосуды церковные и ево архиепископли келейные животы и денги, и суды серебреные, и платья, и всякую подворенную рухледь, и лошеди стоялые и служилые, и всякую служивую рухледь, и всякие хлебные запасы, и в погребех питье, и Ондрюшкины животы и жены ево // и Богдашковы животы Лыкова, и что дано по твоему государеву указу архиепископу образов и книг, и денег, и платья, и что отпущено з головою с Ларионом с Лопухиным архиепискуплих лошадей и з Берматцким, и тому сему роспись послал я, холоп твой, к тебе, государю, за своею рукою.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 26- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 14

 

1634 г. между 24 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о переписке им дворовых людей Суздальского архиепископа

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитка Панин челом бьет. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, приехав в Суздаль, переписати архиепископлих дворовых всяких чинов руских иноземцев на список, хто имянем и сколь давно хто к архиепископу во двор взят, и отколе хто пришел и написати руских людей себе статьею, а иноземцав всяких себе ж статьею, да тот список за своею рукою прислать к тебе, государю. И по твоему государеву указу я, холоп твой, список архиепископлих дворовых всяких чинов руских иноземцев всех статьею написав за своею рукою и за рукою приказнова человека Василья Гаврилова послал к тебе, государю.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 28- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 15

 

1634 г. между 27 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина об отпуске архиепископа и А. Бермацкого в места ссылки

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитко Панин челом бьет. По твоему государеву указу отпустил я, холоп твой, з головою стрелетцким с Ларионом Лапухиным архиепископа Иосифа в Сисский монастырь марта в 27 день на ево архиепископлих лошедях. Да тово ж, государь, числа отпустил я, холоп твой, в Нижней Ондрюшку Берматцкова з губным старостою с Микитою Козинским на ево Ондрюшкиных лошедях. Да с Микитою ж, государь, с Козинским отпущено московских пять человек стрелцов.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 30- 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым - .

 

 

 

№ 16

 

1634 г. после 24 марта – Челобитная Федора Завальского

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьет челом сирота твой, государев бедной заключоной Фетка иноземец. Из младенства, государь, служил я, сирота, у Суздальсково архиепископа Иосифа. И во 137-м году пришел я, сирота, в страх Божий, видя ево архиепископово многое неистовство. На праздник великого чюдотворца Николы зимнево сказал я, сирота, в соборной церкви в Суздале при твоем государеве цареве и великаго князя Михайла Федоровича всеа Русии воеводе Андрее Федоровиче Наумове и при многих посадских людех на нево, архиепископа, за собою твое государево слово.

 

И послал меня, сироту, тот твой, государев, воевода скована к Москве во дворец к великому государю Святейшему Патриарху Филарету Никитичю Московскому и всеа Русии. И тем моим речам, что я за собою сказал, великий государь Святейший Патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии не поверил, и меня, сироту, велел выдать ему, архиепископу, головой в великом смиренье. И архиепископ меня, сироту бедново, мучил многоразличными муками и скована в канданы, водя по церквам, бил. А теми, государь, моими муками устрашал народ, чтобы на нево никто не доводил. И сослал меня, сироту, в Козмодемьянеск и велел кинуть в тюрму. И от тово, государь, времени я, сирота бедной, беспомощной, мучюся в оковах и в темницы пятой год. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, смилуйся, вели меня, бедново, ис темницы перед собою поставить и учини мне, сироте, свой царской указ. Государь царь, смилуйся, пожалуй.

 

На обороте : Дать грамота, просить к Москве.

 

 

 

№ 17

 

1634 г. апреля 27 – Распросные речи Лаврушки Васильева сына Соколовского

 

 

 

142-го апреля в 27 день пришол в Розряд малой Лаврушка Васильев сын Соколовской. А в роспросе сказал отец ево Василей, родом немчин, а служил у диака у Михайла Данилова и был в Суздалском ево поместье в селе Кощееве на приказе. А от Михайла отец ево сшол и постригся в Суздале на пустыне, а мать ево, Дарьицу, постриг в Суздале ж в Покровском монастыре. И был отец ево в Суздале у архиепискупа Иосифа, а во иноцех отцу ево имя Варлам. А как по государеву указу в нынешнем в 142-м году архиепискуп послан из Суздаля на Колмогоры, и отца ево Варлама Соколовского для счету и для монастырских дел взял в Суздале Микита Панин и отдал за пристава. А он, Лаврушка, скитался в Суздале. А без государева // указу ни х кому служить не пошол для того, что отец ево и мать были во дворе у диака Михайла Данилова. И он, Лаврушка, родился у Михайла ж во дворе, а приехал он к Москве сегодня апреля в 27 день.

 

И по приказу диаков думного Ивана Гавренева да Григорья Ларионова малой Лаврушка Соколовской отдан диаку Михайлу Данилову.

 

 

 

№ 18

 

1634 г. между 24 марта и 16 мая – Челобитная окольничего Василия Ивановича Стрешнева о кабальных людях сСздальского архиепископа, бивших челом к нему во двор

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой Васка Стрешнев. Били челом мне, холопу твоему, во двор люди архиепископа Суздалского Ивашко часовник, малой Игнашко, да малой Гладко цымбалник, да малой Колмачок, да поляк Томос Балбер, да поляк Нухор Гроховский, а ныне те люди живут в Суздале на посаде. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии пожалуй меня, холопа твоего, вели, государь, по тех людей в Суздаль к воеводе дать свою государеву грамоту, и тех людей вели, государь, ко мне, холопу твоему, из Суздаля отпустить. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

 

По сей челобитной государева грамота в Суздаль к воеводе, к Миките Панину, дана мая в 16 день за подписью диака Михайла Данилова, а велено тех людей отпустить.

 

На обороте : Государь пожаловал, велел дать грамоту.

 

 

 

№ 19

 

1634 г. между 19 и 28 апреля – Отписка Л. Д. Лопухина с Вологды о высылке в Москву Акинфея Бутка и задержке в пути по причине льдов, сковавших реку

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 18 день в твоей государеве цареве и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамоте за приписью твоего, государева, думнаго дьяка Ивана Гавренева ко мне, холопу твоему, с московским стрелцом с Феткою Прокофьевым написано, велено мне архиепископа Иосифа детину, которой дан был ему в келейники, Акинфейка Бутка, прислать к тебе, государю, к Москве тотчас с приставом с тем же стрелцом Феткою Прокофьевым. И по твоему государеву цареву и великаго князя Михайла Федоровича всеа Русии указу отпустил к тебе, государю, к Москве я, холоп твой, того детину, Акинфейка Бутка, апреля в 19 день с приставом с тем же стрелцом с Феткою Прокофьевым. А кормовые денги тому стрелцу Фетке Прокофьеву я, холоп твой, дал апреля с 19 числа, и назад от Москвы до Сиского монастыря впред на месяц по четыре денги на день. А дорогою, государь, велел того детину вести бережно, сковав, и по ямом велел имати проводников срослых, чтоб тот детина у пристава з дороги не ушел и дурна над собою какова не учинил. А на Москве, государь, велел явитися отпуску и того детину отдати в Розряде твоему государеву думному дияку Ивану Гавреневу. А водяной, государь, путь на Вологде и по се время не устроился, лед по реке и ныне идет. А от Вологды пять верст ниже вотчины околничево Василия Ивановича Стрешнева села Туронтаева затерся лед и стоит через всю реку, и по се число с Вологды суды никакие не хаживали. Как, государь, 37 на реке лед - очиститца и я, холоп твой, поеду с Вологды в тот час безо всякого мотчанья.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 38 142-го апреля в 28 день с стрелцом с Федкою Прокофьевым - .

