Прот. Николай Соколов
Ветхий Завет. Лекция 5

К оглавлению


Перечень литературы

Сегодняшнюю лекцию начнем с перечня литературы, необходимой для подготовки к сдаче экзамена и к написанию письменных работ.

Прежде всего у вас должна быть Библия — желательно Синодального издания 1896 г., которое неоднократно у нас переиздавалось. Это стандартное издание, содержащее все книги — и канонические, и неканонические. Желательно, чтобы тексты, которые мы будем использовать, читались вами и на русском, и на славянском языках для более глубокого проникновения в их содержание. Можно пользоваться и Библией других изданий. Не пренебрегайте и богослужебной литературой. В частности, рекомендую вам Триодь постную, т.к. там очень много текстов, связанных с Ветхим Заветом (то, что мы называем паремиями). Затем — произведениях свв. отцов: св. Василия Великого (беседы на Псалмы, творения, части 1 и 2); св. Григорий Нисский, св. Иоанн Златоуст (любой том); св. Кирилл Александрийский («Толкование на пророка Исаию», творения, часть 8). Различные издания «Творений святых отцов» (издания разных лет).

Н.Бердяев «Смысл истории» (Париж, 1923), «О назначении человека», или «Опыт парадоксальной этики» (Париж, 1931). Эта книга сейчас переиздается. Труды о.Александра Меня, в частности «Сын человеческий», «Магизм и единобожие», «О пророках».

Есть такой католический богослов Буйе, у него есть книга «О Библии и Евангелии» (пер. с франц., Брюссель, 1965).

Не могу не обратить вашего внимания на труды о. Сергия Булгакова — «Друг жениха», «Свет невечерний», «Лествица Иаковлева» и др. С ними вы должны обязательно познакомиться, чтобы иметь представление о богословской позиции о. Сергия, особенно в свете изучения Ветхого Завета.

Проф. Введенский «Учение Ветхого Завета о грехе». Редкое издание, опубликовано в Сергиевом Посаде в 1905 г.

Вуллит «Ур халдеев» — труды по библейской истории, географии и археологии.

О. Александр Ельчанинов «История религии»; прот. Князев «Пророки» (Париж, 1972) — книга, которая производит сильное впечатление; по всей вероятности, автор не просто изучал Св. Писание, но и имел о нем свое мнение. Конечно, известный вам всем Лопухин — «Толковая Библия» и Комментарий к ней, а также «Руководство к Библии», «История Ветхого Завета» (с учетом того, что это написано 100 лет назад, автор многого не знал и смотрел глазами человека своего времени). Обязательно обратитесь к В.Н.Лосскому — «Очерк мистического богословия восточной Церкви». Без этой книги трудно будет говорить о проблеме греха, грехопадения, других аспектах ветхозаветного нравственного учения.

Епископ Михаил (Лузин) — «Пророческие книги Ветхого Завета». Олесницкий «Слово о Псалтири» (Киев, 1899), «Книга Притчей Соломоновых и ее новейшие критики».

Думаю, вы меня не осудите, если я порекомендую вам прочесть книгу Ренана «История израильского народа». Самого Ренана я воспринимаю только как писателя, христианином он не был, во Христе видел лишь некую светлую Личность, а чудеса отвергал. Но как историк и писатель он очень интересен. Хотелось бы, чтобы к окончанию нашего курса вы прочитали книгу В.Соловьева «Оправдание добра». Это фундаментальное сочинение, которое тоже поможет глубокому проникновению в этику и нравственность Ветхого Завета.

Доменик Бартелеми «Бог и Его образ» (очерк библейского богословия). Не все у него воспринимается одинаково. Это католический богослов, сумевший сказать новые слова, которых до него никто не говорил.

Петр Заведеев «Лекции по богословским наукам. Полное руководство к экзамену на священника». Конспективное изложение истории Ветхого Завета; нюансы, которых у других нет. Именно по этой книге рекомендую готовиться к экзамену, по ней же можно писать и труды.

Греческий богослов X. Яннарас «Вера Церкви» (введение в православное богословие).