 

 

 

№ 20

 

1634 г. не ранее 26 мая – Распросные речи келейника Суздальского архиепископа Акинфея Бутка

 

 

 

И мая в 4 день государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии указал архиепискупля келейника Окинфейка Бутка про архиепискупово про всякое безчинство и про ссылку с литовскими людми роспросить. И по государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии указу думной диак Иван Гавренев архиепискупля келейника Акинфейка Бутка росправшивал, какое безчинство архиепискуп Иосиф делал, и не было ль у него ссылки с литовскими людми, про то б он про все сказал правду. И Окинфейко Бутко в роспросе сказал, был он у архиепискупа в келейниках, топил хоромы, а иново за ним никаково дела не было, а измены он архиепискупа никакие не видал. И ссылка у архиепискупа с литовскими людми бывала ль, про то // он никак не ведает. А жил архиепискуп в своих хоромех, а Ондрей Берматцкой з женою своею, с Марьею, жил позади архиепискуплих хором в других хоромах. И архиепискуп к сестре своей к Берматцково жене хаживал почасту, обедал и ужинал с нею вместе, а ел постную еству. А безчинство с нею, Марьею, и с ыными с кем делал ли, про то он не ведает. И мая в 26 день по приказу думного диака Ивана Гавренева Окинфейко Бутко дан на поруки. А поручная запись взята по нем.

 

 

 

№ 21

 

1634 г. не позднее 26 мая. – Поручная по Акинфея Бутка

 

 

 

Се яз, Михайло Осипов сын Борщевской, да яз Федор Петров сын Коржевский, поместные иноземцы, да яз московской кормовой иноземец Миколай Волковинский, да яз Карп Хромой, да яз Матвей Вешенский, да яз Семен Левановский, да яз Ероним Зяблинский, московские кормовые иноземцы, да яз ротмистр Григорей Петров сын Врославский, да яз Войтех Волский, да яз Станислав Клечковский, московские кормовые иноземцы, выручили есмя из Розряду у сына боярского у Ивана Ростопчина Суздалского архиепископа Иосифа келейника его, Акинфея Бутка, в том, как он, Акинфей, от немощи обможетца, и ему ставитца за нашею порукою в Розряде перед Иваном Гавреневым да перед Михайлом Даниловым да перед Григорьем Ларионовым по вся дни. И без государева указу с Москвы ему никуда не съехать. А не учнет он, Акинфей, за нашею порукою в Розряде по вся дни ставитца или без государева указу с Москвы съедет, и на нас, на порутчиках, пеня государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии и тот Акинфей Бутко. А пеню, что государь укажет, и наши порутчиковы головы в его голову место. А кои нас порутчиков будет в лицах, на том государева пеня и тот Акинфей Бутко и порука. А на то послух Иван Данилов. А запись писал Фетка Пыляев лета 7000 сто четыредесят втораго году.

 

На обороте : Михайло ручал и руку приложил. Федор Коржевской Акинфея Бутка в статье ручал и руку приложил. Матвей ручал и руку приложил. Григорей ручал и руку приложил. Ieronim Ziablinski ruczal y reke przylozyl. Семен Левоновский ручал в статье и в Карпово место Хромого по его веленью руку приложил. Woyczieck Wolsky ruczal y wmisto poruczinka Mikolaia Wolkowikoo po ieo weleniu ruku przilozil. Stanislaw Kleczkowsky ruczal y ruku przilozil. Послух Ивашка руку приложил.

 

 

 

№ 22

 

1634 г. после 24 марта – Отписка домовых людей Суздальского архиепископа Патриарху Иоасафу

 

 

 

Великому государю Святейшему Иасафу Патриарху Мсковскому и всеа Русии холопи государевы, дому Пречистые Богородицы Суздалские архиепископьи приказные людишка, Васка Гаврилов, Смирка Отрослев, челом бьют. Писали мы к тебе, государю, про домового Пречистые Богородицы Суздалские ж архиепископьи про дворового старца Варлама Соколовского родом немчина, что извещали на него в духовном деле девки Миките Федоровичю Панину. И Микита тех девок и тово старца Варлама Соколовского прислал на архиепископль двор к нам, холопем государевым, и мы, государь, тех девок и старца Варлама поставя перед собою допрашивали порознь, и о том к тебе, государю, писали и допросные их речи послали с отпискою вместе. Да на тово ж, государь, старца Варлама Соколовского подали Миките ж Панину домовые же Пречистые Богородицы Суздалские архиепископьи дворовые люди дети боярские Василей Лоскутов с товарыщи известную // челобитную в государеве казне и в государственном деле, что он, старец Варлам, в Козмадемьянском уезде на Юнге домовой Пречистые Богородицы Суздалские ж архиепископьи вотчины казнил дву крестьянинов, одново повесил на дубу, а другова посадил в воду. И по той, государь, известной челобитной Микита Панин тово старца Варлама допрашивал, и он не заперся. И Микита, государь, Панин писал про того старца Варлама к государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии и тое известную челобитную и его роспросные речи посылал в Розряд. И по государеву указу велено Миките Панину про тово старца Варлама, про государеву казну и про всякое его безчинство сыскати. И Микита, государь, Панин того старца Варлама у нас взял и отдал его в государеве деле за пристава.

 

На обороте : Великому государю Святейшему Иасафу, Патриарху Московскому и всеа Русии.

 

 

 

№ 23

 

1634 г. после 21 марта – Отписка государю домовых людей Суздальского архиепископа

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холопи твои, твоего государева богомолья, дому Пречистые Богородицы суздалские архиепископьи приказные людишка, Васка Гаврилов, Смирка Отрослев, челом бьют. По твоему государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии указу архиепископ Иосиф из Суздаля сослан, а после, государь, ево в Суздале по твоему ж государеву указу домовую Пречистые Богородицы казну и запасы переписал и перепечатал Микита Федорович Панин. А что, государь, домовые Пречистые Богородицы денежные казны у архиепископа Иосифа было, и нам, холопем твоим, про то не ведомо. Всее домовую казну ведал и приимал архиепископ сам, а в росход по ево приказу домовую казну давал Богдан Лыков. А у нас, холопей твоих, в Судном приказе на нынешней на 142-й год при архиепископе Иосифе, как он был на Москве, браны с попов данные денги в Суздале з городцких и с посадцких попов, и в уезде з дву десятин с Ополской да з Зарецкой. И те, государь, данные денги в домовом Пречистые Богородицы росходе по архиепископью приказу // покупаны кожи яловичьи, хотел посылать к Архангилскому городу. И про домовой росход покупано свиное мяса полтевое и рыба и овес. Да у нас же, государь, в Судном приказе при архиепископе Иосифе збираны венечные пошлины по архиепископью приказу по мясоедом, отдаваны Богдану Лыкову для домового росходу. Да с Суздалского ж государь уезда з Дорские десятины брал по книгам с попов данные денги и венечные пошлины и всякие казенные доходы и духовные всякие дела ведал Суздалского ж уезда Николы Шартомского монастыря кеевленин келарь старец Феофан Дедковской да староста поповской пятницкой поп Марко.

 

И тех, государь, оне // казенных денег своего збору в Суздаль в домовую Пречистые Богородицы казну к нам не привозили и не присылывали, а сказывают, что оне те казенные денги и всякие пошлины отвезли к архиепископу Иосифу к Москве после Рожества Христова нынешнего 142-го году. Да в домовой же, государь, Пречистые Богородицы вотчина в Суздалском же уезде в селе Рожественом з деревнями живет на приказе послужилец княгини Онисьи Петровны // Шуйской Скопины Богдан Сахаров третей год. И на нынешней, государь, на 142-й год тот Богдан Сахаров с кохомских крестьян оброчные денги взял, а в домовую Пречистые Богородицы казну в Суздаль тех денег не привозил, а сказывает Богдан Сахаров, что он те оброчные денги отвез к архиепископу Иосифу к Москве после Рожества Христова нынешнего ж 142-го году. А в домовом, государь, Пречистые Богородицы росходе денги не объявились. Да бьют челом тебе, государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии, домовые Пречистые Богородицы всякие дворовые люди на нынешней на 142-й год о денежном жалованье. А давати, государь, нечево, в домовой Пречистые Богородицы казне денег никаких нет. А оброчного, государь, 43 хлеба дано при архиепископе Иосифе всяким дворовым людем ржи в полы их окладов. А другие половины обротчиком ржи не дано, а овса им не дано ж, потому овес не родился. Кроме, государь, семяннаго овса нет. А преже, государь, тово овса место давано обротчиком в полы рожью, и топере, государь, по приказу Микиты Федоровича Панина досталной хлеб обротчиком всяким домовым Пречистые Богородицы людем дают. А что, государь, было в дому Пречистые Богородицы хлебных и рыбных // и мясных и всяких столовых запасов и вина и меду и те, государь, запасы все отвезены к Москве при архиепископе Иосифе на домовой Пречистые Богородицы двор в нынешнем же во 142-м году по зимнему пути. А в Суздале, государь, в дому Пречистые Богородицы топере никаких запасов нет. Да в прошлом, государь, во 135-м году занял архиепископ Иосиф для домового росходу в Суздале в Спаском Еуфимьеве монастыре двесте рублев денег. Да в прошлом же, государь, во 138-м по твоему государеву указу дано архиепископу Иосифу ис того ж Спаского Еуфимьева монастыря взаймы шестьсот рублев. И те, государь, заемные денги в Спаской Еуфимьев монастырь не отданы.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 44 142-го апреля в 23 день з Гаврилом Ярышкиным.

 

 

 

№ 24

 

1634 г. между 19 апреля и 3 мая – Отписка Н. Ф. Панина о высылке Акинфея Бутка в Москву

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитка Панин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 19 день прислана твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамота ко мне, холопу твоему. А в твоей государеве грамоте написано. Велеть мне, холопу твоему, на архиепископове дворе сыскати малова Окинфейка прозвище Будка, которой был у архиепископа в келейниках. И тово Будка отдать за пристава и роспросить ево про архиепископа, и про Берматцкаго, и про иных ево советников, какое изменное дело архиепископ и ево советники умышляли, и как Михайло Шеин изменою королю наряд отдал, и он тому не радовался ли, и что в те поры говорили, в Литву он с советники своими бежать хотел ли и иное какое дурна умышлял. И по твоему государеву указу тот Акинфейко прозвище Будко отпущен с архиепископом в Сийской монастырь марта в 27 день.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 46- 142-го маия в 3 день с Микитиным человеком Панина с Ондрюшкою Муратовым.

 

 

 

№ 25

 

1634 г., апреля 12 – Распросные речи дворовых людей Андрея Бермацкого

 

 

 

142-го году апреля в 12 день Никите Федоровичю Панину в роспросе сказал Ондрюшкин человек Берматцкова Гришка Ермолин. На Светлой неделе во вторник слышал он, Гришка, от Ондрюшкиных же людей Берматцкова, ото вдовы Анютки Юнгенки да от Карпиковы жены от Дашки. Говорили-де оне промеж себя: мы-де з боярынею своею с Ондрюшкиною женою Берматцкова с Манкою прижгли писма много. И тово ж числа Ондрюшкины женки Берматцкова вдова Анютка да Карпикова жена Дашка з Гришкою Ермолиным с очей на очи ставлены и роспрашиваны. И Анютка, и Дашка в роспросе говорили, как Микита Федорович Панин запечатал комноту малую, и тое ж де ночи посылала Ондрюшкина жена Манка из болшие комноты в малую комноту окном девку тотарку Василиску. Ис тое-де из малые комноты та девка Василиска вынесла шкатунку да ларчик и принесла к боярыне своей Манке. Ис тое-де шкатуны и из ларца Манка выбрала писмо и зажала у себя в руку да вынела в бумаге коренья с пригорши и отдала вдове Анютке, а велела отнесть на поварню да кинуть в огонь. А сказала ей Анютке в той бумаге зорюй. И Анютка по ее Манки веленью коренья в поварне сожгла, а с писмом в поварню ходила сама боярыня их Манка, а водила ее Карпункина жена Дашка. И пришед-де боярыня их, Манка, в поварню, пошла наперед, а Дашка простояла у дверей. И посмотрила-де Дашка в поварню, ажно-де // в поварне писмо горит. И как-де писмо згорела, и она, Манка, пошла к себе в ызбу. И тово ж числа со вдовою с Анюткою и с Карпункиною женою з Дашкою девка татарка Василиска с очей на очи ставлена. А в роспросе девка тотарка Василиска сказывала, как-де была комната запечатана и боярыня ее, Манка, в малую комноту окном посылала, и шкатунку и ларец перед боярыню ее, Манку, носили. И что ей надобно, и[з] шкатуны и из лорца выбирала.