Первые главы книги Бытия

1. Творение Богом мира (Моисеева космогония).
2. Человек — образ и подобие Божие.
3. Библейское учение о грехопадении и его последствиях.

Первые страницы Библии — это так называемый Шестоднев, или Гексамерон (Шесть дней творения). По выражению св. Григория Богослова, первые главы книги Бытия приближают читателя к Творцу и разъясняют основание вселенной. Книга Бытие поможет нам уяснить вопросы, связанные с возникновением мира, происхождением человека, возникновением нравственности, с нравственными аспектами грехопадения, его следствиями, а также с состоянием человечества до принятия закона Моисеева.

Первые стихи Библии говорят нам о творении Богом всего видимого и невидимого мира. Библейское учение противостоит язычеству и пантеизму всех оттенков, раскрывая нам идею творения как акт Божественной воли, разума и любви. Согласно Писанию, именно Слово Божие, его созидательная мощь вызывает тварь из небытия, вызывает к жизни всю вселенную, питает и поддерживает ее до наших времен. Кроме того, библейский космогенез показывает нам постепенное восхождение от низшего к высшему, от мира неорганического к миру органическому и в конце концов — к человеку.

В книге Бытия Бог представлен не магом, демиургом или мастером, который своими руками все формирует, но Словом Божиим: «И сказал Бог» — и произвела вода, и произвела земля. То есть Слово Божие придает творческую силу природным стихиям (земле, воде), вводит в мир «жизнь». Даже противники христианства, признают, что Библия показывает нам великую идею поступательного развития. Поэтому мы можем только восхищаться великим пониманием природы иудейского законодателя.

Как мы уже говорили, в Библии все подчиняется закону симметрии, что свойственно поэзии и вообще искусству Востока. Это говорит о том, что само Пятикнижие и первые главы книги Бытия не претендуют на сколько-нибудь серьезное научное описание этого творческого процесса. Основное ее значение — показать, что мир сотворен Богом. В 1 главе книги Бытия трижды повторяется слово «бара», которое в переводе с еврейского означает «творение из ничего того, чего до сего времени не было». Бытописатель употребляет это слово впервые, когда говорит о творении вселенной: «В начале сотворил Бог небо и землю». Здесь впервые употребляется слово «бара» — «творение из ничего, из того, что не существовало до этого». Во второй раз это слово употребляется, когда говорится о начале жизни на земле, о появлении первых элементарных клеток — того, чем не обладала мертвая природа. В третий раз — когда говорится о творении человека.

Итак, перед нами книга «Бытие». Первые ее стихи говорят о семи днях творения. Шесть дней творения, а в седьмой день Бог почил от дел Своих. Мы с вами — дети седьмого дня. Почему?

Что-нибудь новое происходит на Земле? Вы люди грамотные и знаете, что такое Красная книга, в которую ежегодно заносятся виды, полностью уничтоженные на земле. Новых видов не производится. День седьмой, когда Господь благословил все, что Он создал, но Сам уже не творит ничего нового, — этот день будет в творческом плане открыт для нас, когда мы услышим слова: «Се, творю все новое» (Апок.). Это уже другое бытие, другое измерение, в котором мы будем жить по Втором пришествии.

Библейское учение о мироздании резко отличается от языческого миропонимания. Мы не можем сказать точно, кто написал первые строки книги Бытия. Церковная традиция, предание приписывают их Моисею.

«В начале сотворил Бог небо и землю». Заметьте, что здесь нет никакой предвечной бездны, никакой предшествующей Божеству материи. Нет ничего: ни борьбы богов, ни чудовищ, ни титанов только Творец, Который творим Своим словом.

«И сказал Бог: да будет свет». Не делает, не монтирует, а только говорит: «Да будет свет». И, конечно, тот, кто писал эти слова, понимал, что Бог не имеет рта, чтобы говорить, не имеет глаз, чтобы видеть. Бог есть Дух, но этот антропоморфизм необходим, чтобы понять способ воздействия Бога на землю, на вселенную.