 

И того ж числа Ондрюшкина жена Берматцкова, Манка, допрашивана и з женками – со вдовою с Анюткою, и с Карпиковою женою з Дашкою, и с татаркою з девкою с Василискою – с очей на очи ставлена. И в роспросе Ондрюшкина жена Берматцкова, Манка, говорила. Девки Василиски она не посылывала, ходила окном в комноту в малую своею волею и принесла к ней шкатунку. И я-де ис тое шкатунки выбрала коренья, инберное да гвоздику, да грамотки дружни, писмо полское, и велела-де я то писмо бросить в огонь женке. А того, она скозала, не помнит, с которою женкою то писмо послала жечь. И женка Дашка ей, Манке, говорила, что она, Манка, ходила в поварню писмо жечь сама, // а она, Дашка, ее вела под руку. И Ондрюшкина Манка против Дашкиных речей сказала, тово-де она, Манка, не упомнит, с кем жечь писмо послала, а сама-де она, Манка, в поварню ходила смотрить, как писмо горит. А женке-де вдове Анютке она, Манка, в бумаге коренья жечь не давывала. И женка Анютка с очей на очи Манке говорила, как-де к ней поднесли шкатуну, и она-де, Манка, вынев писмо зажала в руку, а коренья в бумаге с пригорши дала ей, а велела в поварне сжечь. И Манка сказала: писмо-де я вынела дружне и зжечь велела, а в бумаге дала ей зорю зжечь, а не коренья. //

 

142-го апреля в 12 день Миките Федоровичю Панину в роспросе сказала Ондрюшкина девка Берматцкова тотарка Василиска про безчинства архиепископа Иосифа. Как томила робенком боярыню ее, Манку, и о те поры приходил архиепископ Иосиф к ней, к Манке, в хоромы прощатца, а были-де о те поры у боярыни ее две бабы посадцкие, Ульянка Дукариха да Малашка Олабина, да дворовая женка Олферкова жена Анютка. А как-де боярыня ее, Манка, родила, и о те-де поры архиепископ приходил же. И тово ж числа Ондрюшкина дворовая женка Олферкова жена Анютка з девкою с Василискою с очей на очи ставлена и роспрашивана. И в роспросе Олферкова жена Анютка говорила, как боярыню ее, Манку, томила робенком, и как архиепископ Иосиф приходил к Манке, и она тово не видала, а были с нею о те поры две бабы посадцкие да Ондрюшка Берматцкой. И тово ж числа посадцкие бабы Ульянка Дукариха да Малашка Олабина з девкою с Василискою и с Олферковою женою с Анюткою с очей на очи ставлены и роспрашиваны. И посадцкие бабы, Ульянка да Малашка, в роспросе говорили, как Ондрюшкину жену Берматцкова робенком томила, и о те поры архиепископ // приходил на Ондрюшкин двор в комноту. И жена Ондрюшкина, Манка, из горницы в комноту ко архиепископу ходила и ис комноты пришла к ним опять в горницу. А как родила Манка, и архиепископ приходил опять к Ондрюшкиной жене, к Манке, после молитвы.

 

 

 

№ 26

 

1634 г. между 13 и 23 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о возвращении суздальского губного старосты Никиты Козинского из Нижнего Новгорода

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитко Панин, челом бьет. Писал я, холоп твой, к тебе, государю, марта в 27 день по твоему государеву указу отпустил я, холоп твой, архиепископа Иосифа з головою стрелетцким с Ларионом Лапухиным в Сийской монастырь. Да тово ж, государь, числа по твоему государеву указу посылал в Нижней суздалскова губнова старосту Микиту Козинскова, а с ним отпущен в Нижней Ондрюшка Берматцкой. А были под архиепископом и под головою стрелетцким Ларионом Лапухиным, и под губным старостою под Микитою Козинским, и под Ондрюшкою Берматцким, и под стрелцами архиепископовы домовые лошеди и возок. И апреля, государь, в 13 день писал с Вологды голова стрелетцкай Ларион Лапухин з домовым сыном боярским с Сотником Слевидовским с Вологды апреля в 5 день, которые были лошеди под архиепископом и под ним и под стрелцами и возок отпустил. И сын боярской Сотник Слевидовской лошеди по росписи в Суздаль пригнал. А возок покинул в Ярославле для водяново пути. И тово ж, государь, числа приехал в Суздаль губной староста Микита Козинской и отписку от воеводы от Василья Шереметева да от дьяка Семена Бредихина привез. А в отписке их написано: у губнова старосты, у Микиты Козинского, Ондрюшку Берматцкова взяли и с человеком, а ево, Микиту, отпустили в Суздаль. // Да с Микитою ж послано пять человек стрелцов, десятник Кондрашка Парфеньяв Семеновой сотни Дивова. И тот дестяник Кондрашка Парфеньяв своровал, от губнова старосты з дороги збежал, и лошедь домовую, конь рыж, свел, в Суздаль не бывал.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 50 142-го апреля в 23 день з Гаврилом Ярышкиным - .

 

 

 

№ 27

 

1634 г. между 27 и 30 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о вскрытии им запечатанного сундука Александра Голубовского, стоящего в суздальской соборной церкви

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитка Панин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 27 день прислана твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Руси грамота ко мне, холопу твоему. А в твоей государеве грамоте писано: в Суздале в соборной церкви сундук да коробья Александра Голубовского замкнуты и запечатаны. А сказали мне, холопу твоему, протопоп Федор да ключарь Богдан, что в том сундуке и в коробье свечи восковые болшие. И мне, холопу твоему, в сундуке и в коробье Александра Голубовского, што поставлены в соборной церкви, пересмотрить будет в том сундуке и в коробье свечи восковые. И мне, холопу твоему, сундук и коробью запечатав, поставить в соборной церкви по прежнему. А московских, государь, стрелцов, которые со мною, холопом твоим, в Суздале живут, отпустить к тебе, государю, на тех же лошадех, на которых оне в Суздаль посланы. А по твоему государеву указу я, холоп твой, Александра Голубовского в сундуке и в коробье, што поставлены в соборной церкви, пересматривал и окроме, государь, свеч никакие рухляди нет. А пересмотрив я, холоп твой, и запечатав, поставил в соборной же церкви. А московских, государь, стрелцов дватцать шесть человек, десятника Васку Потпружникова, да Силку Перфильева, да Мишку Арапова с товарыщи отпустил к тебе, государю. А с ними, государь, отпущено твоих государевых сорок шесть лошадей, а лошадь взять им в слободе Александрове у приказщика у Андрея Булгакова. А три, государь, лошади отпущены наперед сего с пятидесятником с Тимошкою Кузминым с товарыщем, две лошади, да стрелцом с Васкою с Хайловым лошадь.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 52- 142-го апреля в 30 день с московским стрелцом с Сенкою Мылниковым.

 

 

 

№ 28

 

1634 г. между 12 и 23 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о распросе дворовых людей А. Бермацкого

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитко Панин челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 12 день приходил ко мне, холопу твоему, на подворьишка Ондрюшкин человек Берматцкова, Гришка Ермолин, и в роспросе сказал, в нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 8 день говорили Ондрюшкины женки Берматцкова вдова Анютка Юнгенка да Карпикова жена Кондратьева, Дашка, писма де мы з боярынею своею, с Ондрюшкиною женою, с Манкою, прижгли много. И по твоему государеву указу я, холоп твой, тово Ондрюшкина человека Берматцкова, Гришку Ермолина, с Ондрюшкиными ж женками Берматцкова с очи на очи ставил и роспрашивал. И что Ондрюшкины женки Берматцкова и девка тотарка Василиска и Ондрюшкина жена, Манка, в роспросе говорили, и те, государь, их роспросные речи за своею рукою под сею отпискою послал к тебе, государю, а женок Ондрюшки Берматцкова и девку тотарку отдал за приставы до твоего государева указу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 54 142-го апреля в 23 день Гаврило Ярышкин - .

 

 

 

№ 29

 

1634 г. между 12 и 23 апреля – Отписка Н. Ф. Панина о распросе дворовых людей А. Бермацкого

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитка Панин челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 12 день были у роспросу передо мною, холопом твоим, Ондрюшкины женки Берматцкова да девка тотарка Василиска. Как оне сказывали на боярыню свою, на Манку, про коренья и про писмо, велела им жечь, и о те же, государь, поры та девка, тотарка Василиска, сказывала про безчинство архиепископа Иосифа. Как томила робенком боярыню ее, Манку, и о те-де, государь, поры приходил архиепископ к ней, к Манке, в хоромы прощатца. А были-де, государь, о те поры у боярыни у ее две бабы посадцкие Ульянка Дакариха, да Молашка Олабина, да дворовая женка Ондрюшки Берматцкова Олферкова жена Анютка. И посадцкие, государь, бабы и Олферкова жена Анютка з девкою с Василискою с очей на очи ставлены и роспрашиваны, и что в роспросе сказывали, и те, государь, их роспросные речи под сею отпискою послал к тебе, государю, а посадцких баб велел дать на поруки, а Олферкову жену Анютку отдал за прастава до твоего государева указу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 57 142-го апреля в 23 день з Гаврилом Ярышкиным - .

 

 

 

№ 30

 

1634 г. между 5 и 28 мая – Отписка Л. Д. Лопухина о его прибытии в Антониев-Сийский монастырь с опальным архиепископом

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Ларка Лопухин челом бьет. По твоему государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии указу приехал я, холоп твой, в Сийской монастырь с орхиепископом Иосифом майя в 5 день и архиепископа и твою государеву указную грамоту отдал келарю старцу Иосифу и соборным старцом. И келарь, и соборные старцы архиепископу дали келью, а в келье велели у нево быть по твоему государеву указу Спаса Еуфимьева монастыря черному попу Кирилу да старцу Виктору, которой на архиепископа есть варит да в келейники дали монастырсково служебника, старово мужика Трофимка Федорова, да архиепископу ж дали в келью чорново попа Нила и велели ево держати под крепким началом, и келейное правило у архиепископа в келье по монастырскому чину, а к церковному пению до твоего государева указу ходити не велели. А мне, холопу твоему, и стрелцом дали кельи возле архиепископьи кельи. А с сею отпискою к тебе, государю, к Москве послал я, холоп твой, Сийского монастыря служку Ивашка Боранова, а на Москве велел явитися и отписку отдати в Розряде твоему государеву думному диаку Ивану Гавреневу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 60 142-го маия в 28 день с служкою с Ывашем Борановым - .

 

 

 

№ 31

 

1634 г. между 5 и 28 мая – Отписка соборных старцев Антониева-Сийского монастыря в Разрядный приказ о приезде опального архиепископа Иосифа (Курцевича) в монастырь

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии нищеи твои государевы з Двины Живоначалные Троицы Антоньева Сийского монастыря чернцы, келарь Иосиф с братьею, челом бьют. В нынешном, государь, во 142-м году маия в 5 день прислана твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии и грамота за приписью твоего государева думново дияка Ивана Гавренева. А в ней писано: послан в твое царское богомолье в Сийской монастырь к ыгумену Ионе з братьею Суздалской архиепископ Иосиф в смирение, а с ним послан для береженья голова стрелецкой Ларион Лопухин да дватцать человек московских стрелцов. Да с архиепископом же послан из Суздаля Спаской Еуфимьева монастыря черной поп Кирил да киявлянин старец Виктор, которой у нево есть варит. А велено ево держать в Сийском монастыре под крепким началом и дать ему для правила и для поучения черново попа, чтоб он без правила не был да архиепископу ж велено дати Сийсково ж монастыря служебника старишево человека. И архиепископ Иосиф приехал, государь, в Сийской монастырь з головою стрелецким и с стрелцы маия в 5 день. В Сийском, государь, монастыре // Божьим судом игумена Ионы 63 марта в 20 день - не стало и по твоему государеву указу мы, нищеи, архиепископу особную келью и подле архиепископа голове стрелецкому и стрелцом кельи отвели. И Спасково Еуфимьева монастыря черному попу Кирилу, да старцу Виктору, да Сийского монастыря черному попу Нилу, да служебнику Трошку Федорову с архиепископом в келье жити, и корм им давати приказали, а церковному пению до твоего государева указу архиепископу ходити и чернил и бумаги ему давати не велели.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 64 142-го маия в 28 день с служкою с Ываном Борановым - .

 

 

 

№ 32

 

1634 г. между 21 марта и 1 августа – Челобитная жильца Богдана Лыкова об освобождении его из-под ареста

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьет челом бедной безпомощной холоп твой Богдашко Лыков. Был я, холоп твой, у тебя, государя, в житье, и по указу блаженные памяти отца твоего государева, великого государя Святейшаго Филарета Никитича, Патриарха Московского и всеа Русии, послан жить на время к Суздалскому архиепископу Иосифу. И в нынешнем во 142-м году по твоему государеву указу архиепискуп Иосиф сослан под начал, а я, бедной, в Суздале за приставы живот свой мучю и всякую нужу терплю и рухледишко мое отписано на тебя, государя. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, меня из-за пристава освободить, дать на поруку и взять к Москве, чтоб мне, бедному, за приставы сидя, с наготы, и з босоты, и со всякой нужи в конец не погинуть и голодною смертию не умереть. Царь государь, смилуйся.

 

 

 

№ 33

 

1634 г. после 24 марта – Челобитная Якова Губаревского с просьбой освободить Федора Завальского

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой иноземец Якушко Иванов сын Губаревской. В прошлом, государь, во 136-м году был, государь, давод в твоем государеве слове на архиепископа Суздолского, на Иосифа, от ево келейника, от Фетки цымбалника, и в том, государь, ево Фескине доводе не поверили, и по приказу блаженной памяти великого государя Светейшого Патриарха Феларета Никитича Московского и всеа Русии того Феску со всим ево Фескиным доводом, згибавши того Феска, тому архиепископу Иосифу отдали. И тот, государь, архиепископ Иосиф того Феску привиожши к себе в Суздоль, и того, государь, Феску тот архиепископ розными пытками пытал, хто с тем Фескою был в той думе о том доводе. И тот, государь, Феска не перетерпя от того архиепископа розных пыток и мук, и сказывал с пытки на многих дворовых людей Ондриевых и архиепископлевых и на меня, государь, сказал же тот Феска тому архиепископу, что и тот де, Губаревский, ведал мою думу. И за тот, государь, довод сковавши в канданы, и в розны железа, и свинцом железа заливши того Феску да меня, холопа твоего, сослал в свою вотчину на Юнгу. И там, государь, велел на Юнги нас вкинуть в темницу земляную. И я, бедной, во 141-м году в Петров пост с тоей темницы и з желез с Юнги ушол. И ушодши, государь, служил твою государеву службу салдатцкую в полку Петра Кимонта в маерове роте, в барабанщиках был я, холоп твой, и корм мне, холопу твоему, твое царское жалованье давал с солдат против барабанщиков иных по полутрети рубли на месец. А тот, государь, келейник Феска Цымбалников и с тех мест и по ся места живот свой мучит в темницы в Кузмодемьянском городе и в чепи, и в железах. А я, холоп твой, пришед в Можайск, а с твоей царской службы за два месеца корму не имал, скитаюсь промеж двор, голодною смертию помираю, а жинишко, государь, мое Ираидка с тих мест и по ся места в Ондриевы жены Берматцкого в Суздоли в чепи и в железах живот свой мучит. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, бедного, для своей царской службы, вели послать по того келейника по Феску Цымбалникова в Кузмодемьянской город и вели, государь, того Феску здись на Москве поставить. А той, государь, Феска ево архиепископлевы тайны все ведает и дела, потому, государь, тот Феска сидел и ночь в кельи у архиепискупа.