Для нас важно, что написанное в первых главах книги Бытия долгое время бытовало в устной форме, а как письменная традиция зафиксировано скорее всего на рубеже 8-7 веков. Одно из самых важных положений этой главы — то, что Бог является Первопричиной, Великим Разумом, обладающим вечным Сознание. Потому что там есть слова: «И увидел Бог, что это хорошо». Увидеть и оценить может только личность. Мы видим, таким образом, что эти слова писал человек, который видел в Боге личное Божественное начало, к Которому человек может обратиться и Которое, в свою очередь, говорит с человеком. Перед нами три дня, три этапа создания мира. Первый этап — свет. О свете можно прочесть целую лекцию. Но прежде всего это энергия, из которой потом произошел весь видимый космос; в конце концов мы с вами, наша материя — это тоже энергия, которая не исчезает никуда, лишь превращается в иной вид, поэтому мы вечны в этом мире. Один раз придя на землю, приняв плоть от отца и матери, мы получаем живую душу и остаемся вечными. В этом есть тайна вечности человека. Мы не превращаемся ни в кого и ни во что, Один Бог знает пути души после смерти. Но важно, что мы созданы из духа и материи и что мы пребываем вечно в этом мире — до тех пор, пока Господь скажет: «Се, творю все новое». А что произойдет с нами в этот момент, зависит от нравственной, духовной зрелости. Сможем ли мы принять в себя эту новую творческую энергию? Будем ли сопричастны Божественному творчеству? А мы сейчас уже начинаем строить свое будущее, закладывать элементы нового домостроительства, которое ведет Церковь.

Второй этап — происхождение суши и воды. Это не просто суша и вода в нашем понимании. Это разделение в космосе хаотического вещества, из которого образуются отдельные элементы суши, элементы космических тел, которые пребывают уже не в хаотическом состоянии, а, скажем, в состоянии первотворчества. Вы, наверное, знаете теорию расширяющейся вселенной, по которой когда-то вселенная была сжата до предела. Кстати говоря, это подтверждается так называемой теорией большого взрыва: все тела во вселенной удаляются друг от друга и от центра со скоростью света. Возможно, много миллиардов лет назад, где-то был сгусток сверхплотного вещества. Что это было такое, мы не знаем. «И Дух Божий носился над водою». Что это означает?

Кстати, храм, в котором я служу, называется храмом в честь Святаго Духа. Там есть редкая фреска, и я сначала никак не мог понять, что она означает. На западной стене четверика изображена некая водная стихия и скалы, а над ними парит голубь. И больше никаких фигур там нет. А храм — в честь Святаго Духа. Ясно, что это иллюстрация как раз этого момента: «И Дух Божий носился над водою». Свв. отцы трактуют эти слова так, что Он сообщал Божественную энергию той субстанции, которая названа водою, чтобы она затем могла произвести то, что ей по Промыслу Божию дано было произвести.

Словом, возникают три элемента: материя неживая, жизнь и человек. Долгое время последовательность творения в книге Бытия подвергалась сомнению. Как мог сначала появиться свет, а затем солнце? Но тут говорится о разных вещах. Солнце, как и другие светила, появилось во второй день творения, когда появилась твердь небесная, видимый космос. О солнце как Солнце для земли говорится уже в четвертый день: «И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды» (Быт. 1, 14-16).

В данном случае речь идет не о том, что были созданы в четвертый день, а о том, что они стали явными для земли. Вам придется иметь детскую аудиторию, студенческую, и вы столкнетесь с тем, что называется дремучим сознанием. Ребята ничего не знают абсолютно. Им придется разъяснить, что значат дни как периоды творения. Как, в частности, понять, что в четвертый день появляются солнце и луна? Тут надо вернуться к тому, что мы проходили по географии и т.п. Вспомнить материю, строение Земли, разрез Земли. Помните знаменитый каменноугольный пласт? Был такой период, когда, по современным открытиям, Земля была покрыта мощным слоем растительности лесами, папоротниками. В какой-то определенный момент все это было уничтожено солнечными лучами, то есть сгорело, испепелилось, образовав мощный пласт, который мы называем каменноугольным. Как это произошло?