 

 

 

№ 34

 

1634 г. между 14 и 19 июня – Отписка Н. Ф. Панина о высылке П. Бермацкого и Х. Курчи в Москву

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитка Панин челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году июня в 14 день прислана в Суздаль твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамота из Розряду за приписью диака Григорья Ларионова, а в твоей государеве грамоте написано: велено мне, холопу твоему, литовских людей, которые даны были архиепискупу Иосифу, Петра Бермацкого да писаря Курчая, прислать к тебе, государю, с приставом и с провожатыми. А велено, государь, тех литовских людей приставу и провожатым на дороге и на станех беречь накрепко, чтоб они в дороге и на станех не ушли и дурна над собою никакова не учинили. Да тем же, государь, литовским людям велено дать кормец, чем им сытым быть до Москвы. И по твоей государеве цареве и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамоте я, холоп твой, тех литовских людей, Петра Бермацкого да писаря Курчая, с приставом з Ганкою Яковлевым и с провожатыми к тебе, государю, послал, и кормец им по твоему государеву указу до Москвы им дан.

 

70 По сей отписке литовские люди, Петр Берматцкой да писарь Курчай, присланы из Суздаля к Москве в приказ ко князю Ивану Хилкову да диаку к Пятому Филатову, и помета на сей отписке диака Пятово Филатова. А прислана отписка в Розряд из Галитцкие чети - .

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 72 142-го июня в 19 день 71 подал отписку - суздалской пушкарь Гаврилко Яковлев - . 73 Послать до государева указу в застенок роспрося - .

 

.

 

№ 35

 

1634 г. не позднее 5 августа – Отписка кузьмодемьянского воеводы Ивана Гавренева об освобождении из тюрьмы Ф. Завальского и отправлении его в Москву

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ивашко Гавренев, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году июля в 24 день прислана в Кузмодемьянеск твоя государева царева и великого князя Михайла // Федоровича всеа Русии грамота ко мне, холопу твоему, из Розряду за приписью твоего государева диака Григорья Ларионова, а в твоей государеве грамоте написано, что писано от тебя, государя, ко мне, холопу твоему, ис приказу Казанского дворца с Петром Жоховым, которой иноземец Федка от бывшего от Суздальского архиепискупа Иосифа посажен в Кузмодемьянском в тюрьму, и тово, государь, иноземца, Федку, велено прислать к тебе, к государю, к Москве. И таковы, государь, твоей государевы грамоты Петр Жохов мне, холопу твоему, в Кузьмодемьянском не отдавывал. Только он с товарыщи дали мне твою государеву грамоту о иноземцах, которые присланы в Кузмодемьянеск на корм, что иманы на боех. А без твоего государева указу я, холоп твой, того Федки послать // к тебе, государю, к Москве и в Кузмодемьянском выкинуть ис тюрьмы не смел. И для, государь, того Федки прислан в Кузмодемьянеск нарочьно сын боярской Гаврило Шатилов. А велено мне, холопу твоему, того иноземца, Федку, отдать тому Гаврилу и отпустить ево с ыноземцом, с Феткою, к тебе, к государю, к Москве на подводах и кормец в дорогу иноземцу Фетке до Москвы, чем ему сыту быть, велено дати ис твоей государевы казны ис кузмодемьянских доходов.

 

И по твоему государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии указу я, холоп твой, того иноземца, Фетку, тому сыну боярскому, Гаврилу Шатилову, отдал и на корм ему, Фетке, дал до Москвы, чем ему сыту быть, рубль денег, и отпустил того Гаврила с тем иноземцом, с Федкою, на подводах к тебе, к государю, к Москве того же числа июля в 24 день.

 

75 Иноземец Федка Завалской по приказу думного Ивана Гавренева отослан на Патриарш двор с молодым подьячим с Куземкою Колоколцовым августа в 7 день - .

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 76 42-го августа в 5 день - .

 

 

 

№ 36

 

1634 г. между 5 и 28 мая – Отписка стрелецкого головы Л. Д. Лопухина из Антониева-Сийского монастыря об инциденте во время пути на Северной Двине

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Ларка Лопухин, челом бьет. По твоему государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии указу велено мне, холопу твоему, ехати с Суздалским архиепископом Иосифом в Сийской монастырь. И апреля, государь, в 30 день пристал я, холоп твой, от погоды речные на реке на Двине к острову в Устюзском уезде повыше Телегова монастыря возле судов Соловецкого монастыря. И того ж, государь, числа изымал стрелец Митка Семенов, не сказав мне, холопу твоему, Соловецкого монастыря служебника з галенком с вином и привел ко мне, холопу твоему. А монастырской служебник сказал мне, холопу твоему, что он то вино купил на другом судне у соловецкого старца Порамона. И я, холоп твой, то вино отдал тому ж служебнику тотчас. И того ж, государь, числа приходил ко мне, к холопу твоему, к судну соловецкой старец Порамон пьян, а с ним монастырских служебников и ярыг человек з двесте и болши, все пьяны с пищалми и с ослопы, и хотели меня, холопа твоего, и стрелцов побити до смерти и розграбить и лаели матерны и всякою неподобною лаею. И лая меня, холопа твоего, и позоря говорил тот старец Порамон, с тобою-де, страдником, сыном боярским дватцать человек стрелчишков, а со мною на осми дощениках болши трехсот человек, велю-де вас всех побити до смерти и животы ваши розграбить. И с великими слезами о том их архиепископ Иосиф одва умолил, что тот старец Порамон с товарыщи нас, холопей твоих, не побили и не розграбили. И я, холоп твой, видя такое их насилство и бояся, чтоб твоему государеву делу какие порухи не учинили, в великую погоду отстал от берега того ж числа и с болшею нужею одва приплыл к Телегову монастырю. А то, государь, все делалось перед архиепископом Иосифом потому, что я, холоп твой, и стрелцы ехали с архиепископом на одном судне, и у архиепископа были все безотступно в день и ночь.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 78 142-го маия в 28 день с служкою с Ывашом Борановым - . 79 Роспросить служебника, которой привез отписку, тот соловетцкой старец куда едет, на Вологду ли или на Соловки - .

 

 

 

№ 37

 

1634 г. между 7 и 23 апреля – Отписка Н. Ф. Панина об изветной челобитной старцев Киберганского монастыря на старцев-иноземцев

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой, Микитка Панин, челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году апреля в 7 день били челом тебе, государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии, Суздалского уезда Киберганского монастыря казначей старец Семион да черной поп Онтоней со всею братьею и со крестьяны того ж монастыря на иноземца на игумена на Фефилакта да на черньцов, литовских пострижеников, на старца на Никифора да на казначея Филарета, да на старца Рафаила, да на старца Ондреяна, да на старца понамаря Лаврентья, а ко мне, холопу твоему, за руками принесли извесную челобитную. И я, холоп твой, тое их извесную челобитную под сею отпискою послал к тебе, государю, а игумена Фефилакта, старцав Никифора, да Рафаила, да Лаврентья велел дати на поруки да твоего государева указу. А казначея Филарета в сыску нет, а Ондреян старец лежит в монастыре болен.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. В Розряд. 81- 142-го апреля в 23 день з Гаврилом Ярышкиным - .

 

 

 

№ 38

 

1634 г. 7 апреля – Изветная челобитная старцев Киберганского монастыря на старцев-иноземцев

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьют челом, извящяют нищи твои государевы богомолцы, Суздалского уезда Ополского стану твоего государева царского богомолья Троицы Живоначялные Предотечи Иванна Киберганского монастыря казначей старец Семионнище да черной поп Антонище со всею братью и со крестьяны, староста Осип Григорьев сын да крестьяня Кирило Емельянов сын да Иван Власов сын, да Иван Петров сын, да Семой Яковлев сын и все крестьяне от мала до велика, что был у нас на игуменстве на архиепискупова духовника на игумна Никифора иноземца да на игумна Феофилакта, да казначея на Филарета, да на старца Рафаила, да на Андреяна старца, да на пономаря Лаврентья иноземцов литвинов в том, посади, государь, на игуменство архиепискуп Иосиф Суздалской духовника своего игумна Никифора в нащем манастыре на Кибергани и сидел на игуменстве четыре годы. И в те сидя четыре годы игумен Никифор да казначей Филарет иноземцы из манастырские казны завладели по сту рублей денгами да по сту по десяти четвертей и житниц манастырских хлеба всяково ржи и овса, и пшеницы, и гречи. Да тот же игумен Никифор да казначей Филарет взяли з деревни Ульянихи з двацати крестьянинов шездесят рублей с полтиною, а хлеб, государь, возил игумен Никифор да казначей Филарет две доли к архиепискупу на двор, а треть продавали на торгу, а денги имал к себе, а в манастырскую казну не клали и нас нищих твоих богомолцов // русских старцов з голоду морили и до конца погубили. А сидел Феофилахт игумен год, и сидя годом завладел насилством с теми же старцами с Рафаилом и с Андреяном и с Ларивоном велел архиепискуп ведати всею манастырскою оброшною казною денежною и хлебною и на конюшне лошадми и на воловье дворе всякою болшою животиною, что велит слугам продати или старосте на торгу или в манастыре всякова хлеба или животины лошедей и с воловья двора быков, и коров, и овец, и баранов, и всякие мелкие животины, и сена укоснова на лугех в стогах те, государь, все денги велит игумен Феофилахт к себе в келью, да ест с литовскими старцами без просыпу день и ночь, да, напився, станут шурмовать по манастырю ходя с саблями, а в нас, руских старцов, сидя в кельях з голоду и с наготы, и з босоты ужасть и страсть великая возмет, не ведаем, где ся исхоронити, чтобы увечья великова над нами рускими старцами не зделали.

 

И з голоду нас литовские игумны Никифор да Феофилакт да казначей Филарет с литовскими старцами уморили, руских старцов, и с наготы и з босоты нас погубили, и святое место, царское богомолье манастырь, пограбили и… розорили, и крестьян манастырских розогнали, а иных крестьян мукою великою перемучили, что было у коих крестьян на государеву // подать сошную, то все тарелишко мукою вымучили великою, а многих крестьянишек розогнали розно, и кои были служебники манастырские и хлебники и конюхи, то всех игумен Феофилахт ослопом и робра выламал и обувучил. И те служебники одва живы ходят, ничему ся не годят, увечны стали, а кои служебники и крестьяня розбежалися розно по заволости, и те люди за тем игумном назад не идут в манастырь, да тот же игумен Феофилахт думает своими литовскими старцами один с Рафаилом с Ондреяном и с Ларивоном, сидя во всю ночь, лошяди кормят семянным овсом, хотят ехать, а неведомо куды, славу дает игумен, щто сказывает, хочет ехати к Москве, а мы, государь, руские люди, старцы и крестьяня тово у игумна не ведаем, куды поедут. А казну манастырскую у себя игумен держит, а казны манастырские у игумна в росписи написано, под сею известною челобитною подклеена, а казначею не дасть манастырскому старцу Семиону.

 

А манастырь те ливеские старцы, кои в сей извесной челобитной имяны писаны, разорили и до конца погубили и крестьян перемучя и ограбя розогнали рознь. А сам игумен хочет из манастыря ехать, а неведомо куды, и царское богомолье хочет пусто нарядити, и святое место запустошити, а нас, нищих богомолцов государевых, по мир пустити и до конца погубити. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, нищих своих богомолцов, а крестьянишек всех от мала и до велика, // звестное наще челобитье приняти и по известу нашему с теми литовскими игумнами и с казначеем Филаретом указ учинити, чтобы тебе, государю, наше известно было челобитие, чтобы нам, нищим твоим богомолцом с крестьяны, в тех литовских игумнах и в старцах, кои в сей известной челобитной имяна писаны, в конец не погинуть и наше известное челобитье явно было. Царь государь великий князь Московский и всеа Русии, смилуйся, пожалуй.

 

 

 

№ 39

 

1634 г., между 5 и 23 августа – Отписка Н. Ф. Панина об отпуске в Москву Б. И. Лыкова

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитка Панин челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году августа в 5 день прислана твоя государева царева и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии грамота ко мне, холопу твоему, за приписью думнаго дияка Ивана Гавренева. А в твоей государеве грамоте написано: велено мне Богдашка Лыкова держати в Суздале за приставом, а рухледь ево переписать и беречь до твоего государева указу. И ты, государь, Богдашка Лыкова пожаловал, велел ево от пристава свободить и за порукою отпустить к Москве. И мне б, холопу твоему, Богдашка Лыкова велеть дати на поруку з записью, а за порукою отпустить ево к Москве, и рухледь ево и лошеди отдать ему. А что, государь, рухледи и лошадей ему отдам, и о том к тебе, государю, отписать, и роспись рухледи и поручную запись по нем прислать к тебе, государю. И по твоему государеву указу Богдашка Лыкова от пристава свободил и отпустил ево к Москве, а поручную запись по нем и рухледи ево и лошадем роспись за ево рукою послал к тебе, государю.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 87 142-го августа в 23 день с ключарем с попом Богданом - .

 

.