Это произошло именно в период, который называется четвертым днем творения. Земля была покрыта мощным слоем испарений, облаков и т.д., и лучи солнца слабо проникали на землю. Поэтому для Земли Солнце как бы не существовало. Именно на четвертый день первые солнечные лучи проникают на землю. Поэтому бытописатель — тот человек, которому это было открыто, — фиксирует это время, когда земля получает для себя солнце, чтобы чередовались день и ночь. До того этого понятия не было. Происходят первые сутки.

Третий день — происхождение суши и растений. На пятый день появляются рыбы в воде и птицы на суше. В шестой день животные на суше, и заканчивается этот период сотворением человека.

Постепенное движение от простого к сложному наблюдается в Моисеевом повествовании. Мы видим, что сначала производит душу живую вода, затем уже жизнь появляется на земле. Сейчас доказано, что первые элементарные формы жизни появились в воде. Первые пресмыкающиеся — первые животные, которые появились на Земле, — вышли из воды, что доказывает их эмбриональное состояние. Об этом же свидетельствует то, что мы видим в раскопках: многие предки животных обладали элементами рыбы, ящеров, птиц.

Как Церковь относится к теории эволюции? Некоторые богословы (такие, как Тейяр де Шарден) говорили, что теория эволюции есть, но есть и мнение, которое говорит о том, что ничего этого не было. Была ли вообще на земле эволюция? Что подразумевать под эволюцией? Прекратился ли эволюционный процесс созданием и творением человека?

Я, как священник, признаю, что идея создания Богом мира наше кредо, наше убеждение. Господь творит мир; Его Слово творит мир. А то, как творится мир, — это дело науки. То же показывает и бытописатель: от простейшего к сложному. Не сначала появился человек, а потом уже другие млекопитающие, а наоборот: от простейшего к сложному. Природа должна была пройти колоссальный путь развития, чтобы на земле появилась высокоорганизованная материя, появился предок человека в виде человекоподобного существа, способного выживать в любых условиях, вобравшего в себя все лучшее, что было на земле из живой природы. И лишь потом получившего дыхание жизни от Творца.

Далекий от домыслов, рассуждений и фантазий на эту тему великий святой Серафим Саровский говорит так в беседе с Мотовиловым: «До того как Бог вдунул в Адама душу, он был подобен животному». Епископ Феофан Затворник такие слова говорит: «Было животное в образе человека с душею животного. Потом Бог вдунул в него Свой Дух, и из животного стал человек».

Это говорят люди, которые не участвовали в спорах о эволюционном процессе. Для религиозного сознания это несущественный момент. Если кто-то говорит, что для него важно, что в определенное время появляется новая жизнь на Земле, никак не связанная с предыдущей жизнью, то он не может этого доказать и никто не может этого опровергнуть. Если была какая-то жизнь, она могла породить себе подобную жизнь. Жизнь порождает жизнь. Трижды слово «бара» употребляется как указание на начало жизни, в том числе и как начало особой жизни человека. Все остальное может произвести вода, земля. Это говорит о том, что Господь Своим Промыслом вложил в тварное бытие возможность видоизменения, совершенствования. Называйте это эволюцией или по-другому — как хотите. Для религиозного сознания это не принципиально. Если мы верим, что все создано по Промыслу Божиему, то сам процесс создания интересует ученых или богословов, которые специально занимаются той или иной теорией. Очень важно, чтобы это не было причиной разделения.