 

№ 40

 

1634 г. 19 июня – Наказная память устюжскому воеводе М. Ф. Стрешневу о расследовании инцидента на острове по Северной Двине

 

 

 

От царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии на Устюг Великий воеводе нашему Максиму Федоровичю Стрешневу да подьячему Григорью Самсонову. Писал к нам Ларион Лапухин. По нашему указу велено ему ехать с Суздалским архиепискупом Иосифом в Сийской монастырь, и апреля в 30 день пристал он от погоды речные на реке на Двине к острову в Устюжском уезде повыше Телегова монастыря возле судов Соловетцкого монастыря. И тово ж числа изымал стрелец Микитка Семенов, не сказав ему, Соловецково монастыря служебника з галенком с вином и привел к нему, а манастырской служебник сказал, что он то вино купил на другом судне у соловецкого старца Порамона. И он то вино отдал тому ж служебнику тотчас. И того ж числа приходил к нему, Лариону, к судну соловецкой старец Парамон пьян, а с ним монастырских // служебников и ярыг человек з двесте и болши, все пьяны, с пищалми и с ослопы и хотели ево и стрелцов побить до смерти и розграбить и лаяли матерны и всякою неподобною лаею.

 

И лая и позоря ево, говорил тот старец Парамон ему, Лариону, что с ним, страдником, с сыном боярским, дватцать человек стрелчишков, а с ним-де, с старцом, на осми дощениках болши трехсот человек, велит их всех побить до смерти и животы их розграбить. И с великими слезами о том их архиепискуп Иосиф одва умолил, чтоб тот старец Парамон с товарыщи их не побил и не розграбил. И он, Ларион, видя такое их насилство и боясь, чтоб нашему делу какие порухи не учинили, в великую погоду отстал от берега того ж числа и з болшою нужою одва приплыл к Телегову монастырю. И мы указали про то сыскать, и в // Телегове монастыре игумена и братьи и монастырских служебников допросить.

 

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б в Устюжской уезд к тому острову, где голова Ларион Лапухин съехал соловецкого старца Парамона, послал кого пригож и велел около того места сыскать околными всякими людми и в Телегове монастыре игумена и братьи и служебников допросить, какими обычаи Соловецкого монастыря старец Парамон с служебниками и с ярыжки с пищалми к голове, к Лариону Лопухину, к судну приходил и за што ево, Лариона, лаял и позорил и страдником называл и ево стрелцов побить до смерти и животы розграбить хотел ли. Да что про то Телегово монастыря игумен и братья и служебники в допросе // и околние люди в сыску скажут, и вы б о том к нам отписали и роспросные речи и сыск за руками сыскных людей прислали к Москве и велели отдати в Розряде думному нашему дьяку Ивану Гавреневу. Писан на Москве лета 7142-го июня в 19 день.

 

Такова грамота послана на Устюг Сийского монастыря с служкою с Ывашком Крюковым.

 

 

 

№ 41

 

1634 г. 28 марта – Изветная челобитная суздальских домовых иеромонахов и детей боярских на старца Варлаама (Соколовского)

 

 

 

Царю государю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии бьют челом, извещают домовые Пречистые Богородицы черной поп Федорит, да черной поп Федосей, да Кузмодемьянского уезду Юнгинского монастыря старцы чернец Тиханище да чернец Исайя, да домовые же детишка боярские Нехорошко Путилов, Васка Лоскутов, Мишка Шибнев да Якунка Шибнев на строителя старца Варлама Соколовского в том, что он, Варлам, ходил в Асторохань по четыре годы, а казны он домовые денег имал по тысече и болши. А отчету он той казне ни на один год не давал ни в чем. Да он же, Варлам, был в Кузмодемьянском уезде на Юнге в монастыре в строителях, и он, Варлам, на Юнге на дубу повесил мужика Ивашка Феодулова сына Роспопа, а отца ево, Феодулка, повесил и повеся велел отрезати, а вешал кузмодемьянской палач Кирюшка. А другово мужика велел в воду посадить, а в воду сажал монастырской бобыль Сенка Сидоров по ево, Варламову, веленью. А иных многих людей на огне жег и кнутом бил нещадно. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Руси, пожалуй нас, нищих своих богомолцов, вели, государь, того старца Варлама в той домовой казне сщести и в ево озорничестве сыскати с ним с очи на очи поставить. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

 

На обороте : К сей извесной черной поп Федосей и в старцов, братов своих, место руку приложил. К сей известной Васка вместо себя и Михайла и сына его, Якунка, Шибневых руку приложил.

 

 

 

№ 42

 

1634 г., между 28 марта и 6 апреля – Отписка Н. Ф. Панина об изветной челобитной домовых людей Суздальского архиепископа на старца Варлаама (Соколовского)

 

 

 

Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холоп твой Микитко Панин челом бьет. В нынешнем, государь, во 142-м году марта в 28 день били челом тебе, государю, царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии домовые Пречистые Богородицы черной поп Федорит, да черной поп Федосей да, Кузмыдемьянскова уезду Юнгинского монастыря старец Тихон, да старец Исаия, да домовые ж дети боярские Нехорошей Путилов, Василей Лоскутов, Михайла да Яков Шибневы на старца на Варлама Соколовскова, а ко мне, холопу твоему, за руками принесли извесную челобитную о счете и о убойстве. А старец Варлам против их челобитной принес архиепископлю грамоту за архиепископовою рукою, а сказал, что велел ему повесить мужика архиепископ. И я, холоп твой, извесную челобитную и грамоту архиепископлю послал к тебе, государю, а старца Варлама велел дати на поруку до твоего государева указу.

 

На обороте : Государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии. 94 142-го апреля в 6 день с пятидесятником с Тимохою Кузминым.

 

 

 

№ 43

 

1634 г. 7 июня – Наказ с выговором Н. Ф. Панину о незаконном приобретении им кабальных людей Суздальского архиепископа и Андрея Бермацкого

 

 

 

От царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии в Суздаль воеводе нашему Миките Федоровичю Панину. По нашему указу послан ты в Суздаль для великого нашего дела, и ныне ведомо нам учинилось, что ты, будучи у нашего дела, воруешь и у переписки архиепискуповых животов корыстовался, имал денги и животы всякие и людей архиепискуповых и Ондрюшки Берматцкого поимал 97 к себе - в холопи силно. И ныне делаешь не по нашему указу, в архиепискупли в духовные дела вступаешся, и из домовые казны запасы всякие емлешь самоволством, и домовым архиепискуплим всяким людем чинишь утесненье. И ты то делаешь не гораздо, своею дуростью, для своей безделной корысти, 98 и за то тобе от нас быть в опале - . И как к тебе ся наша грамота // придет, а которых архиепискуплих или Ондрюши Берматцкого людей в холопи ты к себе взял и кабалы на них поимал, и ты б тех всех людей отпустил тотчас, а кабалы, которые ты на тех людей в Суздале поимал, вперед будет не в кабалы.

 

Писан на Москве лета 7142-го июня в 7 день. 100 А смотрил и чернил грамоту околничей Василей Иванович Стрешнев. Такова грамота послана с суздалским приставом с Федором Ондреевым - .

 

 

 

 

 

 

 

Форумы