Итак, Господь творит человека. Человек создается, как мы видим, в шестой день — в один день с животными. Значит, он как бы связан с ними и является их продолжением. Действительно, по учению св. Максима Исповедника, творение состоит как бы из пяти отделов, создающих концентрические сферы бытия, в центре которых стоит человек. Поставленный на грани физического, материального и духовного миров, человек как бы сочетает в себе эти два мира, будучи причастным ко всем сферам тварной вселенной. Поэтому свв. отцы называют человека микрокосмом. О сотворении человека Библия говорит такими словами: «И сказал Бог: сотворим человека, по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, над птицами небесными, [и над зверями], и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:26-27). Все отцы Церкви, как восточной, так и западной, видят в самом факте сотворения человека по образу и подобию Божию превечную соустроенность, изначальную согласованность между существом человека и Богом. В Ветхом Завете раскрывается и выделяется одно качество, присущее Личному Богу, которое проявляется уже в первых главах книги Бытия: Бог Живой. Так называется Иегова с древних времен. И Сам Господь говорит об этом Своему народу (Чис. 14:21) — «Жив Я, [и всегда живет имя Мое,] и славы Господней полна вся земля». Бог Ветхого Завета, о Котором говорит нам первая же фраза книги Бытия, — это абсолютная реальность, Личность, Которая открывается человеку. Одно из свойств Бога — святость. Это свойство онтологически присуще Богу. Григорий Нисский говорил: «Бог по Своей природе — сама благодать». Первоначально, в собственном смысле, все, что Он творит, обладает этой благодатной силой. Согласно библейскому повествованию, первый -человек полностью отвечал высокому назначению, для которого он был создан. И сказано: «Сотворил Бог человека по образу Своему», «хорошо весьма» (Быт. 1:27,31). Так определяется в Библии степень его совершенства.

Перед нами дальнейшее повествование о человеке. Сразу оговоримся, что в первых главах книги Бытия дважды повествуется о творении человека. Когда о творении человека говорится во второй раз, о женщине не упоминается.

В тексте Библии говорится о творении человека так: «»Сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Однако существует другое описание творения человека, которое содержится во 2 главе книги Бытия (4:25). Филологи считают его более древним. Согласно этому тексту, создание человека с самого начала не предполагало разделение на два противоположных пола. Сначала Бог творит мужчину, получающего, соответственно, имя мужского рода Адам. Однако это имя указывает лишь на тварную природу человека («Адам» переводится как «созданный из земли»). Вовсе не имеется в виду его пол. Именно в этого целостного первого человека Бог вдунул дыхание жизни и сделал его душою живою.

Следующее за тем разделение полов совершается Господом с единственной целью: удовлетворить потребность человека в общении. «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2:18). После этого Бог совершает свой замысел посредством творческого акта, своего рода творения. «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию». В этом тексте сознание человеком реальности пола одновременно есть и первый опыт самосознания перед лицом другого существа, созданного из ребра.

Адам дает себе самому имя, соотнесенное с именем подруги. Отныне он не просто Адам, но муж, в то время как та, что взята от мужа, получает название «жена». А слово «Ева» значит «мать всех живущих».

В соответствии с церковными традициями мы должны видеть в образе первого человека выражение нераздельного единства его природы. Однако естественное подобие по кости и плоти недостаточно для обеспечения природного единства, в котором человек предстал бы как образ Единого Бога. Тринитарная модель жизни — это отнюдь не единство на уровне естества, но соединение в любви отличных друг от друга ипостасей. То есть человек сотворен по образу Божию.

Когда прикровенно говорится о том, что Бог есть Троица, пребывающая в любви? В момент творения человека: «Сотворим человека». Свв. отцы говорят, что это как бы Предвечный Совет Св. Троицы. Кстати, великая икона Андрея Рублева как раз и передает нам этот Предвечный Совет. Когда творится человек, Господь знает его путь, предвидит его грехопадение и поэтому от вечности готовит Сына Своего для искупления человека. Грех в мир входит не человеком. На землю он приходит с человеком, но еще раньше грех присутствовал в мире духовном, в сфере бытия духов. Об этом в Библии прямо не говорится, просто говорится, что создал Бог небо и землю, подразумевая под небом мир духовный. Но можно предполагать, что в этом творческом процессе есть уже некое тварное, противящееся воле Бога несовершенство. Говорится о том, что отделил Бог свет от тьмы. Что такое тьма? А свет? Это не просто свет и тьма. Можно сказать, что свет это то, что реально видишь, а тьма — это не свет. Это говорит о том, что в бытии мира присутствовало некое темное начало, о котором говорит бытописатель. Ведь диавол — тоже творение Божие. Эта тьма вносила какой-то хаос в мир.

Некоторые говорят, что до грехопадения не было и смерти, все жили, как волки с ягнятами, и никто друг друга не пожирал. Было такое или нет? Была ли физическая смерть на земле до грехопадения? Самое большее человек живет на земле 40-50 тысяч лет. Раньше, может быть, был какой-то дочеловеческий образ, но это еще не человек. Природа же существует миллионы, миллиарды лет. Так была ли смерть? И куда девались динозавры и все остальные?

Господь говорит Адаму: «От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:16-17). Адам знал, что такое смерть, он видел смерть. И слово «умрешь» — это не просто смерть духовная — это физическая смерть. Образ смерти был. Но для того и создал Господь человека, привел его в эту землю и сделал его владыкой, чтобы победить этот образ. Будучи бессмертным, человек мог сам вести за собой всю тварную природу к бессмертию через свою личность, через свое «я», через своих потомков.

Вот в чем была задача человека, вот для чего он был создан на земле. Не просто плодиться и размножаться, не для того человек был создан на земле, чтобы просто населять ее. Ведь сказано: владычествовать над природой, а это не просто быть. Владыка твари должен природу вести к совершенству. И человек должен был привести весь мир к Богу. Вот как об этом говорят наши свв. отцы:

Не имея в своей природе греха, человек, как нравственное существо, должен был совершенствоваться (по выражению блж. Августина), «восходя от возможности не грешить к невозможности грешить». Возможность не грешить при постепенном утверждении в добре могла перейти в невозможность грешить. Плоды древа жизни, растущего посреди рая, давали человеку возможность бессмертия. Сотворив человека, Бог дает ему одну-единственную заповедь: не есть от древа познания добра и зла, ибо «в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:17). Эту заповедь можно рассматривать как первый доисторический завет между Богом и человеком. Соединенный с Богом на земле, Адам знал, что измена несет ему гибель. Бог предписывает Адаму и Еве запрещение вкушать от плода известного дерева и провозглашает тем самым существование нравственного закона свободы, который эти запрещения предполагает. Сотворенный по образу Божию, человек поставлен над всеми обитателями земли, и царственная власть дана ему при условии исполнения только этой заповеди: не вкушать от древа познания добра и зла. Эта заповедь является выражением сознания зависимости его от Творца. Райская заповедь дана была человеку для того, чтобы сделать свободу первого человека сознательной, и должна была упражнять волю человека через послушание ее добру.

Св. Ириней Лионский: «Сотворенный Богом человек Адам обитал в потенциальном бессмертии». В понимании св. Иринея Лионского, Адам был ни необходимо смертным, ни необходимо бессмертным. Его восприимчивая, богатая возможностями природа могла непрестанно питаться благодатью и настолько преображаться ею, что смерть не была в состоянии подчинить себе его Богоданную природу. Благодать Божия, которой питался Адам, — это и есть древо жизни, которое постоянно давало ему возможность потенциального бессмертия.

Смерть была в мире, и Адам имел о ней представление. До Адама и растения, и животные подвергались тлению, это был естественный процесс для развивающегося мира. Возможность смерти была в мире для того, чтобы человек мог сделать ее невозможной. Вот как говорит об этом св. Максим Исповедник (цитируется по В.Лосскому):

«Первый человек призван воссоединить в себе всю совокупность тварного бытия. Он должен был одновременно достигнуть совершенного соединения с Богом и таким образом сообщить состояние обожения всей твари. Ему нужно было прежде всего в своей собственной природе преодолеть разделение на два пола путем бесстрастной жизни по первообразу Божественному. После этого он должен был соединить рай со всей землей, то есть нося постоянно рай в себе и в силу постоянного общения с Богом (если хотите, Древом Жизни), он должен был превратить в рай всю землю. Затем ему предстояло уничтожить пространственные условия не только для своего духа, но и для тела, соединив землю и небо, т.е. весь чувственный мир, Перейдя границы чувственного, он должен был затем путем познания, равного познанию духов Ангельских, проникнуть в мир сверхчувственный, чтобы соединить в себе самом мир сверхчувственный и чувственный. И, наконец, не имея ничего вне себя, кроме одного Бога, человеку ничего не оставалось бы, как полностью всего себя Ему отдать в порыве любви и вручить Ему всю вселенную, соединенную в его существе человека. Тогда Сам Бог, со своей стороны, отдал бы Себя всего человеку, который по этому дару, т.е. по благодати, имел бы все то, что Бог имеет по природе».

Что такое древо жизни? Это источник живой воды, это пища, которая поддерживает, непрестанно обновляет жизнь человека, жизнь человека, способствует расцвету всех его способностей, прежде всего духовных.

Церковное песнопение говорит нам: «Се, Херувим отступает от древа жизни, и аз райской пищи причащаюся» (стихира на Рождество Христово). О чем это говорит? Ангел отступает от древа жизни, и я (т.е. христианин) райской пищи причащаюсь. То есть древо жизни — это Сам Господь, Христос, Который дал нам возможность общения с Ним в Святых Христовых Тайнах. Поэтому общение с Богом уподобляется древу жизни.

Общение с Ним становится невозможным, когда совершается грех. Но до греха Господь открывает Себя. Почему потом Господь запретил человеку подходить к этому древу? Это было промыслительно и мудро, мы поговорим об этом позже. Что означает древо познания добра и зла? Человек обладает внутренней свободой и может творить и добро, и зло. В древе познания добра и зла заключена возможность самому определять, что есть добро, а что есть зло. То есть быть мерилом своего морального сознания.

Человек страдает от того, что не может привести в соответствие две шкалы ценностей: с одной стороны, то, что ему хочется, кажется ему приятным, вкусным и сладким, а не горьким и тошнотворным, но эта шкала ценностей не соответствует другой шкале — Божией. Две шкалы добра —Божеская и человеческая — не совпадают. Человек не перестает оценивать свои желания, которые может осуществить, по собственной шкале ценностей и всегда страдает от того, что доброе отталкивает его, а зло продолжает быть привлекательным.

Поэтому Бог дает запрет Адаму. Это есть испытание — не преступать этого предела, не вводить своей шкалы ценностей для определения добра и зла, той шкалы, которая основана на своих собственных желаниях и вкусах.

Как же происходит падение человека? Рассмотрим трагедию, которая описана на страницах Библии. Участником ее становится еще одно действующее лицо в образе змия. Заметим, что искушению подвергается не мужчина, а женщина (последствия этого указаны ниже). На сцену выходит змей-искуситель. Не будем говорить, что такое змей. Вообще в змее как тварном существе ничего плохого нет. Это просто образ, который подсознательно вошел в нашу природу, поэтому змей ассоциируется у нас с чем-то нехорошим. Это, видимо, образ Ангела тьмы, который предстает перед Евой и искушает ее.

Искуситель сначала говорит слова, которые искажают смысл требования Бога. Он не только не ослабляет его, но усиливает: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?». Эти слова заронили в душу Евы беспокойство: или я неправильно поняла? Но она сопротивляется внушению змея, поправляет его, воздав тем славу Богу, т.к. ей не хочется представлять Его страшным деспотом. Она говорит: нет, плоды с деревьев мы можем есть, только плодов с дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте, не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть. Бедная Ева находится под впечатлением требования Бога и добавляет от себя, что Бог сказал: и не прикасайтесь. Но Бог сказал: не ешьте их. Эта предосторожность имела вторичное действие. Сказав «не прикасайтесь», она возбудила свое воображение, и запрещение Бога стало занимать все большее место в ее сознании.

Итак, змей достигает своей цели: мысль о запрещении неотступно преследует человека. Затем он затрагивает причины запрета. Ева говорит слова Бога: не ешьте, чтобы не умереть вам. А змей ее поправляет, т.е. искажает смысл своей поправкой: «Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло». На Еву это производит сильное впечатление: как же так — я поверила, что плоды этого дерева принесут мне смерть, я поверила, и доверилась Богу, как дитя, которое Он уберегает от огня. Но вот змей говорит мне противоположное: у Бога другие мотивы. Если верить змею, то Бог поступает как деспот, который ревниво борется за Свою власть, и не желает, чтобы кто-нибудь другой получил возможность оценивать добро и зло. Ибо это Его привилегия, Он хочет быть единственным властелином. Итак, Ева обеспокоена, в ее душе сомнение. Но что было дальше? «Тогда увидела жена», — говорит нам Библия? Почему «тогда»? Потому что это результат искушения. Именно после искушения — «и увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание». Воображение ее взыграло, и она придает дереву особую притягательную силу: а что, если древо и плоды действительно сделают меня богом?

От этого закружилась голова и утратилось понимание истинных ценностей и стало ясно, что нужно освобождаться от власти деспотичного и ревнивого Бога. Плод срывается, и женщина вкушает его. Как только это происходит, она вспоминает о своем муже — подобном себе существе, с кем она может поделиться тем, что с ней произошло. И направляется к нему, чтобы не быть одинокой в том опасном предприятии, на которое она решилась. И муж делает то же самое. Если говорить по-нашему: умирать, так вместе. А быть богами — значит быть вместе. Адаму не приходила в голову мысль вкусить плод с дерева, он не обладал тем воображением, которое было у Евы. По одной инициативе падают двое. Поражает тонкость повествования: «И он ел. И открылись глаза у них обоих». Вот оно, новое знание, о котором говорил змей. Открываются глаза у обоих.

Происходит падение. «Узнали они, что они наги». Они получили новое знание, но совсем не то, которого ожидали. Здесь есть момент особой ответственности. Когда у нас происходит искушение? Услышать о чем-то, увидеть что-то — это еще не поступок. Можно и видеть, и слышать. Вина начинается тогда, когда начинаешь внимательно прислушиваться и проигрывать в себе ту услышанную возможность, забыв весь свой опыт общения с Богом. Можно увидеть все. Кто вам мешает? Вы свободные люди. Но если вы после этого не сможете преодолеть искушения, то в сердце у вас будет мысль: ах, не знал бы — не было бы греха. Грех начинается тогда, когда склоняешь сердце свое к тому, что увидел и услышал. Все что угодно мог увидеть человек. Вспомним Новый Завет, Спасителя нашего Господа Иисуса Христа. Сколько Он ходил по городам и весям, и мытари, и прелюбодейцы, и грешники — кто только не окружал Его! Разве это оскверняло Его? Он проходил мимо, шел дальше, никого не осудив. Господь осуждал грех. Зло не касалось Его. Но мы с вами грешны от чрева матери, и любое зло, которое мы видим, сразу же входит в наше сердце и мешает нам. Корень зла именно здесь.

Еще один момент. Что такое нагота?

Как понимать, что они были наги, Адам и жена его, и не стыдились, а затем увидели, что наги?

Для нас нагота — это влечение, эротика, когда мы не просто видим наготу (человек обнаженный прекрасен), но если себя определенным образом настраиваем, то испытываем влечение. Но в Израиле так мог подумать только какой-нибудь чудак. Для них нагота — это прежде всего позор, нищета. Иначе говоря, сознание своей незащищенности, растерянности перед лицом опасного присутствия, страх перед физическим, но еще более перед духовным насилием.

И мужчины, и женщины у нас стремятся нарядиться, а не просто одеть себя. Мы смотримся в зеркало: как мы выглядим? Это нормальное явление. Потому что одежда — это продолжение нашего «я», нашей личности. Одежда определяет внутренний облик и лик — это относится и к мужчине и к женщине. Это стремление к тому, чтобы быть. Человек хочет казаться личностью в глазах других: я есть я. Если он не может утвердиться как личность, он делает это через свое внешнее бытие, через одежду. Вот что означает для нас одежда. А стать нагим означает провалиться в той роли, которую играешь перед другими, обнаружить свое желание несостоявшимся, предстать перед другими в том виде, в каком видишь себя в глубине своего сознания.

Никому не хочется быть пойманным за руку с поличным. Поэтому когда грех выходит наружу, начинается драма, его пытаются прикрыть. В этот момент есть риск полностью отдаться греху. Пока твой грех известен только тебе, ты еще можешь его скрыть. Но если он известен многим, ты уже не можешь выдавать себя за праведника. Итак, стать нагим — значит выставить на всеобщее обозрение свой позор.

Ссылки по теме
Форумы